yavlinsky_g

Григорий Явлинский

04 декабря 2016

F
04 декабря 2016

Страх прошлого

Вместо того чтобы к столетию одного из наиболее трагических событий ХХ века честно оценить октябрьский переворот 1917 года и его последствия или хотя бы попытаться подвести черту под смутным временем, стоившим России десятков миллионов жизней и исковерканных судеб, Путин, по существу, призвал снова уйти от этой темы. Неудивительно, ведь сегодняшние российские власти понимают, что правда о причинах Февральской революции, об октябрьском государственном перевороте, о большевистском строе — это правда и о них тоже, в значительной степени правда о нынешней системе.

С ОДНОЙ СТОРОНЫ, НО С ДРУГОЙ СТОРОНЫ…

В послании Федеральному собранию президент ничего не сказал о том, как выполнена предыдущая дюжина его посланий. Не сказал он ничего и о выходе из экономического тупика, в котором в последние годы оказалась страна — согласно оценкам Минэкономразвития и Центробанка, России предстоит 20 лет стагнации. Речь состояла из записок и докладов ведомств по различным частным вопросам: рождаемости, жилья, сельского хозяйства, оборонно-промышленного комплекса, инфляции, коррупции…

Философия этого послания и вообще позиции по всем мало-мальски сложным и важным вопросам незамысловаты: «с одной стороны, но с другой стороны…» Вот, к примеру, традиционный для советских руководителей пассаж из речи Путина о противостоянии интеллигенции и «ура-патриотов»: с одной стороны, «если кто-то считает себя более продвинутым, более интеллигентным, даже считает себя поумнее кого-то в чём-то, — если вы такие, то с уважением относитесь к другим людям», а с другой стороны — «считаю неприемлемой и встречную агрессивную реакцию, тем более если она выливается в вандализм». Так проговаривается «желание и рыбку съесть, и плыть на пароходе»: вы не умничайте, а вы поаккуратнее хулиганьте. Суть дела не интересует, позиция нам тоже не нужна, вместо этого будем манипулировать — то одних поддержим слегка, то других притормозим.

ЦИТАТА ВНЕ КОНТЕКСТА

Но несколько знаковых тезисов лично от президента все же прозвучали. Например, докладчик вспомнил о величайшей российской катастрофе — насильственном государственном перевороте в октябре 1917 года, следствием которого стала гражданская война, массовый террор и в конечном счете распад страны. Путин говорит, что, с одной стороны, «общество нуждается в объективном, честном, глубоком анализе этих событий». Однако, с другой стороны, президент тут же закрывает тему: «Недопустимо тащить расколы, злобу, обиды и ожесточение прошлого в нашу сегодняшнюю жизнь <...> По какую бы сторону баррикад ни оказались тогда наши предки <...>, мы единый народ».

В подкрепление своих слов Путин цитирует текст философа Алексея Лосева о том, что, несмотря на «многие и томительные годы борьбы, недостатка, страданий», «для сына своей Родины все это свое, неотъемлемое свое, родное». Это тот самый Лосев, которого в начале 1930-х приговорили к десяти годам за книгу, открыто отвергавшую марксизм и официальную философию большевиков и определявшую все это как опасный миф. Он отбывал наказание на строительстве Беломорско-Балтийского канала, где почти полностью потерял зрение. Цитата Лосева в президентском послании обрывается и использована вне контекста. Философ Алексей Лосев человек, который «многие годы провел в заточении, гонении, удушении», написал эти слова в совершенно особых обстоятельствах: в августе 1941-го года перед лицом смертельной угрозы народу и стране. Не думаю, что слова человека, который после лагерей и тюрьмы принял монашеский постриг, слова, сказанные еще и в такой момент, могут служить для сегодняшних властей оправданием призыва забыть все то трагическое, что произошло со страной.

Цитируя Лосева, Путин пытается аргументировать, что «уроки истории нужны нам прежде всего для примирения, для укрепления… согласия, которого нам удалось сегодня достичь». Однако на деле это прямое указание мединским и иже с ними никому не позволять ничего анализировать, перекрыть в будущем знаковом году все темы и проблемы «ура-патриотизмом», и близко не допуская выяснения истины и исторической правды. Для сохранения нынешнего положения и несменяемости власти руководство страны подменяет тему исторической памяти бессодержательными разговорами о якобы достигнутом в последние годы «единстве народа». Вместо того чтобы к столетию одной из наиболее страшных трагедий ХХ века исторически честно и непротиворечиво оценить эти события, объяснить их, открыть дорогу в будущее, к новому современному государству или хотя бы попытаться подвести черту под смутным временем, стоившим России десятков миллионов жизней и исковерканных судеб, Путин, по существу, призвал снова уйти от этой темы.

ПОСТИЖЕНИЕ ПРАВДЫ

Не знаю, о примирении кого и с кем в нынешних условиях говорит президент, но примирение возможно только на какой-то основе. Если нет правды и честности в оценках и анализе, если нет смелости смотреть в глаза истории собственной страны, то нет и содержательной основы для примирения. Вместо этого — пустые лозунги, призывы и передернутые, вырванные из контекста цитаты.

А между тем в обществе начался реальный стихийный процесс осмысления истории. Вот житель Томска Денис Карагодин нашел имена тех, кто в годы политического террора расстрелял его деда. Расследование прочла внучка одного из палачей, которая не знала, чем занимался ее дед, и попросила прощения у потомков репрессированных… «Очень горько это осознавать, очень больно… Но я никогда не стану открещиваться от истории своей семьи, какой бы она ни была», – написала в ответ женщина.

Вот это самое настоящее постижение правды о своей истории, настоящее единение людей, от которого становится легче на душе. Государству поддержать бы, но нет: на публикацию организацией «Мемориал» списков работников системы госбезопасности с 1935 года до начала 1941-го реакция сквозь зубы. «Существуют диаметрально противоположные точки зрения, причем и те и другие иногда выступают весьма аргументированно», — заявил пресс-секретарь президента, отказавшись излагать позицию Кремля по данному вопросу.

СИСТЕМА СТРАВИЛА ЛЮДЕЙ

Примерно так же о репрессиях ранее высказывался и Путин. Почему такое отношение к этим темам — октябрьскому перевороту 1917-го, политическому террору 1930-х, темным сторонам советского периода? Почему их хотят героизировать, ну или в крайнем случае демагогически замолчать? Почему, как только возникает сложная историческая тема, начинается «с одной стороны — с другой стороны»? Откуда такой страх перед прошлым?

Потому что за доносами, репрессиями, ГУЛАГом, пытками, неправосудными приговорами и расстрелами стоят не просто отдельные люди, хорошие или плохие (люди есть люди — со своими слабостями и болью, трагедиями и заблуждениями). За всем этим стоит преступная большевистская система, объявившая себя государством. Это система стравила людей. Это сталинизм сделал многих доносчиками и стукачами. Это идеология большевизма и сталинизма извратила сознание людей и заставила думать, что все эти мерзости из-за «обострения классовой борьбы», что все это имеет оправдание, что все это во имя великой цели, во имя будущего! Это система придумала термин «враг народа», сделав таким образом потенциальным виновным любого! Придумала умышленно, чтобы любого в любой момент можно было казнить, а все вокруг поддержат (до тех пор пока не казнят по тому же обвинению их самих). Огромная страна управлялась с помощью лжи, террора и страха. Власть в России после 1917 года никогда не была легитимной, народной — она была страшной для людей, но очень боялась и себя самой, своей реальной истории. Такой и остается по сей день — системой, в которой каждый должен постоянно чувствовать себя виновным перед ней: раньше — как «враг народа», сегодня — как «коррупционер» или «непатриот». Иначе говоря, сегодняшние российские власти понимают, что правда о причинах Февральской революции, об октябрьском государственном перевороте, о большевистском строе — это правда и о них тоже, в значительной степени правда о нынешней системе.

Безразличием к нашей реальной истории, к судьбам миллионов соотечественников, к их предкам, к урокам, которые так не хочется извлекать из прошлого, единства народа не достичь. Кладбищенский подход «похоронить и забыть прошлое» не сработает. Мировая история — история Европы и России в том числе — многократно доказывала, что такие попытки ни к чему хорошему не ведут. Ложью никогда не добиться единства. Только историческая правда способна привести к настоящему единению нации. Примирение и единство достигаются только правдой, соединенной с любовью к своему народу и стране.

Оригинал

Исполнилось 110 лет со дня рождения академика Лихачева. Мне выпало счастье быть лично знакомым с Дмитрием Сергеевичем. Много часов мы беседовали у него на даче под Петербургом.

Дмитрий Сергеевич говорил со мной о разных, очень важных вещах. Например, он рассказывал мне о взаимоотношениях человека и государства. Подробно объяснял, что когда существует пропасть недоверия и человек не верит своему государству, внутренне ждет от него только неприятностей и бежит от него, как это было со времен еще княжеской Руси, то рано или поздно все кончается крушением государства, поскольку люди не считают такое государство своим.

Мы обсуждали с академиком Лихачевым, как это было в 1917 и 1991 годах. Это, на самом деле, одна из важнейших для России политических истин – отстранение, уход вследствие разрыва с государством. Уход внутренний – отказ от влияния на политику, имитация поддержки власти, «чтоб отстали», алкоголизм и наркозависимость, гражданская апатичность и пассивность, прагматизм, перерастающий в цинизм. Или уход буквальный – эмиграция. Любой такой уход есть форма непризнания государства своим, тяжелейшая социальная болезнь. Лечить эту смертельную для страны болезнь государство должно уважением к людям, то есть тем, чего в России не было вообще никогда.

Когда наш разговор зашел об интеллигенции, о том, кого можно считать интеллигентом, я рассказал, чему еще в юности меня научила моя мама. «Интеллигент – это человек, который умеет думать не только о себе и своих близких, – говорила она, – но которому небезразлично и то, что происходит с другими, совсем незнакомыми людьми… Образование при этом вовсе не самое главное. Его может и вовсе не быть, а человек – интеллигент. И наоборот: может быть, человек весьма начитан и многие университеты окончил, а ни о чем, кроме как о себе, думать и заботиться не умеет. Тогда это «образованщина», а не интеллигентность». Запомнилось, что Дмитрий Сергеевич живо заинтересовался тогда таким определением и, цитируя Александра Солженицына, подробно обсуждал эту тему.

А еще мы долго говорили об очень важной книге Лихачева «Письма о добром и прекрасном». Я сказал Дмитрию Сергеевичу, что эта его книга чрезвычайно актуальна и если не положить ее в основу реформ, которые тогда начались, то это кончится плохо, вместо новой жизни, как писал Достоевский, «ничего не будет, кроме еще пущей мерзости». О смысле своей книги говорил и сам Дмитрий Сергеевич: «Ложь – зло для всех. Искренность и правдивость, честность и бескорыстие – всегда добро. Следование путем добра – путь самый приемлемый и единственный для человека. Он испытан, он верен, он полезен – и человеку в одиночку, и всему обществу в целом». Вопрос в том, как превратить эти императивы в реальную политику.

Мы встретились с академиком Лихачевым, когда в стране вовсю шли «реформы»: конфискация сбережений населения вследствие гиперинфляции 1992 года, ваучеры, залоговые аукционы. Мошенническая приватизация набирала обороты. Правительство «реформ», отвергая мою жесткую критику, заявляло, что важнее всего как можно быстрее раздать госсобственность частным лицам, неважно, каким образом и кому, а потом все само утрясется и заработает. Появится капитализм. В связи с этим трудно представить что-либо более актуальное, чем слова Дмитрия Сергеевича в «Письмах о добром и прекрасном»: «Нельзя думать, что дурными средствами можно достигнуть доброй цели. Поговорка «цель оправдывает средства» губительна и безнравственна. Это хорошо показал Достоевский в «Преступлении и наказании». Главное действующее лицо этого произведения Родион Раскольников думал, что, убив отвратительную старушонку-ростовщицу, он добудет деньги, на которые сможет затем достигнуть великих целей и облагодетельствовать человечество, но терпит внутреннее крушение. Цель далека и несбыточна, а преступление реально; оно ужасно и ничем не может быть оправдано».

Именно так и произошло в России: в результате реформ 1990-х мы получили ту коррумпированную, полукриминальную, внеправовую корпоративную систему слияния собственности и власти, в которой живем сегодня.

Тогда по итогам наших бесед с Дмитрием Сергеевичем замечательный петербургский тележурналист Бэлла Куркова сняла фильм. Куркова хотела таким образом убедить общество пересмотреть политику реформ… Фильм показали, но власти, как и во многих других похожих случаях, сделали вид, что это их не касается.

Для борьбы со всем этим, кстати говоря, я и создавал партию. И когда я только начал строить «Яблоко», академик Лихачев написал мне письмо, в котором рассказал о том, как он видит создание такого нового политического движения в России.

Меня часто спрашивают: что делать? Ответ на этот вопрос может быть простым или сложным, сжатым или развернутым, построенным на здравом народном смысле или научным. Но в основе любого правильного и серьезного ответа на этот вопрос лежит нравственное начало, то, без чего из нынешней ямы не выбраться, то, что написано в «Письмах о добром и прекрасном» Лихачева – человека, чье имя известно на всех континентах, выдающегося знатока отечественной и мировой культуры. Человека, который любил людей и Россию. И пока простые нравственные принципы, изложенные в работах Дмитрия Сергеевича Лихачева, не станут фундаментом государственной жизни, новую эффективную экономику в России не создать, с коррупцией, воровством, ложью, бедностью и отсталостью не справиться.

Оригинал

27 ноября 2016

Наследство Кастро

В мире, особенно в Латинской Америке, Фиделя Кастро воспринимали не столько как коммуниста, сколько как несгибаемого панамериканского лидера, символа неповиновения гринго, супердержаве США.

На Кубе будут искренне оплакивать его смерть и сожалеть о нём. Кубинцы любили обаятельного Фиделя и гордились им, даже те, кто никогда не был коммунистом.

Однако это не меняет сути дела: с точки зрения перспективы социализм Кастро завёл Кубу в тупик.

Кастро как единоличный диктатор правил страной фактически более полувека — с 1959 по 2011 год. Много людей было репрессировано по политическим причинам, расстреляно, осуждено на длительные сроки заключения, помещено в трудовые лагеря… Около миллиона кубинцев эмигрировало.

В итоге главная проблема, оставшаяся Кубе в наследство после Кастро, — как из крайне отсталой страны стать современной, нормализовать отношения с США и развитым миром, но не утратить суверенитет. Исторической сложности задача! Кубинцы, однако, люди талантливые, будем надеяться, они справятся.

Жизнь Фиделя Кастро, о котором я узнал, ещё когда пошёл в первый класс, показала мне две важные вещи.

Американцы более 50 лет не могли справиться с Кастро — ни мятежами, ни интервенциями, ни покушениями. Никак и ничем! Это значит, что возможности американских президентов и их спецслужб сильно преувеличены.

И второе. Даже незаурядный и талантливый политик — а Кастро, несомненно, именно таковым и являлся — не должен и не может спорить с естественным ходом истории. В противном случае он обречён на крах своих замыслов, а страна — на труднопреодолимое отставание и неопределённое будущее.

В заключение приведу одну цитату совсем молодого Кастро. В самом начале своей политической и революционной деятельности он сказал:

«Логика подсказывает мне, что, если существует суд, Батиста должен понести наказание. И если Батиста не наказан, а продолжает оставаться хозяином государства: президентом, премьер-министром, сенатором, генералом, военным и гражданским начальником, исполнительной властью и законодательной властью, владельцем жизней и состояний, — значит, правосудия не существует… Если это так, заявите об этом открыто, снимите ваши мантии, подайте в отставку».

Молодой юрист Кастро хотел, чтобы всем было ясно: на Кубе одни и те же люди осуществляют и законодательную, и исполнительную, и судебную власть. Это неприемлемо, считал он.

И хотя сам Фидель, к сожалению, позднее пошёл именно этим путём, сказанные им тогда слова очень актуальны. Например, для России.

Оригинал

Сейчас многие, в особенности популисты, любят говорить о пользе прогрессивного налога. С его помощью даже с бедностью бороться планируют. Обещают, что при его введении появятся дополнительные средства в бюджете. Нет, не появятся.

Наоборот. В нынешних условиях при введении прогрессивного налога объём налоговых поступлений в бюджет сократится: «серые» зарплаты вырастут, значительная часть бизнеса будет стремиться уйти в тень, люди с высокими доходами с помощью юридических уловок выстроят себе схемы для снижения налоговых платежей. Зато средний класс, специалисты, малый и средний бизнес будут платить по полной. В результате снизится мотивация к наращиванию эффективности и производительности труда. Придётся чуть ли не полгода работать на подоходный налог, страховые взносы, различные госплатежи и сборы. Всё это приведёт к тому, что огромное количество средств люди предпочтут увести в тень.

Многие не захотят платить высокий прогрессивный налог ещё и потому, что вовсе не уверены в правильном и эффективном расходовании налоговых поступлений государством. Да, во всех экономически развитых странах действует прогрессивная налоговая шкала. Но в этих странах прозрачные, нераздутые и эффективные правительства, подконтрольный налогоплательщикам госаппарат. Как говорится, no taxation without representation — «нет налогам без представительства». То есть это вопрос политический: если люди считают государство своим и могут на него влиять, то они спокойно будут платить высокие налоги.

А пока, если уж так хочется побороться с бедностью и неравенством с помощью налоговой системы, то пожалуйста — повысьте не облагаемый налогом минимум доходов, освободите от налогов родителей-одиночек, многодетных, молодых до 25 лет… Не говоря уже об изменении направления бюджетных расходов: всего один день войны в Сирии в 2015 году стоил налогоплательщикам примерно 170 млн рублей, или 13 тыс. средних пенсий. Направьте эти деньги на выплату пенсий, повысьте минимальные зарплаты.

На это, конечно, возразят, что будут махинации: на разных работах люди будут получать несколько необлагаемых минимумов, родители будут специально разводиться, чтобы получить освобождение от налога. Да и по поводу расходов бюджета найдётся аргумент: надо же Башара Асада спасать!

Вот именно поэтому — из-за недоверия к государству и благоприятной для махинаций на всех уровнях почве — нам пока подходит только плоская шкала налогообложения. Потому что плоская шкала налогообложения — это дань невысокому уровню экономической и политической культуры в нашей стране. При другом качестве государства, другом экономическом положении страны, другом уровне жизни людей и состоянии бизнеса можно будет вести речь о прогрессивной шкале. Пока же об этом говорить рано.

Оригинал

Президент пообещал предпринимателям «потянуть с продэмбарго». Мол, в условиях изоляции бизнес лучше идет, а при ограниченной конкуренции производство в стране эффективнее развивается. Но было бы хорошо подумать не только об отечественном производителе, но и об отечественном покупателе! Вот как, только согласно официальным данным, выглядят последствия продовольственного эмбарго в России:

– ​р​астут цены: за два последних года продукты питания подорожали на 32% (Минэкономразвития)​;​
– ​п​о указу президента с 2015 года в России уничтожено почти 8 тыс. тонн продуктов. Этих продуктов хватило бы для того, чтобы 1,5 месяца кормить всех детей-сирот (72 тыс.) в стране или 1 месяц бесплатно кормить все население 110-тысячного города (например, Элисту, Назрань, Обнинск, Елец, Арзамас, Камышин, Кызыл, Новый Уренгой)​;​
– ​п​ока власти давят бульдозерами еду, резко выросло число бедных. Только за первый квартал 2016 года количество бедных ​в России ​увеличилось сразу на 8 млн – до 23 млн​ ​​​человек (Росстат)​;​
– 58% россиян экономят на еде​; ​еще год назад таких было 37% (ФОМ)​;​
– на 10-12% ​с​ократилось потребление сыра​ и ​других молочных продуктов, мяса и рыбы, фруктов и овощей​ ​(Росстат)​;​
– ​в​ рационе россиян хронический дефицит молочных продуктов, овощей и фруктов – на 20-30% ниже нормы (Росстат, Минздрав)​;​
– 30% молочной продукции – это фальсификат, 50% сыров – ненатуральные (Россельхознадзор)​;​
– Россельхознадзор выявляет в молочных продуктах мел, гипс, мыло,​ ​соду, борную и салициловую кислоту​;​
– ​н​а 25% вырос импорт пальмового масла​;​
– ​б​олее половины (52%) продаваемой в России красной икры – подделка (Роскачество)​;​
– ​е​жегодно около 1 тыс. детей травятся некачественными продуктами в школах, детсадах и лагерях. Вот лишь несколько инцидентов, имевших место минувшим летом:
7 августа. Архангельская область, лагерь «Орленок». 39 детей.
2 августа. Челябинская область, лесная школа имени Гагарина. 27 детей.
26 июля. Севастополь, городское кафе. 54 подростка из Санкт-Петербурга.
5 июля. Ростов-на-Дону, детский оздоровительный комплекс «Спутник». 200 детей.
1 июня. Нижегородская область, детский лагерь «Мечта». 46 детей.

В результате под видом импортозамещения мы получаем продукты из пальмового масла, мыла и прочих примесей, угрожающих здоровью людей. Продовольственная политика разумна, когда продукты полезны для людей. Когда они не угрожают жизни и здоровью наших детей. Когда люди могут покупать качественные и разнообразные товары по доступным ценам. И «тянуть» с реализацией такой политики больше нельзя.

Оригинал

2634202

На днях петербургские казаки приняли Дональда Трампа в свои ряды. Такой чести избранный президент США удостоился по той причине, что, по мнению казаков, хочет наладить отношения с Россией, не готов «кормить НАТО», а ещё потому что жена у него славянка. Не отстаёт от казаков и правительство: сразу несколько членов кабинета министров выразили надежду, что избрание Трампа приблизит снятие с России американских секторальных санкций. Население также всей душой восприняло телепропаганду: по данным ВЦИОМ, после выборов доля россиян, оптимистически оценивающих будущий вклад Трампа в укрепление российско-американских отношений, выросла до 49%.

Дональд Трамп стал в России настоящим героем. Дискуссия о нём не утихает у нас уже две недели. Похоже, теперь надежды на улучшение жизни в России связывают в основном с Трампом, который прилетит, как волшебник, в голубом вертолёте и бесплатно отменит санкции, признает Крым, выдаст деньги на карманные расходы… Его победу в российских СМИ обсуждают так, будто речь идёт о новом президенте России, а не США.

Меня всё время спрашивают, почему американцы ошиблись в прогнозах и что изменится в отношениях между США и Россией.

В 2008-2009 годах Америка и весь мир оказались в глубоком экономическом кризисе. Множество людей потеряли работу, многие разорились. Было понятно, что причины кризиса -— в цинизме и алчности экономической и политической элиты. Народ в США хотел перемен, и голосование за Обаму свидетельствовало именно об этом. Но спустя восемь лет вместо перемен американцы получили разве что пустую болтовню о кризисе, лоббирование, пиар и ложь.

И вот пришли новые выборы. Демократы выдвинули Хиллари Клинтон, которая полностью олицетворяла собой американский истеблишмент, правивший страной ещё с начала 1990-х. Клинтон являлась символом экономического мейнстрима, глобализации, а также вытекающих из этого системных причин кризиса 2008 года, которые так и не были осознаны. Её выдвижение стало безусловным знаком того, что от демократов перемен ждать бессмысленно.

А ведь у демократов были другие возможности. Согласно опросам, проводившимся накануне выборов, среди тех, кто собирался проголосовать за Трампа, более 60% были по той или иной причине недовольны им как кандидатом. Ещё в начале года, когда демократы и республиканцы только проводили праймериз, у Берни Сандерса по опросам было куда большее преимущество перед Трампом, чем у Хиллари Клинтон. А если вспомнить, что в 2008 году Клинтон уступила Обаме номинацию в президенты во многом по тем же причинам, по которым могла проиграть Сандерсу в 2016-м, то получается, что истеблишмент демократической партии США сделал себе харакири, уничтожив несистемного Сандерса с помощью катка пиар-технологий во время праймериз и выдвинув по корпоративным причинам Клинтон.

Предвыборные прогнозы в США не учли, что стремление к переменам и обманутые за последние восемь лет надежды граждан приведут к тому, что многие из тех, кто дважды голосовал за Обаму, теперь отдадут свои голоса Трампу и что даже люди умеренных взглядов во имя изменений могут закрыть глаза на его бесконечную ложь. Не учли в прогнозах и того, что скрытый расизм, всё еще присутствующий в американском обществе, до сих пор был этаким спящим зверем, а предвыборная риторика лидера республиканцев его разбудила.

Дональд Трамп в любом случае вплотную приблизился бы к президентству. Но он не получил бы решающего перевеса, если бы демократы поняли общественный запрос на перемены и выдвинули вместо Клинтон другого кандидата.

Трамп заявил, что он против истеблишмента, что при нём всё будет иначе, пообещал снизить налоги и изолировать Америку от всех мировых проблем. И победил. Именно так на фоне провала гайдаровских реформ с инфляцией в 2600% (1992 год), приведшей к тотальной конфискации сбережений населения, в России на выборах в Госдуму победил Жириновский.

Хорошо ли для России, что выборы выиграл Трамп? Не думаю. Скоро иллюзии рассеются. Проблемы России -— внутри страны, в государственной политике, в руководстве. Кремлю сегодня обязательно нужен внешний враг. Без него никак. Что же касается Дональда Трампа, то он очень легко меняет свою позицию по любым вопросам: и по здравоохранению, и по миграционной политике, и по НАТО. Изменит он свою позицию и по России. Нам же не следует строить политику в расчёте на милость Трампа. Милости не будет.

Оригинал



Неделю назад президент обсуждал на Госсовете в Ярославле, как улучшить инвестиционный климат в стране. Рассмотрели дюжину моделей, ответственность возложили на регионы. Губернаторам президент пригрозил «кадровыми мерами», если те не улучшат климат.

Разговор в Ярославле был похож на детскую игру, по правилам которой нельзя упоминать определённые слова. В данном случае это ключевые факторы инвестиционной непривлекательности России.

Во-первых, на заседании Госсовета не обсуждалась реальная незащищённость прав собственности. Именно неприкосновенность частной собственности и есть фундамент каких бы то ни было инвестиций. Этого фундамента экономика современной России лишена с середины 90-х годов вследствие мошеннических залоговых аукционов и криминальной приватизации. Дюжина предложенных на Госсовете теоретических моделей перебивается тринадцатой — действующей, практической, той самой, по которой в Москве сносили и продолжают сносить законно установленные торговые павильоны.

Во-вторых, все знают о том, что суды и силовые структуры являются исключительно инструментами реализации решений, принятых чиновниками на разных уровнях, от мэрии до Кремля, а вовсе не законов и Конституции. Поэтому инвестором в России считают того, у кого есть деньги, только до того момента, пока он их не инвестировал. После этого инвестор становится «жуликом», «мошенником» и «преступником» и у него всё начинают отнимать.

В-третьих, никакая предпринимательская деятельность не будет привлекательной без более-менее честной конкуренции, которая невозможна, пока закон не будет одинаковым для всех. Об этом на Госсовете тоже речи не было, хотя все участники заседания и все заинтересованные в теме лица вне зависимости от политических взглядов знают, как на самом деле обстоят дела.

В-четвёртых, самое распространённое препятствие для инвестиций — это всеобъемлющая и повсеместная коррупция. Здесь ситуация такова, что даже показательная борьба государства с коррупцией создаёт негативный для бизнеса и инвестиционного климата фон, поскольку никто в серьёзность этой борьбы не верит, а все считают это клановыми разборками. Например, дело о миллиардах полковника МВД говорит всем наблюдателям не о торжестве закона, а о степени коррумпированности «правоохранителей».

И, наконец, в-пятых, у страны нет ни понятной экономической, ни политической перспективы. Без этого у людей нет основы для ведения бизнеса в сегодняшней России.

Само по себе перекладывание на региональные власти ответственности за проблемы, не решаемые уже десятки лет на федеральном уровне, очень показательно. Это значит одно: экономическая система себя исчерпала, она не в состоянии ни проводить реформы, ни решать ключевые проблемы.

Нынешняя экономическая политика — это имитация деятельности, выраженная в написании «дорожных карт», в составлении планов, в назначении безответственных ответственных, в изображении процесса приватизации, в проведении громких совещаний, в гневных обращениях к губернаторам… Поэтому и всплеска деловой активности сейчас ожидать просто неоткуда: одно дело произносить патриотические речи, совсем другое — рисковать деньгами, когда всем очевидно, что стабильности никакой нет и риски будут расти.

Через два дня после совещания Госсовета по инвестициям арестовали (будто бы за коррупцию) министра экономического развития... И раньше-то было сложно всерьёз говорить об инвестициях, а после такого и вовсе обсуждать стало нечего. Инвестиционный климат в стране становится антарктическим. 

Оригинал

С министром Улюкаевым происходит какая-то странная история, малоправдоподобная.

Можно ли поверить, что Улюкаев «вымогал с угрозами взятку у «Роснефти», как говорит СКР? Это все равно что требовать взятку у Путина! Кроме того, в покупке «Роснефтью» «Башнефти» у Улюкаева никакой особой роли не просматривается: он, в принципе, все поддержал. Хотя абсолютно всем ясно, что это липовая приватизация.

Правда, Минэкономразвития пару недель назад сделало официальный прогноз о том, что в ближайшие 20 лет Россию ожидает стагнация. Песков тогда сказал, что в Кремле «этого нового исследования» не видели. Такой прогноз мог вызвать раздражение, мог быть расценен как серьезная нелояльность. Возможно, за это Улюкаева и решили наказать. А уж как именно, придумали ретивые «правоохранители», пользуясь сложившейся в обществе атмосферой.

Коррупция сегодня универсальный инструмент по уничтожению кого угодно. Подобно тому как 80 лет назад любого в стране можно было арестовать и расстрелять как «врага народа», так и сейчас можно делать что угодно с любым человеком, обвинив его в коррупции. Атмосфера в обществе позволяет. Такая в стране создана обстановка, такой вот «инвестклимат».

Безусловно, на арест была санкция президента: Песков заявил, что о ходе прослушки Путину докладывали с лета. Если это правда, то могли туда, в эту прослушку, «вмонтировать» что угодно. Прослушка — это всегда манипуляция заказчиком, который по ней принимает решение. Но тут возникает вопрос: для чего нужны такие хитрые, витиеватые ходы? Борьба кланов? Уж точно не борьба с «либералами в правительстве»: Путин может в течение одного дня всех так называемых «либеральных» министров уволить, а всех «силовиков» назначить. Дело, видимо, в другом. Улюкаев — абсолютно преданный президенту чиновник. Возглавляя Минэкономразвития, он поддержал и все, что касалось гибридной войны с Украиной и присоединения Крыма, и войну в Сирии, и все репрессивные законы…

Логика Путина в том, что арест именно лояльного и очень крупного чиновника Улюкаева — мощная показательная акция устрашения в первую очередь чиновничества. Ночь, арест, министр… Все должны знать: с любым в любой момент может произойти что угодно. Вот главное послание.

Когда денег для покупки лояльности становится все меньше, страха должно быть все больше. Так работает авторитарная система.

Оригинал

Итак, президентом США стал Дональд Трамп. Что теперь будет? Этого не знает никто. Не знает даже сам Трамп.

Что касается России, то еще задолго до выборов было очевидно, что сама по себе победа любого из кандидатов кардинально российско-американских отношений не изменит. Российская власть своей политикой загнала страну в тупик, привела к ее изоляции. И пока этот курс не изменится, напряжённость будет сохраняться и в отношениях с США. Рассуждения же отечественных телепропагандистов о победе Трампа – это вовсе не переживание за интересы России, а злорадство по принципу «у соседа корова сдохла – мелочь, а приятно».

Однако диву даёшься детской наивности российских политологов, комментаторов и политиков: они всерьёз полагают, будто Трамп настолько странен, что и вправду любит Путина и российский правящий класс. Но ведь абсолютно ясно, что если Клинтон говорила: «Это белое», – то Трамп был вынужден отвечать: «Нет, это чёрное». Только этими тактическими соображениями объясняются его «симпатии» к России. В Белом доме, думаю, его политика в отношении России будет гораздо тупее, жёстче и резче, чем была бы у Клинтон.

Трамп не останется у руля в одиночку. В США президент – крайне важная фигура. Но он только часть политической системы. Субъективные черты этой части уравновешивают Верховный суд и Конгресс, которому подотчётны спецслужбы и который может проводить самые серьёзные расследования, в том числе в отношении первых лиц государства. Это уже не говоря о том, что демократические механизмы реально работают на всех уровнях: федеральном, штатов, местного самоуправления. Политическая система США со всеми её провалами намного сильнее любого кандидата. Возможно, она не даст Трампу особо разгуляться. Поэтому, отвечая на вопрос «что теперь будет?», можно предположить, что не будет ничего.

Так что катастрофы сразу не произойдёт. Но это совсем не повод успокаиваться не то что на четыре следующих года, но даже на один день. Слишком много проблем, для решения которых и со стороны общества, и со стороны элит требуются неординарные усилия, а кто и как эти усилия будет прикладывать в США, из итогов выборов непонятно.

Кроме того, есть вещи, которые важнее любого персонального результата.

Выборы, поскольку в них так или иначе (голосуя или нет) участвует весь народ, очень многое говорят о качестве политической системы страны и социально-психологическом состоянии народа. Что в этом смысле показали российские выборы, мы имели возможность увидеть совсем недавно, в сентябре. А чем примечательны американские выборы?

Эта президентская кампания в полной мере продемонстрировала кризисные явления в американской политической системе, в её элитах. Выборы оказались крайне неприятными и даже депрессивными. Они показали значительную отчуждённость народа и элит, неспособность элит не то что ответить на возникающие у людей вопросы, но даже их понять и внятно сформулировать.

Главные политические аргументы – не столько позитивные программы, сколько «Хватит!» с одной стороны и «Не дай Бог!» с другой.

Нет персон, нет фигур, нет очевидных сильных политических лидеров. Система их не производит. И сторонники Клинтон, и сторонники Трампа, мягко говоря, от личностей своих кандидатов восторга не испытывают. Как говорится, на безрыбье…

Самое серьёзное беспокойство у американцев должен вызывать тот факт, что со всей очевидностью на этих выборах проявился давно назревавший раскол нации. Активные сторонники двух кандидатов всерьёз ненавидят друг друга, считая оппонентов угрозой традиционным американским ценностям, образу жизни и будущему государства.

Больше половины населения страны по разным соображениям, причинам, мотивам оказалось готово поддаться самому крайнему популизму. Мы видели, как горячо избиратели поддерживали откровенные глупости, которые говорил Трамп (что он вернёт давно закрывшиеся шахты шахтёрам, сталелитейные заводы – сталеварам и т. п.). А чего стоят его угрозы посадить соперника в тюрьму в случае своего избрания (восемь лет назад такие заявления поставили бы крест на шансах кандидата) или бесконечные ложные утверждения на дебатах… Всё это вовсе не игра, это действующая модель взаимодействия с современным массовым политическим мышлением. В нём, благодаря клиповому сознанию, порождённому современным телевидением и особенно цифровыми технологиями, отсутствует даже интуитивное понимание содержания. Такое состояние мозгов большинства населения – всерьёз и, если ничего не менять, надолго.

Речь идёт о кризисе политической системы не в смысле партий, собственно процедуры выборов, государственных институтов (хотя и здесь много разных вопросов, например: в каком вообще состоянии находится Республиканская партия и может ли она в дальнейшем быть полноценной частью двухпартийной системы), а по сути, то есть как механизма связи и взаимодействия народа и элит относительно понимания будущего и путей движения к нему. Обещания обоих кандидатов вернуть величие Америке звучали так, что создавалось впечатление, будто они не понимают, что это значит по меркам XXI века.

Таким образом, американские выборы выявили столько новых кризисных явлений огромного масштаба, что происходившее восемь лет назад кажется очень давним прошлым. Тогда общепризнанным эпохальным событием стал приход в Белый дом афроамериканца. Лейтмотивом выборов 2016 года могла стать реальная возможность женского президентства. Поначалу на этом и был сделан главный акцент в кампании Хиллари Клинтон. Однако по ходу выборов эта тема оказалась отодвинутой на второй план очень опасными негативными тенденциями.

«...Мир быстро и необратимо связывается воедино процессами глобализации – глобализации использования ресурсов, глобализации хозяйственной деятельности и, наконец, глобализации политической жизни, выражающейся в возрастающей роли международных отношений… Существенно возросшая за последние 30-40 лет взаимосвязь экономической и политической жизни в масштабах мира привела к тому, что решения и действия отдельных правительств и политиков могут гораздо больше влиять на вектор общемирового развития, чем это было 100, 50 или даже 20 лет назад. Это означает, что ответственность за продуманность и выверенность предпринимаемых шагов многократно возросла для всех субъектов мировой политики. А что касается тех, кто в силу особого веса соответствующих политических субъектов играет на этом поле роль ключевых игроков, предъявляемые историей к ним интеллектуальные и моральные требования становятся чрезвычайно высокими. И здесь, к своему крайнему огорчению, я должен констатировать, что нынешнее политическое поколение оказалось во многом неспособно этим требованиям соответствовать. Но если политика, в том числе и международная, демонстрирует систематическое отступление от нравственных принципов и ценностей, то в условиях глобализации в постиндустриальном обществе XXI в. мировая экономика всегда будет асимптотически приближаться к кризису. Периодически кризис будет наступать и, возможно, будет все более разрушительным».

«Большое беспокойство вызывает ползучее распространение политического и экономического «постмодернизма»: уход общественного сознания от поиска смысла в политике и экономике, погружение его в потребление всё новых искусственных форм, которые в изобилии предлагает ему виртуальная «новая экономика» и виртуальная же политика.

Очистка общественного сознания от внимательного отношения к реальности, опоры на разум, с одной стороны, и устоявшихся представлений о том, что такое честь, достоинство и нравственность, — с другой, погружение его в виртуальный мир внушённых потребностей, брендов и символов… всё это рискует эту цивилизацию погубить. Хотя бы потому, что деградация массового сознания пусть и с некоторым временным лагом, но неизбежно приведёт к деградации политики и деловой жизни, к их загниванию и утрате способности к прогрессу».

Григорий Явлинский, «Рецессия капитализма — скрытые причины» (Realeconomik: The Hidden Cause of the Great Recession, 2011, Yale University Press)

Всё, что происходило и происходит вокруг президентских выборов в США, иллюстрирует сделанные более пяти лет назад выводы. Годы идут, а необходимых перемен нет. А перемены действительно необходимы. Взаимосвязанный глобальный мир нуждается в ответственной элите. Если её не формировать, при необходимости меняя для этой цели привычную политическую систему, растущий общественный протест будет работать только на разрушение.

Разрыв в отношениях элит и массы избирателей, кризис системы выражается также в том, что серьёзным фактором становится так называемое «молчаливое большинство» (silent majority) — граждане, которые не высказывают своих взглядов и симпатий в ходе кампании, но определяют результат. И это большинство оказывается наиболее благоприятной аудиторией для популистской игры на страхах, ненависти, других «низменных чувствах». Так было в Великобритании во время Brexit, так происходит сейчас в США. Получается, что у политической системы просто нет языка для разговора с людьми. Электорат реагирует не на текст, а на подтекст, атмосферу. Выбор определяют лозунги, которые даже Трамп пока не считает возможным высказывать напрямую. Это как нарыв, который уже достаточно велик, чтобы определять результаты выборов. Но нарыв этот продолжит расти и ещё обязательно прорвётся, сломав сложившуюся систему общественно-политической коммуникации.

В интересах же России, впрочем, как и в интересах других стран, чтобы новая американская администрация как руководство единственной глобальной сверхдержавы была способна стратегически понимать и оценивать перспективы современного мира. Но, к сожалению, этого нет. И результаты выборов особых надежд на это не вселяют.

Независимо от того, что происходит в США, главное для России сегодня — ясно понимать свои долгосрочные перспективы и настойчиво к ним двигаться. Наша главная стратегическая цель — стать полноценной, неотъемлемой частью развитого мира, современной европейской страной. Достичь этой цели мы обязаны в независимости от того, кто в ближайшие четыре года будет занимать Овальный кабинет Белого дома.

Оригинал

04 ноября 2016

День смены власти

Меня каждый год спрашивают, что это за праздник такой – 4 ноября.

Не уверен, что власти, придумав этот праздник, сами поняли, что он на самом деле символизирует. Однако политически день этот и впрямь важный. Это памятная дата зарождения гражданского общества в России.

Около четырёхсот лет назад людям надоело, что московская власть их грабит, лжёт, не соблюдает законы, довела страну до смуты… И тогда граждане Нижнего Новгорода – посадские и служилые люди – поддержали идею земского старосты Кузьмы Минина создать народное ополчение, чтобы поменять власть. Люди сами организовали массовый сбор средств, пригласили военачальником князя Димитрия Пожарского и в 1612 году в результате упорной борьбы изгнали из Кремля ненавистную власть. А вскоре в России появился новый царь, первый из рода Романовых.

Поэтому день 4 ноября в первую очередь напоминает о том, что, если обществу надоест то, что происходит во власти, граждане, когда по-настоящему захотят, смогут самостоятельно эту власть поменять. По крайней мере, так уже бывало в русской истории. Именно таким образом народ становится гражданской нацией. И закон о российской нации, который неизвестно зачем недавно решили придумать, для этого совершенно не нужен. Гражданская нация появляется тогда, когда граждане сами строят своё государство, совершенствуют его и в решающей степени влияют на него.

Единство народа – в общности целей, ясности перспективы и взаимном уважении. Подлинная российская национальная идея – это уважение. Все люди России хотят, чтобы их уважали. Уважали их интересы, их историю и культуру, уважали их детей и родителей, их будущее… И сами люди хотели бы жить в государстве, которое можно было бы уважать: государство честное, не воровское, соблюдающее законы, по-настоящему народное… Только уважающие себя люди могут сами формировать и менять власть в своей стране, и именно через уважение можно объединить нацию. И тогда вновь наполнятся смыслом слова, выбитые на памятнике на Красной площади: «Гражданину Минину и князю Пожарскому. Благодарная Россия».

С праздником, с Днём гражданского общества!

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире