14:51 , 03 декабря 2012

Самодержавная демократия — изобретенная постсоветской Россией система управления гражданами

Человек смертен. Неважно, являются ли появившиеся в российской и зарубежной печати слухи о нездоровье и возможном инсульте Путина верными или ошибочными — для каждого человека болезнь и смерть вопрос времени: много ли мы знаем здоровых людей, родившихся в 1600-ом году? Выборы определили для Путина шесть (а «суверенная», читай самодержавная демократия 12) лет нахождения наверху — но сколько будет на самом деле? Александру Македонскому тоже пророчили долгую жизнь. И Цезарю. А что получилось? Империя Александра была в считанные годы разрушена и поделена между «наследниками» Селевкидами, Антиохами и Птолемеями. Рим после убийства Цезаря погрузился в гражданские войны, в которых воевали сначала сторонники Цезаря с его убийцами, а затем цезарианцы между собой. Нужна ли России такая система? Нужны ли России войны «за путинское наследие», подобные многолетней войне между Марком Антонием и Октавианом, на 13 лет Империю расколовших впервые? А ведь в античности на вооружении были не водородные бомбы, бомбардировщики, танки, истребители и ракеты, а всего лишь мечи, копья и стрелы!

Оказавшись перед фактом учреждения Ельциным Российского Принципата как института при котором Президент-наследник определяется предыдущим, после чего «суверенная демократия», она же тоталитарная и самодержавная обеспечивает его избрание большинством, России абсолютно необходимо взглянуть на опыт первопроходца принципата: древнего Рима, чтобы проверить, в самом ли деле это было такое уж вдохновляющее, обеспечивающее государственную стабильность, безопасность «элит» и счастье плебса общественное устройство: принципат?

Ограничим беглый анализ первыми четырьмя принцепсами, наследовавшими Августу, который принципат изобрел. Избранный Августом на этот божественный пост принцепс Тиберий в первые годы своего принцепствования казавшимся достойным наследником своего милосердного предшественника. Однако время стремительно изменило его. И дело даже не только в казнях, совершавшихся по прихоти самого принцепса или его окружения. Речь идет о деградации личности главы государства, его души. В последние годы жизни в (выражаясь современным нам языком) аппарате администрации принцепса Тиберия работал штат выдумщиков высочайших удовольствий (из которых, кстати, впоследствии вышли даже императоры! – что говорит о значимости этого учреждения по сравнению, скажем, с сенатом, из которого ни одного императора Рима не вышло). Среди множества развлечений Принцепса упомянем одно: в своем дворце на Капри Тиберий (согласно Светонию) занимался сексом в бассейне с совсем маленькими детьми. Менее известно что следовало за этим. А следовало вот что: Избранник Августа собственноручно сбрасывал многих из этих мальчиков, с которыми только что занимался «любовью», с утеса, расположенного неподалеку от его резиденции.

Наследником наследника божественного Августа был Калигула. Эта Надежда Рима начал с того, что сделал своего коня сначала жрецом, потом сенатором. На пиру Калигула открыто брал жен аристократов и не скрываясь, развлекался с ними. В определенные дни перед принцепсом проводили, как лошадей на базаре, жен римлян, принадлежащих к высшему кругу, а Калигула говорил: эту хочу, эту не хочу. Возвращая – открыто и не скрываясь – после своего августейшего совокупления с женщиной мужу. Во время пира Калигула любил созерцать, как избранных им для этой великой чести сотрапезников обезглавливают. Такой вот философ на троне. И так день за днем, год за годом…

Принцепс Калигула, наследник Августа, порождал атмосферу неопределенности в империи. Не большую Чем Иван Грозный со своими опричниками. Но и не меньшую.

Наследовавший Калигуле Клавдий был, возможно, единственным императором Рима который был на сто процентов гетеросексуален. Но это не означало, что он был морально чист – скорее аморально устойчив. Вот что происходило в семье так сказать, правнучатого наследника Августа Октавиана. Третья жена императора Клавдия Мессалина старшая побила все рекорды распутства. Доказательства? Ну вот например такое. Принцепша (то есть, выражаясь по современному, Первая Леди) вызвала самую выносливую римскую куртизанку – на состязание: кто за ночь примет больше мужчин. И победила! Согласно Тациту, чтобы провозгласить императором своего любимого любовника Гая Силия, Мессалина Старшая без ведома Клавдия официально – при жизни мужа! – оформила брак с возлюбленным. Когда заговор был раскрыт, Мессалина Старшая по приказу Клавдия была казнена. Однако следующая, четвертая жена Клавдия Агриппина оказалась не лучше. Как только очередная Первая Леди Римской Империи добилась назначения следующим принцепсом своего сына от предыдущего брака (в обход кровного сына Клавдия Британика от помянутой Мессалины) муж-повелитель-империи был отравлен грибами. За ненадобностью дальнейшего существования.

Вопреки легендам, римские гладиаторы республиканской эпохи редко дрались до смерти. Клавдий изменил эти правила. При нем – и начиная с него – если ретиарий, вооруженный трезубцем и. сетью, терял шлем, так что публика могла увидеть его лицо, нерасторопного полагалось немедленно добить. Именно при принцепсе Клавдии обыденное развлечение свободного римлянина стало сопряжено с садизмом. Не будь тишайшего по сравнению со своими предшественниками и преемниками императора Клавдия, сомнительно, чтобы центральным и самым значительным сооружением в стран, мог стать не храм, не библиотека, не сенат, не форум, и даже не царский дворец, а Колизей, предназначенный для убийства как развлечения и возведенный Флавиями в следующем поколении. Именно тогда Рим стал местом поклонения всем культам сразу. Верующие в Бахуса сбившись в десятки, сотни и тысячи, напивались, считая что опьянение, приближая к их Богу. Другим всенародным культом при Клавдии стал Культ Кибелы. Это вероисповедание среди прочих кровавых игрищ требовало самокастрации жрецов. Ни много ни мало.

На фоне трех первых наследников Августа вызывает удивление, чем собственно, мог поразить Рим следующий назначенный принцепс. И тем не менее, следующий за Клавдием Президент (принцепс, как в древнем Риме называли «избранного» главу государства) сумел поразить. Не только город Рим, не только Римскую империю – он поразил всю историю человечества от Древнего Рима до Наших дней. Звали этого надежду Мира Нерон. И дело даже не в том, что этот певучий юноша убил большую часть членов своей семьи, включая собственную мать – этим историю не удивишь. Нерон вошел в историю как правитель, нарушавший все принятые нормы ПУБЛИЧНО. Если Тиберий сбрасывал детей со скалы, Калигула проводил перед собой жен патрицаев на предмет хочу-не хочу, а Клавдий наблюдал за чудовищным развратом в своей семье без публичной огласки, принцепс Нерон нарушал традиции Рима и нормы цивилизации открыто. Он не скрывал сожительства с собственной матерью и при стечении народа демонстрировал любовные отношения с красивыми юношами, которых привязывали к столбам, а Принцепс Римской Империи делал с ними все, что его похоть жаждала, – после чего, упоенный, отдавался, как женщина, красавцу-любимцу. Император мог появиться на улицах Рима, развлекаясь насилием и разбоем. В театральном искусстве Нерон был первооткрывателем весьма своеобразного реализма: при нем, если по ходу пьесы одного из героев убивали, то его убивали на самом деле. Однако все это сущие пустяки по сравнению с главным деянием жизни этого Гаранта Римского Права: Принцепс Нерон приказал поджечь Рим, а, наблюдая за распространением огня, распевал песни Гомера о пожаре Трои, аккомпанируя себе на кифаре. Когда же огонь утих и город сгорел, чтобы успокоить в прочее время спокойный плебс, задобренный бесплатным хлебом и дешевыми зрелищами, принцепс обвинил в содеянном злодеянии малоизвестную до этого секту христиан, которых подверг чрезмерно жестоким даже на взгляд привыкших к жестокости римлян мучениям (сделав христианство при этом, кстати сказать, впервые повсеместно известным). Певучий принцепс начал использовать для освещения улиц верующих в Христа, облитых горючим, в качестве живых факелов. Даже для привыкших к мучавшимся на крестах, расположенных вдоль Аппиевой дороги, патрициям, всадникам и плебеям, это было «немножечко» чересчур. Сочувствие страдальцам сыграло неожиданную для руководства страны роль: христиане вызвали массовое сочувствие, а сама религия приобрела популярность.

Во время президенства (принципата) Нерона стерлась грань не только между театром и амфитеатром, но Во время своего принципата(президентства) Нерон превратил в арену весь вечный город, столицу империи Рим. И именно этого – даже после его жестоких предшественников и последователей – история ему не простила.
Поставим здесь точку. Не потому, что следующие за этими четырьмя Принцепсы Рима были мудрее и милосерднее, а просто потому что мудрому – каковым автор считает народ России, – достаточно. Пришла пора задуматься о сказанном. Вопреки намерению основателя принципата, НИКАКОЙ ПРЕЕМСТВЕННОСТИ ОТ ОДНОГО ПРИНЦЕПСА К ДРУГОМУ НЕ НАБЛЮДАЛОСЬ. Причина в самой природе власти, передаваемой по назначению (формально принцепсов избирал сенат, который на самом деле ничего не решал: не напоминает ли Вам это что то другое, граждане Третьего Рима?). Внезапные смены процветаний на катастрофы в Риме-без-номера не случайны. Они в самой природе принципата, при котором судьба страны находится в руках одного единственного человека, а все остальные учреждения, в том числе якобы выборные (сенат, народные трибуны, консулы) играют декоративную роль.

В принципате Древнего Рима были и светлые, устойчивые периоды. К ним относится, прежде всего правление династии Антонинов (Нерва, Траян, Адриан, Антоний Пий и Марк Аврелий с Луцием Вером как соправителем). Однако устойчивость и процветание сменились катастрофой внезапно, когда, казалось, ничто не предвещало беды. Она разразилась с приходом во власть Коммода, первым в этой династии, кстати сказать, не усыновленным а ‘генетическим’ сыном предшествующего императора. Им  был не кто-нибудь второсортный, а  один из самых просвещенных правителей в истории человечества, философ на троне Марк Аврелий. В гареме Коммода было несколько сот женщин и примерно столько же мальчиков. Глава Государства развлекался, подкладывая в явства пирующих с ним кал, препарировал живых людей, переименовал Рим в город Коммода и хотел сжечь «столицу мира» как свою собственность но смерть помешала. Философ на троне — воплощенье мечты Платона об идеальном правителе — оказался слепее всех правителей-нефилософов, оставив править после себя изверга. Словно небеса над человечеством насмехались и чему то пытаются научить…
В 21 веке события разворачиваются несравненно быстрее, чем в первые века нашей эры. То же касается динамики перемен. Поэтому надеяться на то, что в принципате Рима за номером три будет сохранение территории, безопасность элит и сносная жизнь плебса хотя бы на протяжении жизни «здравствующего поколения» нет никаких оснований. В том, что будет диаметрально наоборот, с вероятностью единица можно не сомневаться.

Единственной силой, которая сдерживает верховную власть, является ее неабсолютный характер, зависимость от общественных институтов, от воли народа, его реальных а не назначенных представителей. Понять это России с ее многострадальной историей необходимо сегодня, когда страна с великой культурой и с одним из самых образованных населений за всю историю человечества, находится на пороге Нового Принципата, Принципата Двадцать Первого Века. Назначенные наследники власти никогда не следуют линии, определенной предшественником. И происходит это раз за разом, из века в век, не случайно, и не из за неудачного выбора того или иного наследника, а в силу самого принципа: назначения в верховную власть. Дело не в том, хорош нынешний принцепс или наоборот. Проблема – в самом неискоренимом пороке системы назначения во власть и иммитиации народного волеизъявления.

При этом самый беспощадный удар, как показывает история, при принципате направлен на правящий класс – а также (если он не успевал умереть естественной смертью) на Главу Государства. Из первых двенадцати Цезарей (от Юлия до Домициана) только двое (Август и Веспазиан) умерли естественной смертью (был ли отравлен Тит историки спорят, остальные девять были несомненно убиты). Из шестидесяти императоров, правивших Империей от Цезаря до катастрофы 3его века (когда империя вновь начала расщепляться) лишь десять умерли, не будучи умерщвленными. Римский Сенат, не в результате переизбрания, а в результате убийства сенаторов, полностью «обновился» несколько раз. Назначение преемников было придумано власть имущими как система, которая – как им казалось – наилучшим способом ИХ защитит. Тогда как на самом деле происходит наоборот: при принципате правящий класс и лидеры государства уничтожались свирепо и постоянно. Над этой статистикой самое время задуматься элитам страны, называющей себя Римом за номером три. А также Президенту Державы.

Активность Окружения Повелителя, начинающееся во все времена при слухах о его ослаблении или болезни, в России особо опасен. Потому, что окружение это подбиралось не по принципу квалификации, интеллекта, организаторского таланта или масштабов мировоззрений страной управляющих, а верности Президенту. Водевиль, происходящий вокруг эксминобороны,— лишь видимая часть айсберга схватки бульдогов – они же и моськи, если смотреть не по должностям, откатам и капиталам, а по значимости как личности – под ковром Тайны. Той самой, что может страну окончательно и стремительно доконать.

Граждане Третьего Рима! Господа элитарии! Президент Третьего Рима Владимир Владимирович Путин! Будем надеятся, что в 2012 году вопреки слухам вы пребудете в  здравии. Задумайтесь над тем, как умирали Принцепсы Рима-без-номера (в подавляющем большинстве: 50 из шестидесяти — насильственной мучительной смертью), наследником которого Российская Империя объявила себя. Задумайтесь, что было с римскими сенаторами и патрициями (олигархами и элитариями в переводе на современный нам русский), в колоссальных количествах лишаемых собственности и убиваемых самым жестоким образом (как, кстати, и дворянство третьего Рима, и аристократия, и члены Царского Дома в большевистский переворот). Задумайтесь, наконец, – если Вам дорога не только своя судьба, но также своя страна, обеспечивающая Вам благоденствие и безопасность: к чему Принципат и «управляемая демократия» привели Рим? Великий город, пройдя через все муки ада, распался.

Аналогия между общественными устройствами третьего Рима и Рима без номера очень опасна. Стоит ли их повторять? Пока не поздно, задумайтесь.

А также — посмотрим сколько читателей ЭХА захочет вообще вдумываться и читать про Коммода и Клавдия. До которых им дела нет — то, о чем сегодня сказал президент Путин, важнее.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире