Осень 2021 года: итоги и перспективы

(Отрицательный отбор — это механизм, обеспечивающий предпочтение и выбор худших. См., например, здесь)

Ровно месяц назад завершились выборы в Госдуму. К этим выборам мы подошли в ситуации, когда система консолидировалась, окончательно и осознанно стала двигаться к агрессивно-репрессивной модели отношений с обществом. После 1 июля 2020 года возникла уже новая, следующая за авторитарной модификация путинской вертикали. Постсоветская модернизация России, с точки зрения ценностной основы и государственного строительства, завершилась провалом.

ВЫБОРЫ?

В условиях политического режима без разделения властей и независимого суда открытых, честных и просто нормальных выборов быть не может. Невозможно бесконечно удивляться нечестному подсчету голосов. В сентябре 2021 года в России другого подсчета и других выборов и не могло быть. Разговоры о фальсификациях как о чем-то новом — от наивности или от бессилия: многим не хочется принимать реальность такой, какая она есть, и думать о долгом пути к свободе — легче обсуждать, как «нас обманули». Такие разговоры, пожалуй, парадоксальным образом бросают на нынешнюю Государственную думу тень легитимности: раз вопрос о честности выборов вообще обсуждается, значит, это уже не марионеточный парламент, формируемый в администрации президента, а результат «немного сомнительного», но все же всенародного волеизъявления.

Почему я не баллотировался в этот раз? Потому что не считаю такие «выборы» выборами и уверен, что Дума будет принимать совершенно неприемлемые для меня, возможно, даже преступные, с моей точки зрения, решения. Эти решения будут поддержаны абсолютным большинством «избранников», воспрепятствовать этому будет невозможно. И мое голосование «против» будет лишь создавать иллюзию обсуждения, дискуссии вокруг принимаемых решений: вот, смотрите, есть же в Думе и те, кто против.

А что, предыдущие думские выборы были лучше? Нет, по существу, с 1999 года не были. Однако не предполагалось принятия заведомо преступных законов. Была надежда. После изменения прошлым летом Конституции надежды не осталось. Госдума уже давно ничего толком не обсуждает и не решает, а только штампует спущенные из АП проекты законов. Расчет на то, что с трибуны такого парламента удастся доносить до людей правду, тоже иллюзия. В условиях оккупации Путиным нынешнего информационного поля ни одно политически значимое СМИ ничего об этом не скажет, не покажет. Соответственно, никто ничего не услышит. Да и, скорее всего, выступить теперь тоже не дадут.

Единственная реальная цель участия в мероприятиях формата «якобы выборы» — рассказать правду о происходящем в стране и ее возможном будущем громко и почти без обиняков по всем доступным каналам. И мы, партия «Яблоко» и наши единомышленники, это сделали. Мы с самого начала планировали «избирательную» кампанию как знаковую. Кампания «Яблока» — это не столько борьба за проценты, сколько манифест, обращенный к обществу. В июне на заседании политкомитета перед партийным съездом обсуждался как отказ от участия в выборах вообще, так и выдвижение списка, полностью состоящего из политзаключенных. Однако политкомитет, а затем и съезд приняли решение выдвинуть список в основном из молодых политиков, которым надо было предоставить возможность учиться разговаривать с избирателями в условиях авторитарного режима. В наш список также был включен арестованный по политическим мотивам Андрей Пивоваров.

Смысл работы «Яблока» в эти месяцы заключался в том, чтобы прямо сказать всему российскому народу о самом главном для нашей страны на сегодняшний день:
— политика Путина ведет в тупик: бедность, растущая смертность, провал системы здравоохранения, деградирующая и неспособная развиваться экономика — последствия именно этой политики;
— нет войне с Украиной;
— свободу политзаключенным;
— требуем расследования отравления и убийства оппозиционеров;
— для России жизненно необходима смена власти.

И главное, на этих выборах «Яблоко» было единственной партией, которая выступила против политики войны. Политика войны — это не только агрессия в отношении соседей и не только милитаристская риторика, адресованная всему миру. Это еще и опасное и болезненное состояние общества. Ради того, чтобы это объяснить и донести до максимально широких кругов, мы и участвовали в этом действе. На наших кандидатов, на доверенных лиц партии, на организаторов нашей кампании, помощников и агитаторов оказывалось постоянное давление. Кандидатов от «Яблока» снимали с выборов. Наш список получил клеймо «иностранного агента». Несмотря на все это, мы продолжали кампанию, чтобы предоставить людям возможность отдать свой голос, заявить о своей позиции — в бюллетене, в соцсетях, в разговорах с соседями, коллегами, знакомыми. Это было серьезное полноценное политическое предложение обществу альтернативы — и призыв бороться за нее.

РЕАЛЬНОСТЬ

Официальные результаты основных партий на «выборах»-2021 по партийным спискам почти такие же, как в 2011 году: цифры десятилетней давности у «Единой России» и КПРФ почти полностью совпадают с сегодняшними. Тогда такому результату поспособствовали «Голосуй* за кого угодно, кроме…» и «НаХ-НаХ», теперь — «умное голосование» (УГ). За десять лет думского союза ЕР и КПРФ появилось «болотное дело», произошла аннексия Крыма, была развязана война в Донбассе, убит критик режима политик и государственный деятель Борис Немцов, совершено вмешательство в гражданскую войну в Сирии, приняты десятки крайне репрессивных законов.

Тем, кто в сентябре 2021 года, руководствуясь указаниями УГ, проголосовал за коммуниста-одномандатника или по списку за КПРФ, теперь придется посмотреть в глаза реальности и увидеть, в чем они приняли участие: с их помощью КПРФ увеличила свое представительство в Госдуме, а власть сохранила конституционное большинство. Коммунисты укрепились как идеологическая опора власти и будут еще больше толкать государственную политику в сторону войны, репрессий, поиска врагов, огосударствления экономики, наплевательства на интересы людей — «винтиков в большом механизме».

Что касается самого «умного голосования» как электоральной стратегии, то эта технология всегда была глубоко порочной и политически безнравственной, ориентированной на то, чтобы создать иллюзию успеха с помощью реально «перспективных и ресурсных» кандидатов независимо от их взглядов и идеологии. Заявленная задача УГ — снижение результата ЕР и таким образом как бы достижение победы над системой Путина — рассчитана на людей, совершенно лишенных малейших представлений о смыслах российской политики.

Сентябрьские выборы не только не отменили полуторапартийную систему, а наоборот, существенно укрепили ее. Теперь стержень российской красно-коричневой политики — это консолидация вокруг борьбы с Западом, реальность войны с соседями и ничем не ограниченные репрессии внутри страны. За три недели до выборов Путин на съезде «Единой России» прямо поблагодарил все представленные в Госдуме партии за «патриотическую позицию» и уточнил, что ЕР «играет здесь консолидирующую, объединяющую роль». Однако президентской благодарности заслуживают и те, кто поддержал навальновские «электоральные технологии» и таким образом активно поучаствовал в обеспечении результата, при котором абсолютно все депутаты Госдумы без исключения поддерживают Путина, а ЕР имеет конституционное большинство.

С этой точки зрения послевыборные заявления организаторов УГ настолько расходятся с реальностью и противоречат здравому смыслу, что скорее похожи на неудачную попытку оправдаться за провал: «Главный политический результат заключается в том, что выборы в Госдуму 2021 года свелись к масштабному противостоянию Путина и УГ» или «Наша консолидация, наше УГ поставили Путина перед очень тяжелым выбором: либо признать поражение, либо пойти на фальсификации беспрецедентного масштаба». А утверждения о том, что «Кремль всех расчехлил, всех агентов раскрыл, все возможности использовал…» и что «мы показали, что выборы фальсифицируются», — это попытка выдать за сенсацию секрет Полишинеля. И электронное голосование в Москве — часть этого «секрета».

Эти выборы также показали беспочвенность надежд на то, что новые технологии, социальные сети и горизонтальные структуры придут на помощь в борьбе с авторитарными режимами. Все как раз наоборот. Вот и Алексей Навальный, сетуя на то, что Apple и Google удалили приложения с рекомендациями УГ, удивляется тому, «как покорно всемогущий Big Tech превратился в его [Путина] помощников». Но удивляться нечему. Неужели кто-то сомневается, что собранными в интернете «протестными» базами данных уже давно пользуются силовики? А в условиях нынешней российской власти иначе быть не может.

Через неделю после выборов в Госдуму в отношении учредителей и бывших сотрудников ФБК* было возбуждено масштабное уголовное дело о создании экстремистского сообщества. Вряд ли для кого-то это стало неожиданностью (но почему-то это не произошло раньше — ни в 2012-м, ни в 2014-м, ни даже в 2020-м). Более того, очевидно, что новое дело в отношении Навального и его соратников — это сигнал о том, что в Кремле вполне удовлетворены результатами выборов и переходят к новому этапу репрессий.

К большому сожалению, последние десять лет были потрачены активистами на игры по правилам власти на как бы специально выделенной для этого площадке9. И февральская статья «Без путинизма и популизма» была именно про это: про кардинально изменившиеся условия, про наступление репрессивного государства, про неэффективность активизма и опасность закономерно приходящего ему на смену национал-большевистского популизма10. Кроме того, эта статья была предупреждением о грядущих арестах и сотнях уголовных дел, о разочаровании людей в бессмысленных протестах, которые только ухудшают ситуацию в стране. И все попытки заболтать эти ключевые темы, перевести разговор на личности свидетельствовали лишь о нежелании воспринимать реальность, которая теперь дает о себе знать уже буквально каждый день.

НЕРУШИМЫЙ БЛОК

Расставленные еще в феврале акценты и сделанные тогда оценки оказались правильными. Навальный и его сторонники открыто и прямо поддержали на выборах коммунистов-сталинистов. Результат такого голосования — союз ЕР и КПРФ при безусловном сотрудничестве «Справедливой России» и ЛДПР — не случайность, а закономерность. И в основе этой закономерности, во-первых, популистская сущность такой политики, а во-вторых — логика безыдейного голосования.

Уровень жизни в стране падает, недовольство, усиленное страхом перед неизвестностью в будущем, растет, публичная политика примитивизируется. На этом фоне поднимает голову сталинистский реваншизм, союзниками которого оказываются именно сторонники «умного голосования», ошибочно принимая реваншистов за противников Путина.

И здесь сотрудничество с реваншистами не просто тактический союз. Российский политический популизм — это направление, сознательно опирающееся на примитивные страхи и предрассудки, психологию толпы. Если изначально ставка делалась на национализм, то после того, как власть перехватила эту повестку аннексией Крыма и агрессией в отношении Украины, акцент был смещен в сторону левого популизма, социальной, классовой ненависти.

Впрочем, и национализм по-прежнему остается одной из характерных черт этой политической линии. Да и поддержанная в рамках «умного голосования» КПРФ есть не что иное, как национал-большевизм, сочетающий имперский национализм с неприятием частной собственности и вульгарным марксизмом. Это репрессивный авторитаризм, стремящийся к тоталитаризму.

И реваншистов система Путина прекрасно устраивает. Только сталинисты хотят, чтобы Путин стал еще больше сталиным, чем сейчас. Тем временем беспартийные попутчики коммунистов (помните нерушимый «блок коммунистов и беспартийных», который выдвигал единственный список на выборах в Верховный Совет СССР?) продолжают сдавать позиции, боясь обидеть сталинистов.

Чего только не придумывают, чтобы способствовать росту влияния коммунистов. Например, предлагают вывести из актуальной повестки вопросы внешней политики, что станет фактически поддержкой большой войны, угроза которой с середины прошлого века не была более реальной, чем сейчас. И учитывая, что прошедшие выборы были в том числе плебисцитом об отношении к войне, голосование за коммунистов стало голосованием за войну. В Кремле это заметили, оценили и учли. Теперь этот «красный кирпич» укрепит основание имперской политики, суть которой ясно изложена в провокационной статье Медведева, опубликованной уже после выборов.

И еще. После того как в сентябре национал-большевистская идеология заручилась дополнительной поддержкой, борьба с коррупцией и олигархией наполнится совсем иным смыслом. Вместо создания в России рыночной конкурентной экономики и прочного, стабильного института частной собственности власть будет ориентироваться на национализацию, что-то вроде государственного планирования, укрепление госмонополий, уравниловку, усиление давления на средний и малый бизнес.

Поддержка сталинистов не единственное, хотя и очень серьезное следствие политической линии популизма. Уже много лет российская власть убивает институт выборов, уничтожая доверие общества к самой процедуре и идее парламентской демократии. Это многолетнее разрушение государственности. И ровно тем же занимаются так называемые властители дум, те, кто внушает людям, что ради того, чтобы что-то «показать» власти, «можно голосовать и за сталиниста, и за педофила, за кого угодно», кто убеждает, что УГ — «самый эффективный удар по российской власти», даже если это будет голосование за людей, «которые поддерживают Сталина или являются открытыми гомофобами и расистами».

Выхолащивание содержания, сведение политики к технологиям, к какому-то алгоритму — это аналог кремлевской концепции «винтика в большом механизме». История нашей страны убедительно показала, что там, где к человеку относятся как к винтику, очень быстро возникает другой образ: лес рубят — щепки летят. Именно щепкой становится голос, отданный по алгоритму.

Абсолютно вредно и этически неприемлемо внедрение в общественное сознание идеи о том, что ради достижения каких-то якобы политических целей допустима и даже оправданна поддержка не просто идейно неблизкой фигуры, а носителя человеконенавистнических взглядов. Так происходит обесценивание ценностей, отказ от собственной личности и свободы воли. Бесследно для человека такое пройти не может.

Путин приучает общество к оруэлловскому абсурду, а «мыслящая оппозиция» уже прекрасно обжилась в этом абсурде и уверяет свою аудиторию, что голосование за сталинистов — это «поддержка политзаключенных».

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Неоднократно говорил и писал, но повторю снова: национал-популистская политическая линия совершенно чужда нашей партии. «Яблоко» — партия демократическая, европейская, партия центристского социально-либерального направления, партия идеологическая.

Направление Навального принципиально иное. Это такой большевизм эпохи постмодерна. Основные «ценности» этого направления: вождь, единство стаи, принципы «кто не с нами, тот против нас» и «цель оправдывает средства», бесконечное натравливание бедных на богатых, империализм, национализм, моральная амбивалентность, ненависть к оппонентам.

Кроме того, нельзя не согласиться с мнением, что Навальный в течение почти десяти лет препятствовал созданию в России консолидированной на основе демократических ценностей оппозиции и в этом качестве полностью устраивал Кремль. Соратники Навального в любых обстоятельствах защищали и защищают своего вождя и с дикой злобой отстаивают его непогрешимость. Это его «политические менеджеры» в феврале этого года бросали людей «в топку», организовывали травлю осмелившихся критиковать Навального, а затем сознательно и целенаправленно агитировали голосовать за сталинистов. Эти люди преследуют свои цели, ищут свои выгоды. Эти люди несут всю полноту ответственности за свои призывы и подстрекательства.

Капитан футбольной сборной Англии Гарри Кейн этим летом обратился к болельщикам-расистам: «Вы нам не нужны». По сути, то же самое перед выборами я сказал сторонникам политики Навального: можете за нас не голосовать, мы вашу программу знаем и выполнять никогда не будем. Так называемые навальнисты нам чужды, как и все подобного рода вождистские группы, будь то националисты, сталинисты или путинисты. Их отличительная черта — органическая неспособность к диалогу, их удел — хейтерство, то есть ненависть и травля несогласных с ними: они ведут себя как большевики-ленинцы, как «революционные матросы», которые в январе 1918 года с балконов Таврического дворца освистывали и запугивали депутатов Учредительного собрания в первый и последний день его заседания.

Но есть еще одна важная и влиятельная группа, также принимающая участие в обесценивании общественного мнения и способствующая деградации своей аудитории. Это некоторые представители интеллигенции и увлеченные активизмом журналисты, которые считают Навального единственной фигурой, «способной консолидировать протест». На прошедших выборах была очевидная альтернатива глуповатой и безнравственной идее «умного голосования». Для тех, кому это было недостаточно очевидно, партию «Яблоко» даже отметили в бюллетене для голосования как сотрудничающую с «иностранными агентами». Однако те же люди, которые говорили о невозможности критики сидящего в тюрьме Навального, призывали голосовать за коммунистов, принимавших закон об иноагентах. И уже неважно, поддерживали ли они конкретного коммуниста-одномандатника или весь список КПРФ. Теперь это уже не имеет значения. Все те, кто прямо или косвенно агитировал за коммунистов, будь то правозащитник из «Мемориала»**, профессор Высшей школы экономики, известный писатель, популярный блогер или просто яркие представители медийной интеллигенции, — все эти «лучшие люди» теперь несут личную ответственность за последствия этого безнравственного действа. И хорошо еще, если в ближайшие годы не случится какой-нибудь необратимой для страны катастрофы.

«Лучшие люди», конечно, не являются для нас политическими противниками. Но и воспринимать их в качестве моральных авторитетов в политике тоже более невозможно. Эти люди, как правило, высоко профессиональны в своем деле, но при этом абсолютно некомпетентны в политической сфере и к тому же безгранично самоуверенны, хотя в большинстве своем страдают комплексом неполноценности.

«Лучшие люди» и «путинские элиты», как ни странно, один слой, все они вышли из 1990-х. И те и другие не поддерживали реформы для большинства, и те и другие по-большевистски относились к людям как к материалу. Но «лучшие люди» своей болтовней еще и прикрывали губительные для населения «реформы» 1990-х, криминальную передачу собственности через залоговые аукционы, создание олигархической экономики и государства, разрушение института выборов начиная с 1996 года. «Лучшие люди» поддерживали Вторую чеченскую войну и утверждение Путина в качестве «лидера нации». Будучи близорукими и лишенными стратегического мышления, они не разглядели вовремя опасность (даже для самих себя) той модификации олигархической системы, которая формировалась вокруг Путина. Однако, перейдя в оппозицию Путину, «лучшие люди» не смогли критически взглянуть на свой собственный печальный опыт и не признали ошибок. Но рано или поздно стране придется дать честные и исчерпывающие оценки эпохе 1990-х годов. И это не «старые споры», это, как и оценка большевистско-сталинского периода истории, то, без чего невозможно двигаться в будущее.

Наконец, есть те, кто либо поддался массированной агитации и после «промывания мозгов» проголосовал за коммунистов, либо, разочаровавшись в активизме и увидев неприемлемые призывы авторитетных для себя фигур, решил вообще в политике не участвовать. Людей можно понять. Их просто утопили в бесконечных подсчетах и разговорах о «рациональности» при голосовании, в алогичных, многословных и навязчивых рассуждениях о том, что если голосовать за КПРФ, то это «против власти и Путина», а если голосовать по совести, то «голоса, отданные за непрошедшие партии, перейдут к ЕР». На самом деле это не более чем «размышлительный блуд». Рассуждения о «необходимости» поддержать как бы меньшее зло, исходя из какого-то расчета, не новы, такое было и раньше. Это просто наукообразный обман. Что же касается брезгливого призыва к бойкоту, то в нынешних условиях это просто подарок властям, это самоустранение из информационного поля, ведь тот, кто отсутствует, всегда неправ.

Наивно полагать, что в России последние 30 лет можно находиться «вне политики» или «над схваткой». Массовое распространение такой позиции привело к тому, что профессиональной влиятельной журналистики в нашей стране почти не осталось. В большинстве российских СМИ нет ничего, кроме госпропаганды. Но даже отважные расследования, которые появляются иногда в пока встречающейся честной и независимой прессе, только еще больше озлобляют людей, поскольку не говорят при этом об альтернативе — не указывают на тех, кто может вести страну в правильном направлении и решать накопившиеся серьезнейшие проблемы. Такая журналистика, систематически разжигая справедливое недовольство, толкает людей к бунту, после которого, как известно, жить становится еще хуже.

И наконец, надо понять, что пресловутое «умное голосование» за «любого проходного кандидата, кроме…» не просто крайне неблагородный поступок, а популизм в чистом виде, который на практике работает как механизм отрицательного отбора, обеспечивающий в наших условиях выбор худших. Такой подход направлен на достижение мнимого или краткосрочного успеха и в итоге приводит к ощутимому ухудшению исходной ситуации.

Агитаторы и сторонники «умного голосования» теперь в полной мере несут ответственность за действия КПРФ, «Справедливой России» с прилепинцами и ЛДПР в нынешней Думе.

АЛЬТЕРНАТИВА

Люди устали от бедности и ждут положительных изменений в экономике. Ассортимент товаров огромный, благодаря интернету можно совершать покупки, даже не выходя из дома. Но денег нет. В таких условиях беднеющему населению можно подсунуть что угодно: и новый госплан, и национализацию, и закрытие границ — в общем, недавнее прошлое. Обнищание — подходящая почва для реванша.

Ответа на вопрос «что делать?» теперь долго в обществе не будет. Тандем коммунистов и путинских силовиков не избавит страну от бедности, преступности, государственной лжи, не вернет доверие к власти. Граждане России об этом догадываются и от государства ничего хорошего давно не ждут, но при этом считают, что сами не несут ответственности за действия власти и за происходящее в стране. В то же время люди готовы к репрессивной модели действий со стороны властей, ожидают ее и в некотором смысле даже как бы под нее «заточены». Общество просто не представляет себе иного государства, кроме репрессивного, и ждет от него только насилия, принуждения, грабежа. В этой ситуации появляется стремление отбросить моральные соображения, мстить и грабить награбленное, реализуя единственный доступный способ не быть больше «тварью дрожащей». И если это стремление примет массовый характер, если жизнь пойдет в этом направлении, то Россия утратит не просто перспективу, а вообще будущее: нашей страны с ее нынешней территорией, единым историческим и культурным пространством просто не станет.

Угроза такого развития делает приоритетной задачу разъяснения людям возможности и необходимости построения другого государства, других институтов, работающих на совершенно иных основах. Для решения этой задачи следует уже сейчас культивировать желание созидать, что отнюдь не равноценно призыву из «Интернационала» — «до основанья, а затем».

Среди неотложных взаимосвязанных задач также необходимость противостоять нарастающему мракобесию, защищать демократические ценности, постоянно помнить и говорить о политзаключенных, требовать расследования политических убийств и отравлений, искать точки опоры внутри российского общества, создавать и развивать элементы альтернативы «системе Путина» — идеологической (европейские ценности), содержательной (законопроекты и программы, такие как «Земля, дома, дороги»), кадровой (высокопрофессиональные специалисты с незапятнанной репутацией).

Не нужно ждать, когда наступит некий момент «после Путина», чтобы начать все с чистого листа. Уже сейчас необходимо определять приоритеты оппозиции с учетом будущего. Мы оказались правы в оценке ситуации в стране — происходит именно то, о чем мы предупреждали. Но мы верим в будущее, в Россию, в наш народ, в жизнь без страха, в правовое государство и в свободу. Именно ради этого мы будем продолжать убеждать людей, что в политике, как и в жизни, можно и нужно поступать по совести — и голосовать в том числе. Это и есть то самое единственно возможное в условиях реакции, репрессий и фальсификаций моральное и интеллектуальное сопротивление. С ложью нельзя мириться, нельзя закрывать на нее глаза, иначе становишься соучастником обмана. Надо голосовать каждый раз за себя, а не ставить на лошадь, которая первая придет к финишу. Это не скачки, это ваш выбор того, где и как вы будете жить. Голосование всегда дело совести, а не расчета.

Сегодня в России установлена власть абсолютного меньшинства. Большинству же объективно необходимы модернизация и реформы. Но только мирным путем. Бунт — не в интересах народа, не в интересах страны. Европейский путь для России — объективно единственный. При всех наших проблемах и слабостях никакое другое политическое направление не может сформулировать смысл движения вперед. Все другие направления — «пути, которых нет», воспроизводство в той или иной форме путинской системы, того же курса. Одиннадцать раз за 28 лет партия «Яблоко» и я лично предлагали обществу содержательную альтернативу, ни разу не обманули, не отказались от своих принципов и убеждений. У нас и сейчас есть программа, которую мы готовы реализовывать. Поддержка платформы и программы «Яблока» соответствует истории и времени, и это возможность в будущем победить.

Оригинал

* организация признана экстремистской, деятельность запрещена
** власти считают иностранным агентом

* Движение в защиту прав избирателей «Голос» - незарегистрированное общественное объединение, признанное иноагентом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире