10:26 , 25 августа 2014

«Я оказался, как Алиса, в стране чудес»

Оригинал текста на Йоде

 
  Первый Макдональдс открылся на Пушкинской площади четверть века назад. Работать там было престижно и выгодно. Для многих москвичей трудоустройство в Макдональдсе стало единственным шансом прилично зарабатывать и начать строить карьеру в 90-е годы. Людей, которые вошли в первую бригаду сотрудников Макдональдса, набирали долго и тщательно. Мы нашли москвичей, которые прошли этот конкурс, и работали первые годы в Макдональдсе. И они рассказали нам свои истории спустя 25 лет. 

    
  Юрий Чекалин, преподаватель английского, Токио

Я решил пойти работать в Макдональдс сразу после школы, на первом курсе экономического факультета МГУ. Я волновался перед собеседованием, тогда работа в Макдональдсе считалась престижной и интересной. Можно было хорошо зарабатывать и есть бесплатно. Больше всего шансов устроиться в Макдональдс было у студентов со знанием иностранных языков. Люди среднего возраста среди сотрудников Макдональдса тоже были, но они, главным образом, трудились грузчиками ночью. Я работал на кассе: приезжал после учебы и заканчивал где-то в полночь. Ресторан закрывался раньше, потом надо было убираться.

Сейчас в это трудно поверить, но 20 лет назад Макдональдс был чем-то удивительным. Кусочек другого мира. Как другая планета. Туда приходили знаменитости. Однажды заехал бывший госсекретарь США Джеймс Бейкер. Он запросто здоровался за руку с работниками, пока осматривал зал. Люди часами стояли в очередях, несмотря на то, что цены тогда были довольно высокими. Очень любили Макдональдс «братки». Они набирали много еды, деньги тогда были шальные, так что не жалели на ветер их кидать. Нас эти парни в малиновых пиджаках просили провести без очереди, готовы были за такую услугу 200 долларов заплатить. Некоторые ребята, конечно, не отказывались от заработка. Были и другие виды «коррупции». Некоторые коллеги выносили гамбургеры наружу за дополнительную плату, которую клали себе в карман.

Первое время постоянно была давка, поэтому отследить подпольную торговлю было трудно. Или делали так: клиент заказывает три гамбургера, работник пробивает один, остальное делит с напарником. Асы умели не пробивать вообще. Клиенты, конечно, чек не требовали и менеджерам не жаловались. Для них все было в диковинку. Помню очень милого, интеллигентного товарища в шляпе и за руку с сыном: «Мне, пожалуйста, одинокий чизбургер». Помню старушку: «Отсыпь мне жареных бананчиков, сынок». Она жареную картошку за бананы приняла. Или однажды женщина меня удивила вопросом: «Юра — это ваше имя или макдональдское?». Посетители сливали в пакетики жидкое мыло, забирали с собой пластиковые коробочки из-под Биг-Мака, мол, в хозяйстве пригодится.

Москвичи, конечно, не за диковинной едой в таких очередях стояли. Они стояли за возможностью побыть в другом мире, поэтому мне было так интересно работать. Потом я уехал учиться в США. В Бостоне, кстати, некоторое время работал в Макдональдсе. Был разочарован, когда понял, что Макдональдс — обычная забегаловка.

 

Дмитрий Целяпин, предприниматель, Москва

Я учился в химико-технологическом университете имени Менделеева и протирал штаны в НИИ. Мне 23 года, море надежды и энергии, а тут такое дело — Макдональдс открывается! Значит, ветер перемен стал слегка поддувать, значит, будет что-то интересное. И пошел на собеседование. Я не знал иностранных языков, но произвел хорошее впечатление на менеджеров, и меня зачислили. Наверное, из-за горящих глаз и отсутствия опыта работы в советской системе общепита. Работал я в ночную смену. Мы должны были готовить ресторан к открытию, убирать, чистить оборудование. Нет, мне не было скучно.

Я на всю жизнь запомнил свое первое впечатление от Макдональдса — все улыбались. И запах иностранных сигарет, и все кругом чистое, новое, блестит. Я оказался, как Алиса, в стране чудес. Мне сейчас 47 лет, и этот год работы в Макдональдсе — одно из самых ярких впечатлений в моей жизни. Мы работали по 14 часов и очень хорошо себя чувствовали из-за душевного подъема и корпоративного духа. На торжественном мероприятии после открытия мне вручили подарок за особые заслуги перед открытием — часы. Конечно, китайская ерунда по сегодняшним меркам, но тогда это было очень круто.

Особенно запомнился директор Макдональдса Хазмат Хасбулатов. Он был совершенно не похож на руководителя советского толка. К нему в кабинет любой сотрудник мог войти. Он был дружелюбен, открыт и отзывчив. Перед нами расстилались карьерные перспективы. Мои коллеги уезжали в Канаду учиться, потом возвращались и уходили на повышение.

Я карьеру в Макдональдсе делать не стал, но для меня эта работа была важной школой жизни. Там я понял, что не должно быть двойных стандартов. Пришла однажды важная тетенька, вызвала директора ресторана, сообщила, что она домработница известного человека и заявила, чтобы ему присылали обеды на дом. Ей сказали, что тут так не принято. По ночам приезжали милиционеры и требовали, чтобы их покормили. Им отказывали. Нам показали, что любая работа достойна уважения, если ее выполняют честно. Нам объясняли, что и зачем мы делаем, какой каждый вносит вклад в общее дело. Нам хорошо платили, в конце концов. В Макдональдсе я увидел, что такое демократия в действии. Это было первое столкновение с западной цивилизацией. Я тогда понял, что никогда не вернусь в советскую реальность.

 

Снежана Леонтьева, коммерческий директор
в ювелирной компании, Москва

Объявление о наборе в Макдональдс я увидела в популярной тогда газете «Московский комсомолец» и загорелась, там столько платят — 250 рублей в месяц! Я только закончила ПТУ по профессии «Варщик карамельной массы с умением работать на завертывающих машинах». Собеседование проводил сам Джордж Кохан. Он спросил, что я могу предложить «Макдональдсу». Я была рыжая, хамоватая и без переднего зуба, но не растерялась и ответила: «Свою очаровательную улыбку». Меня, видимо, за чувство юмора приняли.

Готовились к открытию первого Макдональдса очень серьезно. Мы начали учиться в 89-ом году, а открылись в 90-ом. Нам показывали разные американские чудеса — мы единая команда, мы отвечаем друг за друга. Мне все это очень нравилось, потому что такого никогда не было. И мы правда подружились. Своего лучшего друга я нашла в Макдональдсе, мы до сих пор близки.

Работали мы весело, с огоньком. Руководство объявляло разные конкурсы с призами. Например, чем больше примешь заказов, тем больше призов получишь. Я хитрила, как и многие. На каждую позицию заказа выбивала по одному чеку. Получалось — клиент один, а чеков несколько. Заказы считали по чекам. И друзей я могла без очереди проводить! Они так мне завидовали.

Каждый день нес открытия. Именно в Макдональдсе я в первый раз увидела вживую Филиппа Киркорова и черного большого таракана, которого иностранцы привезли, видимо, с собой. А однажды к нам после девяти вечера забежало огромное количество людей. Они покупали порционный кетчуп и расплачивались купюрами в 50 и 100 рублей. Тогда Горбачев подписал указ об изъятии из обращения и обмене 50— и 100-рублевых купюр образца 1961 года. Для того, чтобы их поменять на более мелкие купюры дали только несколько дней. Мелочь у нас быстро кончилась, а люди все шли и шли. И вставали в очередь.

 

Дарина Шевченко

Читайте нас в ТвиттереФейсбукеВКонтакте



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире