Вы не увидите имена этих арестованных журналистов с громкими Я/МЫ на первых полосах ведущих российских газет. Вы не услышите об уличных акциях в защиту этих двух выступивших против системы молодых людей, которых уже год по сфабрикованному делу держат в подмосковных СИЗО. Вы не встретите в соцсетях многочисленные репосты фотографий их жен и детей, оставшихся без кормильцев.

3498990
Ян Кателевский и Александр Дорогов в зале суда // Фотографии из Твиттера Яна Кателевского @ya_YANson

Речь о Яне Кателевском и Александре Дорогове, журналистах издания «Росдержава». Ровно год назад, 29 июля, они были задержаны 20 сотрудниками СОБРа. Во время задержания Кателевского и Дорогова жестоко избили. Журналистов, разоблачавших коррупцию в структурах подмосковного МВД, обвинили в вымогательстве денег у инспектора ДПС, фигуранта одного из их антикоррупционных расследований.

Сфабрикованное против Кателевского и Дорогова дело шито белыми нитками, однако это не мешает подмосковным судьям исправно продлевать журналистам срок содержания под стражей. О деталях дела ничего не известно, с арестованных и адвокатов взята подписка о неразглашении. Ютуб-каналы журналистов ликвидированы, а вместе с ними — и подробности их многочисленных расследований коррупции в подмосковной полиции.

Правозащитный центр «Мемориал»(*) признал Кателевского и Дорогова политзаключенными. С требованием прекратить уголовное дело и немедленно освободить журналистов выступала организация «Репортеры без границ». Однако в российском обществе преследование подмосковных журналистов оказалось попросту незамеченным.

Но чтобы передать подлинные масштабы репрессий в нашей стране, необходимо максимально громко говорить о каждом политзаключенном в России, говорить с каждой доступной площадки. Завтра политзаключенным может оказаться буквально любой.

В тюрьме по-прежнему находится историк Юрий Дмитриев, осужденный по сфабрикованному делу на 13 лет. Уже год в СИЗО содержится журналист Иван Сафронов, обвиняемый в госизмене: дело засекречено, Ивану грозит до 20 лет тюрьмы. До сих пор в колониях отбывают наказание шесть человек, осужденных за участие в мирных уличных протестах против фальсификаций на выборах в Москве в 2019 году. За участие в протестных акциях зимы 2021 года к уголовной ответственности были привлечены 134 человека, как минимум, девять из них уже получили реальные сроки.

На сегодняшний день число политических заключенных в России уже превышает количество политзеков во времена брежневского СССР. Выступая в 1976 году с Нобелевской лекцией, академик Андрей Сахаров назвал имена 126 узников совести. В начале 2018 года в списке политзаключенных центра «Мемориал» числилось 130 человек, тогда как к концу июля 2021-го в нем было уже 373 фамилии. Только за три последних года количество политзеков в России увеличилось почти втрое! Как правило, эти люди осуждены формально по одним мотивам (например, за неуплату налогов или хранение наркотиков), а реально преследуются властями и содержатся в заключении совершенно по другим: за критику власти, за журналистские расследования, за открыто декларируемые политические или философские убеждения, публичную политическую или общественную деятельность и т. п. В сегодняшней России, неправовом авторитарном государстве, политическим заключенным можно стать вследствие сфальсифицированного уголовного дела — в результате номенклатурных интриг или внутренних разборок в спецслужбах и правоохранительных органах, в результате сведения счетов, устранения конкурентов или передела собственности, из-за мести или зависти.

Бороться за свободу политзаключенных, за справедливое и независимое правосудие нужно ежедневно.

Вопрос освобождения всех политзаключенных — определяющий для будущего страны. Это вопрос о том, будем ли мы жить в собственной стране без страха или в лагере за колючей проволокой.

Пока по этому вопросу еще можно проголосовать на осенних выборах в Госдуму.

Оригинал

(*) — власти считают организацию иностранным агентом


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире