Обвал подкрался незаметно, хоть виден был издалека

Экономический кризис разрастается. Несмотря на сделку России с ОПЕК, мировые цены на нефть продолжают падать. По условиям сделки Россия с 1 мая должна сократить добычу нефти до 8,5 млн баррелей в сутки. В среднем добыча собственно нефти (без газового конденсата) в России составляет около 10,4 млн б/с, то есть российским нефтяникам предстоит снизить добычу на 1,9 млн б/с. Такой объем сокращения в 6,5 раз превышает уровень снижения добычи Россией (0,3 млн. б/с), на котором настаивали прочие участники сделки в начале марта и от которого российские переговорщики отказались. Новый объем сокращения составляет около 33% российского экспорта нефти. Столь резкий откат от первоначальных претензий объясняется серьезным просчетом оценки влияния эпидемии на мировую экономику и глобального падения спроса, то есть «обстоятельств непреодолимой силы» — избыточные объемы уже просто некуда девать, и сокращение придется проводить уже явочным порядком. 

В результате цена на бензин на российском оптовом рынке упала ниже себестоимости: каждую тонну нефтяные компании продают с убытком в несколько тысяч рублей.

У России проблемы не только с нефтью, но и с газом. За весь первый квартал добыча газа в стране сократилась на 6% в годовом измерении, а в марте обвал оказался просто рекордным: было добыто на 12,3% меньше газа, чем за тот же период прошлого года. Причины: теплая зима, спад производства, вызванный карантином, и американские поставки сжиженного природного газа. Европейские газовые хранилища переполнены, и российский газ в Европе сегодня продается по цене $80 за 1 тыс. кубометров, что на треть меньше, чем в начале года. Чтобы компенсировать потери «Газпрома» из-за падения цен на газ на внешнем рынке, в правительстве РФ принято решение повысить с 1 июля тариф на газ для россиян: на 3% для населения и на 2,99% для остальных категорий потребителей. Повышение газовых тарифов в разгар эпидемии и кризиса, как и продажа бензина с убытком для производителей, свидетельствуют, во-первых, о неадекватности принимаемых в правительстве решений, а  во-вторых, о порочности и исчерпанности экономической модели, опирающейся исключительно на топливно-энергетический сектор.

За последние двадцать лет в России, несмотря на все разговоры, правительственные причитания и президентские заявления, зависимость от сырьевого экспорта и мировых цен не только не уменьшилась, но и возросла. Даже по оценке Росстата доля добычи полезных ископаемых в России выросла с 34,1% в 2010 году до 38,9% в 2018-м, а удельный вес обрабатывающих производств, наоборот, сократился. Российские власти все эти годы напоминали наркомана, у которого в одну руку введена труба с газом, в другую — с нефтью, а в голове — экономические галлюцинации. Вот из-за этих «галлюцинаций» при принятии ключевых решений и были допущены стратегические просчеты. И в итоге Россия так и осталась с «экономикой трубы».

Уже в обозримом будущем нефть больше не сможет служить главным источником благосостояния России. В краткосрочном плане это происходит из-за падения спроса на нефть и затоваривания запасами. Так, 20 апреля к концу биржевых торгов продавцы стали уже доплачивать покупателям американской нефти WTI по $40 за баррель (из-за обвала цены более чем на 300% — до минус $39,44 за баррель). Цена российской нефти Urals тоже стала отрицательной и составила минус $2 за баррель, что на 112,7% меньше предыдущей цены в $15,75. Очевидно, что сокращение добычи на 10 млн б/с, о котором якобы смогли договориться Россия и ОПЕК, не ликвидирует существующий избыток и не решит проблему обвала цен.

Удастся ли путем картельного сговора держать цены в районе хотя бы $20 за баррель, покажут ближайшие два-три месяца. Пока же очевидно, что прежние объемы нефти еще долго не будут востребованы (на фоне глобального экономического спада и проблем китайской экономики), а к тому времени, когда они понадобятся, на рынке будет много дешевой саудовской нефти, солнечные батареи, ветрогенераторы, другие «зеленые» источники энергии.

После завершения пандемии экономика будет восстановлена и цена на нефть начнет понемногу расти. В этот момент у многих производителей возникнут стимулы быстро увеличить добычу и продажи, чтобы как-то компенсировать себе убытки за период спада. В этой ситуации велика вероятность, что картель ОПЕК+, если он сохранится к тому времени, пойдет вразнос, а это, в свою очередь, станет сдерживающим фактором для роста цен. Так что даже в среднесрочной перспективе на особо быстрое подорожание нефти рассчитывать не приходится. Это может растянуться на годы, как это произошло после развала нефтяного картеля в начале 1980-х.

Не следует забывать и о геополитической уязвимости России. США, например, при желании могут легко вытолкнуть Россию с мирового рынка, введя эмбарго на российский экспорт нефти, как они сделали это с Венесуэлой. Недавно Вашингтон обвинил венесуэльского президента и четырнадцать его соратников в торговле наркотиками и начал перебрасывать военную технику к границам Венесуэлы. За участие в наркотрафике президенту страны Мадуро грозит тюремное заключение вплоть до пожизненного. Почуяв запах жареного, «Роснефть» избавилась от всех венесуэльских активов, «продав» их российскому государству, и теперь под американские санкции может попасть вся российская нефтедобывающая промышленность. 

Кроме того, есть и другие, более весомые обстоятельства, которые будут препятствовать росту цен на «черное золото». Так, нефть вслед за углем будет все больше уходить на второй план. Будет постепенно формироваться «трехуровневый рынок» нефти: 1) Саудовская Аравия; 2) глобальные компании, включая российские; 3) нестандартные производители, чьи предельные издержки будут выступать в качестве предела цены. Такая структура саморегулируется и теоретически может быть эффективной. Она не требует «ручного управления», и если кто-то (как недавно «великие стратеги» из России) задумает кардинально ее изменить с помощью ценовой войны, такая попытка изначально будет обречена на провал. Ни к чему не приведет и попытка в долгосрочной перспективе поднять цены выше предельного уровня, поскольку выше этого уровня необходимые для удовлетворения спроса «нестандартные производители» обретут рентабельность и это не позволит цене подниматься выше. А с учетом еще и развития альтернативной энергетики этот предельный уровень продолжит снижаться. 

Скорость этого процесса не знает никто, но смысл политики в том, чтобы понимать закономерности и рыночную логику предстоящего развития событий и в соответствии с этим принимать решения. В ближайшие десять лет эффективность нефтяного сектора России будет неуклонно снижаться из-за усложнения условий добычи, удаленности расположения запасов, роста издержек, а также вследствие падения спроса на нефть. Это потребует принципиальных изменений в концепции всей бюджетно-финансовой системы России — отказа от решающей зависимости бюджета от экспорта природных ресурсов. Ключевое требование: реальная диверсификация российской экономики и создание современной конкурентной системы взамен сегодняшнего госкапиталистического устройства. Это возможно лишь при отказе от сырьевой модели и корпоративной мафиозной политической системы. Без этого перспектив успешного и мирного развития в XXI веке у России нет. 

(См.также «Что будет с экономикой и почему упала цена на нефть?», опубликовано 15.03.2020)

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире