yavlinsky_g

Григорий Явлинский

25 сентября 2018

F
25 сентября 2018

Жертвы плебисцита

Не собирался опять писать про выборы, вроде все уже сказано (в том числе и про последние: см. «Невыборы губернаторов»). Но голосование за ЛДПР в Хабаровском крае и Владимирской области произвело на сознание публицистов и журналистов какое-то неадекватное впечатление: они обрадовались и засуетились, рассказывая, что, мол, «наконец-то…» На самом деле радоваться абсолютно нечему, произошедшее в минувшее воскресенье — очередной шаг по лестнице, ведущей вниз.  2983298

(ФОТО: пресс-служба УМВД по Владимирской области)

Приход людей из ЛДПР на выборах во власть — показатель деградации политической и экономической ситуации, свидетельство того, что положение дел в стране становится еще более абсурдным. Так уже было в 1993-м, когда в результате провала реформ и стрельбы из танков по Верховному Совету на выборах в Госдуму победила ЛДПР.  

Рукотворная экономическая стагнация, разрастание бедности и обнищание, пенсионная «реформа», войны на Донбассе и в Сирии, международная изоляция, воровство и коррупция, отсутствие перспективы — все это сегодня создает атмосферу страха, тоски и злобы. Вот вам и мотивы голосования за ЛДПР. Чем хуже ситуация в стране, тем больше шансов у популистов.

Если кто-то полагает, что результаты выборов в Приморье, Хабаровском крае, Хакасии и Владимирской области — символ политических перемен в стране, то им хочу сказать, что Путину совершенно безразлично, через кого проводить свою политику — через ЕР, ЛДПР или КПРФ. Представители любой из этих «партий» полностью и безоговорочно разделяют все главные направления политики Путина. К тому же как губернаторы они абсолютно зависимы от федерального центра. Поэтому обсуждать «коалиционные правительства» Зюганова с Жириновским в регионах как-то уж совсем странно. Кстати, если бы эти персонажи могли реально проводить хоть какую-то свою политику, то сделали бы ситуацию в стране еще хуже, чем сейчас. Так чему радоваться? 

Вынужден повториться. Голосование против действующих губернаторов и представителей ЕР в некоторых регионах вполне устраивает власть, поэтому она не очень сопротивляется. Губернаторы — кто послабее и поглупее — становятся жертвами выпуска пара по поводу повышения пенсионного возраста, и это, безусловно, в интересах системы. Путин уже несколько лет последовательно проводит линию перекладывания ответственности за все проблемы и беды людей на региональное руководство и чиновников. Сам президент при этом предстает в роли верховного арбитра и народного заступника, единственного в своем роде, качественно отличающегося от всех остальных государственных чиновников. В соответствии с этой концепцией и были выстроены последние «прямые линии» Путина. Так что система не буксует, она следует своей логике. А умозаключения политкомментаторов о глубинной связи «победы оппозиции» в нескольких регионах с будущими федеральными выборами — пустые хлопоты. Скорее всего, уже в ближайшее время избирательная система будет ужесточена, чтобы никаких сбоев больше не происходило. Да и с теми, кто нарушил договоренности и повел себя не по понятиям, разберутся так, чтоб неповадно было. И, конечно, как всегда, за такие поправки в избирательное законодательство дружно проголосуют коммунисты и ЛДПР.     

Победа кандидатов от ЛДПР или от коммунистов ничего не меняет. Губернаторские посты в современной России — это обычные чиновничьи должности, жестко вписанные в вертикаль власти и ничего общего не имеющие с публичной политикой. В случае победы так называемого «альтернативного» кандидата он просто занимает место чиновника, включается в вертикаль и подчиняется ее правилам. А настоящей, содержательной альтернативы на выборах нет. Для тех, кто мог бы попытаться «сломать игру», — муниципальный фильтр. Искать источник оптимизма в голосовании за кандидатов от ЛДПР или от коммунистов — это логика «голосуйте за кого угодно, кроме…», тупиковость и неэффективность результата которой после 2011 года хорошо известны. 

И еще. Разговоры о поражении власти и провале на этих выборах администрации президента, о том, что у власти появились электоральные проблемы и т.п., создают видимость легитимности российских выборов в целом и таким образом продолжают операцию от 18 марта под названием «плебисцит». Потому что если в России есть выборы, есть волеизъявление, значит, Собянин — на самом деле избранный мэр Москвы, а Путин — на самом деле избранный президент России. Неплохой результат, ради которого точно можно пожертвовать и Орловой, и Шпортом. Раз уж получился такой сбой, их согласились принести в жертву, чтобы показать, что у нас есть выборы, которых нет.

Произошедшее в минувшее воскресенье показывает, что режим движется в лучшем случае к однопартийной системе с разрешенными фракциями под эгидой вечного Путина. А в худшем — к политическому устройству в форме ультраконсервативной капсулы, отгороженной от мира, с Путиным во главе. Ну или, например, с Шойгу.

Оригинал

Вчера многие обсуждали слезы Памфиловой и отмену результатов выборов в Приморье. Что же случилось? Что так расстроило главу ЦИКа?

Оказывается, расстроило Эллу Александровну не нарушение законодательства, не обман граждан, не издевательство над людьми, пришедшими проголосовать. Главная проблема, по словам Памфиловой, — это «перечеркнутая работа» членов ЦИКа!

Кстати, Элла Александровна честно призналась, что ЦИК без поддержки президента вообще ничего не может сделать. Следует ли из этого, что ЦИК и сейчас, и ранее в абсолютном большинстве случаев игнорировал нарушения на выборах тоже при поддержке президента? Почему Панфилова не плакала осенью 2016 года, когда были опубликованы видеосвидетельства фальсификаций на выборах? Таких случаев было множество. Почему не разрыдалась в ходе президентской кампании, когда Путин нарушал закон о ведении предвыборной агитации на всех федеральных каналах? Почему молчала, когда были зарегистрированы кандидаты в президенты, которые не собрали или которые даже не пытались собирать подписи?

Если итоги выборов не нравятся властям, как это случилось в Приморье, а фальсификации уж слишком очевидны, то выборы решают отменить. А почему нельзя пересчитать результаты? Почему нельзя найти и наказать виновных? Потому что такая отмена выборов — чистейшей воды манипуляция. Ведь сейчас администрация ЕР получит возможность залатать дыры в «работе с населением», починить давший сбой механизм фальсификаций и одержать «сокрушительную» победу с каким-нибудь уже другим своим кандидатом.

И почему, наконец, по словам Эллы Александровны, прозрачность на повторных выборах в Приморье «только господь бог может… гарантировать»?

А вот почему.

В путинской России, где нет разделения властей, нет политически влиятельных независимых СМИ, нет независимой судебной власти и нет независимого от власти значительного бизнеса, т. е. невозможно систематическое независимое финансирование, — в принципе не может быть открытых, конкурентных, честных, т. е. нормальных выборов.

Все происходящее в Приморье — это частный случай, внутриаппаратная разборка. Это не вопрос беспокойства за перемены в настроениях при волеизъявлении (настроения людей властям неплохо известны). Это вопрос об искусности фальсификаций. В Приморье просто технически как-то прокололись, а по стечению обстоятельств этот случай стал известен широким массам. Аналогичные подтасовки происходили и происходят во многих регионах и в самых разных вариациях. Так было и на последних выборах, так было и на всех предыдущих, начиная с 1996 года. Иногда бывало даже президент поздравляет с победой, а потом(!) подтасовывают результат и отбирают победу у неугодных.

В Приморье (как и в любом другом регионе) власти все равно добьются своего: назначат путем «выборов» верного Путину человека. Если не Тарасенко, так кого-нибудь другого из ЕР. Можно и коммуниста, можно и ЛДПР. Главное, чтобы был предан лично. Ну какая разница, кто будет проводить политику Путина в Приморье — исполнитель по фамилии Тарасенко или исполнитель по фамилии Ищенко? Примеров такого «плюрализма» в российских федеральных и региональных аппаратных коридорах множество.

Все, что сейчас устроили вокруг приморских выборов — весь этот ажиотаж в СМИ, слезы, непрерывные обсуждения, глубокомысленные умозаключения и т. п., — все это, с точки зрения будущих выборов, пустое: избирательная система будет ужесточена, чтобы таких сбоев не происходило. Вот и все, что будет.

А пока весь этот базар — только чтобы отвлечь, внимание: от сбитого в Сирии нашей же ракетой нашего самолета с 15 офицерами (надо бы траур объявлять и виновных наказывать), от вскрытого журналистами очередного вранья про сбитый в Донбассе пассажирский «Боинг», от позора с «солсберецкими туристами-отравителями», от дырок в космическом корабле, от обвиненного в коррупции министра, который публично угрожает физической расправой Навальному, от продолжающегося падения уровня жизни, от изоляции страны и санкций.

Тем временем: Сенцов, безвинно посаженный в тюрьму на 20 лет, может умереть в любой момент; Верзилова, похоже, на самом деле отравили, чтобы не лез в дела ЧВК, не совал свой нос в убийство журналистов в Африке; дело «Нового величия», уголовное преследование молодых людей, грубо спровоцированных агентами спецслужб, продолжается.

Не давайте сбивать себя с толку, не позволяйте занимать внимание фейковой повесткой. Выборы в современной России — это сознательно организованный властями фейк. Хоть в Приморье, хоть в Москве. Но даже в таких выборах надо участвовать — чтобы иметь трибуну, с которой максимально громко говорить правду о том, что происходит в стране, регионе, городе. В таких выборах надо участвовать, чтобы объяснять людям, что будет происходить, а не для того, чтобы рассказывать, кто сильнее любит президента и кто лучше будет исполнять его волю.

Оригинал

Олег Сенцов может умереть в любой момент.

Пока вся страна увлеченно обсуждает видеообращение замминистра российского правительства со странными угрозами физического насилия в адрес гражданина, обвинившего его в коррупции, и с фантазиями о «дуэльном кодексе».

Пока все гадают, кто самый главный идиот в истории с отравлением в Солсбери.

Пока народ спорит, зачем президент России танцует на свадьбе австрийских крайне правых националистов.

Пока «эксперты» пытаются понять, что курят выдумавшие историю о том, как американские астронавты просверлили дырки в космическом корабле, чтобы быстрее вернуться на Землю.

Пока вот это все происходит — украинский политзаключенный Олег Сенцов может умереть в российской тюрьме.

Каждый день приносит в нашу жизнь новую порцию абсурда, лжи, грязи и идиотизма… В соцсетях это бесконечно обсуждают, высмеивают, создают мемы, карикатуры… Этим оказывается почти полностью заполнено внимание миллионов людей.

Тем временем Олег Сенцов действительно может умереть в любой момент.

Эпическое настроение по этому поводу совершенно неуместно. Его смерть будет уходом человека, несправедливо преследуемого российской авторитарно-полицейской системой и выбравшего свой путь борьбы с ложью и произволом. Сохранение жизни Сенцова — это ответственность всех нас, каждого человека, имеющего российский паспорт. Каждого!

Те, кто у власти и при власти, полагают, что смогут извлечь какую-то свою циничную выгоду из трагедии. Но для обычных людей, для всех — и для российского народа, и для украинского, гибель Сенцова станет новой общей бедой, с которой мы все уже, скорее всего, вообще никогда не справимся.

Если бы российская власть представляла народ, то должна была бы проявить милосердие. Потому что суть милосердия в том, что оно всегда в одностороннем порядке. Но эта власть нас не представляет, и никакого милосердия ей не дано. Более того, эта власть боится милосердия, как и всего другого человеческого.

Между Москвой и Киевом давно нет практически никаких рабочих контактов на необходимом уровне, человеческие контакты также почти заблокированы. Встреча в «нормандском формате» могла бы помочь решить гуманитарные вопросы, в том числе и этот, главный — вопрос освобождения Сенцова. Но после гибели в Донецке Захарченко все отказались от такой встречи. Коллективный Запад сейчас не в состоянии посредничать в отношениях России и Украины. Да его попросту уже и нет — такого Запада.

А пока в российской колонии умирает украинский кинорежиссер Олег Сенцов. Умирает за то, что думает как миллионы из нас, и говорит об этом.

Ситуация с Сенцовым ввиду ее исключительной важности должна была бы стать предметом обсуждения в Совете Безопасности ООН — наряду с ростом напряженности и угрозой военного столкновения в Азовском море, наряду с гуманитарно-экологической ситуацией в Крыму и политическим решением ситуации на востоке Украины. Не должен современный мир быть столь беспомощен!

Сенцов умирает. И любой из нас завтра может оказаться на его месте.

По существу решение приговорить Сенцова к 20 годам колонии строгого режима принято по указанию Путина, которое ни один чиновник в российской правовой системе не осмелился оспорить. Хотя никто от действий Сенцова не пострадал, и вообще так и непонятно, что же именно он сделал. Поэтому только Путин может освободить Сенцова. Добиваться этого должны все — каждый день помнить об этом, говорить об этом, писать и требовать.

Всю полноту ответственности за жизнь Олега Сенцова несет лично Путин. Не ФСИН, не генерал Москалькова, не тюремщики, не врачи колонии — все они только выполняют указания, — не они, а лично Владимир Путин.

Олег Сенцов может умереть в любой момент.

Оригинал

Важнейшая задача руководителя любой страны — оберегать ее репутацию, служить ее репутации, делать так, чтобы его страну уважали, чтобы его стране доверяли. После Крыма и Донбасса, после сбитого «Боинга», после Сирии, после всего этого бесконечного вранья Россия оказалась страной с отрицательной репутацией. Страной, которой нет никакого доверия в мире. И именно в этом крах российской дипломатии и внешней политики. Мы сами отравили себя. Ложью.

Отравление в Солсбери в конечном счете история не столько про месть российских спецслужб своим «предателям» и даже не про длинные руки Москвы (совершенно незаконную операцию на территории другого государства). Мир знает много шпионских сюжетов, без них, видимо, никуда. Все спецслужбы мира мстили и мстят, если могут. Однако для нашей страны история с отравлением Скрипалей — это политически знаковое, во многом переломное событие, показывающее место и роль России в мире.

Нетрудно заметить, что резкость реакции мирового сообщества на инцидент в Солсбери беспрецедентна. Было немало шума, когда в 2006 году в Лондоне в результате отравления полонием умер бывший сотрудник ФСБ Александр Литвиненко. Но тогда не было ни санкций, ни высылки дипломатов, ни совместных заявлений стран G7. Не было предпринято ничего подобного против России и в 2008 году вследствие конфликта с Грузией и отторжения Абхазии и Южной Осетии.

Что же изменилось за последние 10-12 лет?

А вот что. Изменения произошли принципиальные. Большинство стран мира практически перестали нам верить. Россия превратилась в страну даже не с нулевой, а с отрицательной репутацией. То есть почти все государства уверены в том, что нынешнее российское руководство никогда не говорит правду, не выполняет своих обещаний и обязательств, когда ему это выгодно, не соблюдает международное право и подписанные им самим международные договоры, а также, если может, вмешивается в чужие дела, угрожает и шантажирует.

В современном мире нет высшего суда справедливости, нет абсолютной истины, нет универсального арбитра. Но есть механизм репутаций. Положительную репутацию — то есть сложившееся положительное мнение о стране, ее народе и руководстве — надо зарабатывать изо дня в день и беречь как зеницу ока. За репутацию надо бороться, репутацию нужно отстаивать всеми доступными способами. Уважение достигается честностью, благородством, дальновидностью, умением эффективно защищать свои национальные интересы, действовать предсказуемо на основе общепринятых ценностей и принципов. В этом смысл внешней политики любой страны.

У нас любят говорить о силе как факторе внешней политики и репутации. Да, сила имеет значение. Только что такое сила в современном мире? В современном мире сила — это экономический потенциал. Однако доля российского ВВП в мировой экономике сегодня менее 1,8% (для сравнения у США — 24%, у ЕС — 22%, у Китая — 15%, у Японии — 6%, не говоря уже о суммарном ВВП стран НАТО). Иначе говоря, показателем силы в современном мире является прежде всего экономика, и чем больше получает самый бедный гражданин страны, тем сильнее государство. А что касается бомб и ракет, танков и самолетов, то при дохлой экономике они нужны, только чтобы пугать всех вокруг. Бояться не значит уважать. Уважают за силу, а за шантаж и насилие ненавидят. Поэтому на бомбах репутацию не построишь и не сбережешь.

Многие годы у России была очень высокая репутация в мире. Это и благодаря решающей роли СССР в победе над нацизмом во Второй мировой войне ценой в десятки миллионов жизней, которую заплатил наш народ. Это и благодаря тому, что Россия сама, по своей собственной воле сумела распрощаться с тоталитарным коммунизмом и мирно перейти к построению демократического государства с современной экономикой. Даже когда в 1990-е и в начале 2000-х Россия вела жестокую бесчеловечную войну на Кавказе, ей верили, ее поддерживали (хотя, на мой взгляд, совершенно напрасно). На Россию надеялись.

Однако постепенно фирменным знаком российской политики и дипломатии вновь стали вранье и ложь. Беззастенчивая ложь производила поначалу ошеломляющее впечатление. Многие сомневались, но некоторые верили. Со временем вранье стало всеобъемлющим.

В истории со Скрипалями врали с самого начала. Но в самом начале еще не было доказательств причастности России, были лишь формальные сомнения. Сейчас есть имена, фотографии, номера паспортов, визовые анкетные подробности, билеты, гостиницы, свидетели. Реакция на это со стороны России — с глупыми официальными комментариями и пропагандистской чушью в СМИ — любого серьезного наблюдателя скорее убедит в том, что англичане правы. Вызывает улыбку беспардонная наглость, с которой российский МИД жалуется, что Россию не допустили к расследованию. Вы представляете себе ситуацию, чтобы подозреваемого в преступлении попросили помочь его расследовать?

В последние 20 лет государственная и политическая ложь в России опять стала тотальной. Врали, когда надвигался дефолт 1998 года и когда утонул «Курск». Врали о «Норд-Осте» и Беслане. Врут про Крым, про Донбасс и Сирию. Врут про налоги и пенсии, про экономические показатели, про состояние дел в стране. Ради этого даже Росстат лишили самостоятельности и подчинили Минэкономразвитию — чтобы врали в унисон. А пойманные на лжи высочайшие должностные лица неуклюже нагромождают на одно вранье другое. Умение врать становится ключевым навыком для успешного продвижения по российской карьерной лестнице. Должностной рост вице-премьера Мутко, известного манипуляциями с допингом, яркое тому подтверждение. Ложь и искажение истории собственной страны, оправдание преступлений сталинизма вновь стали фундаментом формирования современного мировоззрения. 

«Главной политической проблемой нашей страны является не уровень и качество демократии или защиты свобод и прав граждан, как это принято считать, а неограниченная и тотальная ложь в качестве основы государства и государственной политики. И причина здесь не просто в личных качествах первых лиц — Ельцина, Путина или Медведева: уже с момента октябрьского большевистского переворота 1917 г. российское государство построено на лжи. Ложь стала необходимым элементом государственной системы, которая уже более 93 лет является нелегитимной и должна это всячески скрывать.

Ложь — органический элемент и современной эклектичной государственной системы, желающей сохранить свою историческую связь и с советским режимом, и с умершим самодержавием, и с современным миром. Это можно пытаться делать только путем непрерывной и всеохватывающей лжи…

Страна попала в порочный круг: не отказавшись от лжи, нельзя провести сколько-нибудь эффективные реформы, а отказ от лжи угрожает системе в целом».

«Ложь и легитимность», апрель 2011)

     

В результате тотальной государственной лжи путинская Россия в последние четыре года окончательно утратила уважение и репутацию:

  • аннексировав Крым;

  • развязав и продолжая поддерживать криминальную войну в Донбассе;

  • погрязнув во лжи в истории со сбитым «Боингом»;

  • опозорившись со спортивным допингом на Олимпийских играх в Сочи;

  • занимаясь газовым шантажом;

  • попытавшись осуществить госпереворот в Черногории;

  • занимаясь грязной возней в интернете, названной «вмешательством в выборы в США»;

  • устроив дипломатический конфликт с Грецией с привкусом шпионажа;

  • допуская хамство со стороны российских представителей в ООН;

  • ведя постыдную безудержную пропаганду внутри страны и за рубежом;  

  • занимаясь фальсификациями на собственных выборах;

  • выдавая показуху за борьбу с коррупцией, как в деле Магнитского;

  • принимая античеловечные законы типа «закона Димы Яковлева»…

Этот список можно продолжать.

А после того как на выборах в марте 2018 года люди — по крайней мере официально — все это поддержали, правителей и весь российский народ связали воедино. Нет теперь, как в конце 1980-х, «хорошего народа» и «плохих руководителей». Теперь в глазах всего мира народ и Путин едины. Как говорится, все мы тут одним миром мазаны.

Конечно, мне доподлинно не известно, кто отравил Скрипалей. Но я хорошо знаю, что важнейшая задача президента любой страны — оберегать ее репутацию, служить ее репутации, делать так, чтобы его страну уважали, чтобы его стране доверяли. Президент, который не справляется с этой задачей, — негодный президент. После Крыма и Донбасса, после сбитого «Боинга», после Сирии, после всего этого бесконечного вранья Россия оказалась страной с отрицательной репутацией (см. «Крах Лаврова-Путина»). Страной, которой нет никакого доверия в мире. И именно в этом крах российской дипломатии и внешней политики. Мы сами отравили себя. Ложью.

И еще о последних невыборах. Некоторые оценивают результаты, как относительную неудачу власти. В частности, говорят о протестном голосовании, как очевидном свидетельстве растущего недовольства властью в связи с повышением пенсионного возраста.

Хотел бы предостеречь от иллюзий.

1. Голосование против действующих губернаторов и представителей ЕР — это следствие не столько растущего недовольства властью, сколько результат сознательной политики самой власти. Путин уже несколько лет последовательно проводит линию перекладывания ответственности за все проблемы и беды людей на региональное руководство и чиновников. Сам президент при этом предстает в роли верховного арбитра и народного заступника, единственного в своем роде, качественно отличающегося от всех остальных государственных чиновников. В соответствии с этой концепцией и были выстроены последние «прямые линии» Путина. Так что система не буксует, ей не угрожают никакие взломы. Система следует своей логике.

2. Выход во второй тур или даже победа кандидатов от ЛДПР или от коммунистов ничего не меняет. Губернаторские посты в современной России — это обычные чиновничьи должности, жестко вписанные в «вертикаль власти» и ничего общего не имеющие с публичной политикой. В случае победы так называемого «альтернативного» кандидата он просто занимает место чиновника, включается в «вертикаль» и подчиняется ее правилам. А настоящей, содержательной альтернативы на выборах нет. Для тех, кто мог бы попытаться «сломать игру», — муниципальный фильтр. Искать источник оптимизма в голосовании за кандидатов от ЛДПР или от коммунистов, — это логика «неполитического протеста» в наихудшем виде, она давно уже доказала свою тупиковость и неэффективность.

3. Система развивается, к сожалению, таким образом, что она может игнорировать протестные настроения. Она наращивает (уже нарастила) контрольно-силовую составляющую и рассчитывает прежде всего на ее защиту, а не на реальную поддержку населения. Недопущение даже видимости альтернативы с помощью муниципального фильтра, жесткая реакция на протестные акции (заблаговременный арест организаторов, полицейский контроль, применение силы, задержания) показывают, с одной стороны, что игры власти с протестом закончились, а с другой — что это были именно игры, и все успехи «протестного движения» (акции в 2013 году, отдельные относительно многочисленные мероприятия в последующие годы — как например, с уточками) — это не успехи, а результат сознательного попустительства власти, которая действовала в своей логике и ради своих целей.

В результате протестное движение в России остается «вещью в себе», отгороженной от страны полицейскими кордонами и административными барьерами, а игру с людьми ведет власть своими популистскими и административно-силовыми методами, а главное — легко культивируя идею о своей безальтернативности.

Оригинал

В России прошел «Единый» день голосования. Единый — потому что везде выборы мэров и глав администраций проходят по единой системе «выборов без выбора», модели составленной политическими шулерами. Отработанные годами механизмы на выборах глав субъектов не дают ни малейших шансов не то что победить, но даже участвовать никому, кроме заготовленных заранее кандидатов от власти. Никто никого не выбирает — мэров и губернаторов назначают в кремлевской администрации. Делают это с издевкой, создавая якобы видимость, что в этом участвуют безальтернативно голосующие избиратели. Надежным инструментом запрета участия в выборах несогласных с политикой Путина является муниципальный фильтр, преодолеть который невозможно в принципе. У партии «Яблоко» так было в Екатеринбурге, в Пскове и в Московской области. Люди в большинстве своем все понимают, а потому реальная явка на этих выборах совсем небольшая — порядка 20% во многих городах и целых регионах. При такой явке достаточно получить голоса примерно 10-15% от числа всех избирателей и ты уже «победитель». Это значит, что мнение 85-90% жителей вообще в расчет не принимается.

В результате таких «невыборов» к власти в регионах приходят люди из ниоткуда — бывшие охранники президента, бывшие водители бывших помощников президента, бывшие, но при этом надежно зарекомендовавшие себя в качестве обслуживающего персонала власти, послушных исполнителей без воли, идей, программ, знаний, опыта… Этих людей еще принято называть сегодня «технократами» или «менеджерами». Вот таким путем политика в России изживается в принципе: региональные политики заменяются на бессмысленных и беспрекословных исполнителей. Они должны уметь решать хоть какие-то проблемы и изображать хотя бы минимальную эффективность в условиях санкций и падения цен на нефть. Не справившихся заменяют на других таких же.

Путин управляет Россией не как федеративным государством с 85 субъектами, а как фабрикой с 85 цехами и заводоуправлением в Кремле, а реальная власть губернаторов систематически все больше урезается в пользу Москвы. При этом регионы отдаются на откуп губернаторам, а на коррупцию (до нужного момента) и на изощренные издевательства над людьми в кремлевском заводоуправлении закрывают глаза в обмен на беспрекословное подчинение и лояльность. Регионами управляют не с помощью законов и экономики, а с помощью слежки, прокуратуры и полиции, т.е. с помощью страха. Неудивительно, что региональные элиты запуганы и подавлены.

Уничтожение региональной политики и политиков, и вместо них создание целой армии чиновников, которые, будучи плоть от плоти нынешней системы, даже не представляют себе другой модели управления, — все это означает, что и после Путина переход от государства-мафии к иной форме правления будет чрезвычайно сложен и опасен. Если вообще возможен.

Но почему, возможно спросите вы, в отличие от «невыборов» Путина, «невыборы», например, Собянина лишены даже малейшего общественного значения? Потому что на президентских «невыборах» была хоть какая-то возможность обратить внимание всей страны на вопрос войны и мира, попытаться донести, что война — это предательство национальных интересов России, что это преступление и что не прекратив войну, не получится сделать ничего ни с пенсиями, ни с зарплатами, ни с медициной, ни с жильем. А на таких «невыборах» мэра Москвы, главы Хакасии, губернатора Псковской области или Чукотки не решается ровным счетом ничего — будет назначен тот, кого заранее наметили в АП и возможности у него будут только те, которые определили там же, в АП. Все дискуссии и споры по хозяйственным вопросам в нынешних условиях — это как «борьба за улучшение быта горожан» накануне массовых политических репрессий 1937 года.

P. S. Справедливости ради стоит добавить, что выборы в региональные и городские думы при всей их нечестности и извращенности — это последние в России электоральные мероприятия, обладающие хоть каким-то смыслом. Участие в них позволяет хоть как-то подготовить на будущее молодых политиков непутинской формации (именно для этого еще нужны праймериз, для этого мы еще выдвигаем своих кандидатов). Поздравляю «Яблоко» в Екатеринбурге (5,4%) и Великом Новгороде (10,5%) — удалось преодолеть барьер и пройти в городские думы.

Оригинал

У Путина не было президентской программы – ни экономической, ни политической, никакой. Не было и нормальной президентской кампании – он не встречался с простыми избирателями, не ездил по обнищавшим российским городам. Не было дебатов – ему нечего было ответить на сложные и острые вопросы. Но 18 марта 2018 года Путин стал снова президентом, возглавив страну в пятый раз подряд. В августе исполнилось сто дней со дня его очередного вступления в новую старую должность. Чем запомнились первые сто дней нового президентства Путина? Повышением пенсионного возраста, увеличением НДС, новыми антироссийскими санкциями и падением рубля, нарастающей изоляцией и усугубившимся конфликтом с Западом, а также голодовкой Олега Сенцова, пытками в колониях, уголовными делами за публикации в соцсетях… И даже чемпионат мира не помог, про футбол уже все забыли.

Все это политика победившего меньшинства, подавляющего меньшинства — тех, кому выгодно бессрочное сохранение системы Путина в неизменном виде.

Подробнее том, что сделал президент России за три месяца после инаугурации и что следовало сделать главе государства в первые сто дней для вывода страны из кризиса и изоляции, – в статье «Сто дней президента»

Оригинал

В отношении  России уже вводили  санкции — персональные, против отдельных компаний и видов продукции, секторальные (отраслевые) против ВПК и нефтегазовых предприятий, территориальные по Крыму. Санкции вводили из-за коррупции, воровства и убийства Магнитского, из-за аннексии Крыма и лжи про референдум на полуострове, из-за войны на Донбассе, из-за вмешательства в выборы в США… Теперь вот — из-за отравления в Солсбери. Поскольку ни призывы, ни заявления, ни требования — ни внешние, ни внутренние на Кремль не влияют, слова подкрепили практическими мерами — санкциями, чтобы было ясно, что все это не просто риторика, что необходимо менять политику: прекратить войну на Донбассе, разрешить проблему Крыма на основе международного права, уйти из Сирии и не покрывать преступления Асада, перестать вести лживую пропаганду и заниматься провокациями по всему миру…  Но так как политика Путина не меняется, и все «подсанкционные» персоны остаются на своих местах и занимаются тем же, то новые санкции, которые вступают в силу 27 августа, символизируют начало качественно другого этапа. Теперь это будут санкции против всех. 

2971012

Техническое отличие санкций  администрации Трампа от 27 августа  в том, что их реализация разбита на два этапа. На первом этапе вводится запрет на поставки в Россию товаров и технологий для оборонного сектора, запрет на оказание иностранной помощи России и на выдачу кредитов правительству РФ. Через три месяца планируется продолжение: практически полный запрет на взаимную торговлю, понижение уровня в дипотношениях между двумя странами, возможное прекращение прямого авиасообщения между Россией и США. После этого, в конце года, в планах гораздо более чувствительные санкции, содержащиеся пока в проекте закона, однако имеющего значительные шансы на утверждение в Конгрессе.

Главное отличие новых санкций в смене объекта. Если прежние санкции носили в основном точечный характер и были направлены против конкретных людей и связанных с ними компаний, то новые американские санкции, которые предполагается ввести в ближайшие полгода-год будут нацелены на всю российскую экономику и под них попадет почти все население России.

Западные политики, видимо, согласились с российской телепропагандой и сделали выводы о малой эффективности прежних санкционных пакетов. Стало понятно: Россия политически устроена так, что вся правящая группа жизненно заинтересована в сохранении нынешней системы власти и управления. Любое проявление в истеблишменте оппозиционности к политике Путина, да и просто малейшее несогласие ведет не только к потере «всего нажитого непосильным неправедным трудом», но и, скорее всего, прямо в тюрьму. Как это было с Улюкаевым или Ходорковским. Поэтому наивные мечты Запада о том, что кто-то в российских элитах выступит против нынешней политики — абсолютно нереалистичны. Американские и европейские политики, в течение четырех лет не добившись желаемого результата, дошли до этого эмпирическим путем. Теперь объектом и целью их давления становится не столько российская власть в её нынешнем персональном выражении или сложившаяся система выработки её политической линии, сколько место и роль в мире российского государства, как действующего и даже как потенциального субъекта мировой политики. Другими словами, к России применяют старый принцип: то, что оказывается невменяемым, т. е. не поддается влиянию и ограничениям и при этом является угрозой — должно быть нейтрализовано. Расчет делается и будет делаться на то, что страна, лишенная практической возможности серьезно воздействовать на окружающий мир (из-за фундаментальной слабости экономического потенциала и необходимости постоянно сосредоточиваться на решении массы нескончаемых сиюминутных проблем), становится менее опасной, более «стерильной» в глобальном и региональном плане даже при сохранении существующего в ней политического режима.

Такой подход означает, что в США и во многих западных странах вследствие политики, проводимой Путиным, на первый план вышли такие политические группы, которые настроены на конфронтацию с Россией и, грубо говоря, зарабатывают на этом. И наоборот, те для кого было выгодно сотрудничество с нами, уходят с политической сцены. То есть верх сегодня берут те, кто, не веря в перспективу примирения, делает ставку исключительно на противодействие. (см. статью «Le mort saisit le vif*. К вопросу о санкциях», ноябрь  2017). Это едва ли не самый большой и долгосрочный провал дипломатии Путина-Лаврова.

Кроме того, не следует забывать и о силе инерции. Чем больше российская экономика будет действовать в режиме «анитсанкционной» мобилизации против внешних угроз, тем более затруднительным и даже проблематичным будет возвращение в режим нормальной жизни, в режим мирного роста. Да, власть  пытается ограничить эффективность этого давления, как-то отвечает на него, обвиняет Запад в «двойных стандартах» и т.п. Но искать справедливости не у кого и апеллировать не к кому. Реально противопоставить такому давлению со стороны страны у которой 28% мирового ВВП (а вместе с ЕС — 46 %) нам, у которых менее 2% мировой экономики,  нечего (см. статью «Осознанный выбор?», февраль 2015). Ясно, что давление будет нарастать, санкции — ужесточаться, положение населения будет ухудшаться, устойчивость нынешнего российского режима будет все больше утрачиваться. Тем более, что система Путина стратегически уже проиграла, что было предопределено сознательным и целеустремленным построением в России государства-мафии. Вопрос теперь только в том, как и когда Россия будет вылезать из этой глубокой политической и экономической ямы.

Ещё следует учитывать, что в условиях углубляющегося кризиса никакой помощи, никакого сочувствия к России и к судьбе её экономики нет и не будет. У Индии и Китая свои интересы. Даже Белоруссия и Казахстан политически Россию не поддерживают. У них обнаруживаются свои интересы, собственная позиция на постсоветском пространстве. Но, главное, они категорически не хотят разделять с Россией её нынешнее положение объекта международного давления и санкций (см. статью «Осознанный выбор?», февраль 2015).

И в этом контексте надо отчетливо понимать, что чем хуже будет положение населения, чем сильнее будет неразбериха в вертикали власти, тем существеннее будет влияние  единственной более-менее разветвленной и по-своему эффективной структуры — организованной преступности, давно слившейся с правоохранительными органами. И в случае прихода этой структуры к власти, после смены персоналий нынешнего режима, получится примерно то же политическое устройство, которое мы имеем сегодня. Судя по всему, американцы, стремясь нейтрализовать влияние России, не думают о вероятных последствиях обрушения системы в условиях ускоряющегося ослабления экономики, обнищания населения, деградации публичной политики.


И ещё один очень важный аспект: природа путинской системы такова, что, будучи загнанной в угол, она вполне может попытаться воспользоваться ядерным оружием, и уже не раз этим напрямую угрожала. В этом отношении не должно быть никаких иллюзий. Власть эта не просто безответственна и цинична в самом полном смысле этих слов, но еще и малограмотна, поскольку реально допускает возможность  победы в так называемой «ограниченой тактической» ядерной войне.


Санкции — это символ бесперспективного конфликта с миром. Конфликт этот не разрешит никакой «верховный судья», никакой «орган справедливости» — апеллировать тут не к кому. Чтобы вести себя как сверхдержава и участвовать на равных в мировых делах, определять судьбу мировой экономики и финансовой системы, — надо стать такой державой, а это значит  иметь, прежде всего, соответствующую этому масштабу экономику. В международных глобальных делах это единственный критерий. Мы сегодня никак этому критерию не соответствуем (см. статью «Новые санкции — новые войны», июль 2017).


Это значит, что главным смыслом всей российской политики должен стать отказ от геополитических авантюр и построение современной конкурентоспособной экономики. Что надо для этого делать — хорошо известно, но понимания и политической воли у руководства страны нет.

Предоставив 18 марта путинской системе мандат на управление государством, российский народ погрузил страну в глубокий гибридный (соответствующий современному постмодерну) кризис. Выход из такого кризиса предполагает избавление от государства-мафии и одновременно сохранение страны. Очень нетривиальная задача.

Оригинал

1. Уже пять месяцев в московских следственных изоляторах находятся 18-летняя Анна Павликова, 19-летняя Мария Дубовик, 21-летний Вячеслав Крюков, 25-летний Сергей Гаврилов, 25-летний Руслан Костыленков, 30-летний Дмитрий Полетаев, 31-летний Петр Карамзин. Еще четверо проходящих по делу о создании «экстремистской организации» — под домашним арестом.

2. Причиной арестов стала незаконная и преступная провокация со стороны ФСБ/МВД. Агенты ФСБ/МВД сами придумали, убедили и навязали молодым людям создание антиправительственной организации. Агенты сами написали устав, сами провоцировали экстремистские темы для обсуждений. Абсолютно точно известно, что уголовное дело против этих людей было задумано, подготовлено и сфабриковано в ФСБ/МВД. Этот факт подтверждается материалами даже самого следствия. Повторю — умышленное провоцирование граждан со стороны правоохранительных органов на преследуемую по закону экстремистскую деятельность является незаконным и преступным. Отдельным противоправным действием является вовлечение в заранее спланированную провокацию лиц не достигших 18-летнего возраста — как Анна Павликова.

3. Арестованные по явно сфабрикованному спецслужбами делу, незаконно находясь в СИЗО, теряют здоровье, испытывают психологическое и физическое давление. По сообщениям СМИ, у девушек, едва переступивших порог совершеннолетия, диагностированы тяжелые заболевания, которые прогрессируют с каждым днем в условиях следственного изолятора.

4. Господа Бортников, Бастрыкин и Колокольцев, вы лично, персонально несете ответственность за умышленное, заранее спланированное противоправное антиконституционное действие — организацию провокации по вовлечению граждан в так называемую «экстремистскую деятельность». Вы прекрасно знаете, что это незаконно, но делаете это, чтобы выслужиться перед Путиным.

5. Требую — уймите свой административно-криминальный пыл и своих подчиненных! Ваши спущенные с привязи псы, почуяв запах ненависти и вседозволенности в стране, готовы загрызть людей, вина которых лишь в том, что в силу своей молодости они поддались на ваши грязные провокации.

6. Методы, которыми вы действуете — это хорошо известные методы государственного террора и карателей из секретных служб 30-х годов прошлого века. Это и есть ваше «новое старое величие» в условиях стагнирующей экономики, стремительно нарастающей бедности и разрухи, ограбления стариков, войны и международной изоляции.

7. Маховик государственного террора у нас на глазах набирает обороты. Государство Путина посылает через свои карательные органы людям сигнал: вам не нравится власть? за вами скоро придут! Страх — вот последний оплот «нового величия» старой власти.

8. Вместе с тысячами граждан подписав петицию (https://change.org/FreeAnya), я также призываю своих сограждан присоединится к этому требованию об изменении меры пресечения для Анны Павликовой и Марии Дубовик и освобождении юных девушек из СИЗО. Эта петиция-требование дает хотя бы небольшой шанс на то, что мы будем услышаны, и девушкам и другим жертвам провокации спецслужб сохранят жизнь и здоровье.

9. Руководство страны обязано дать правовую и политическую оценку происходящему и дать прямое указание независимым прокурорам провести объективное расследование этого дела, наказать организаторов и исполнителей преступных провокаций, которые являются прецедентом для скатывания России к новому государственному террору.

10. Полностью отдаю себе отчет в том, что наши требования будут цинично проигнорированы. Тогда следует понимать, что происходящее с 18-летней Анной Павликовой, 19-летней Марией Дубовик и еще многими (сотнями? тысячами?) молодых людей, случайных обычных людей — это мощный и внятный сигнал к массовой эмиграции молодежи из России, путь к окончательному и непоправимому отставанию и деградации.

P. S. Тем временем в колонии умирает Олег Сенцов, украинский кинорежиссер, протестовавший против аннексии Крыма и осужденный российским судом на 20 лет за «диверсионную деятельность» на территории Крыма (жертв которой следствие не выявило).



Оригинал

Авиаконструктор Туполев, на чьих самолетах летала вся страна, «шпионил в пользу Франции». Биолог Вавилов, один из самых известных в мире русских ученых, «работал на поляков». Создатель ракетной установки «Катюша» Георгий Лангемак был «немецким шпионом». Отец советской космонавтики Сергей Королев был обвинен и осужден «за  вредительство», как и один из крупнейших специалистов в гидродинамике академик Виктор Глушков, по чьим проектам строили Волго-Дон… В этом трагическом списке тысячи фамилий ученых, инженеров, выдающихся специалистов.

2958140

О защите репрессированных просили те, кого посадят завтра. Вот в 1931 году академик Н.И. Вавилов пишет в защиту сосланного на строительство Беломорканала агрофизика профессора А.Ф. Лебедева. А вот уже через пять лет академик Д.Н. Прянишников пишет в защиту самого академика Н.И. Вавилова. Вот молодой Лев Ландау в 1935 году просит освободить своего коллегу М.А. Кореца. А вот уже через три года Петр Капица и Нильс Бор пишут Сталину с просьбой освободить Ландау.

Это 1930-е годы.

Прошло 80 лет. И вот уже физик из Красноярска Валентин Данилов «шпионит в пользу Китая», московский физик Игорь Сутягин «работает на англичан», физик из Башкортостана Оскар Кайбышев «шпионит в интересах Южной Кореи», сотрудник ЦНИИмаша Владимир Лапыгин «оказывается китайским шпионом». На днях стало известно имя еще одного «предателя» — 74-летний физик Виктор Кудрявцев, тоже из ЦНИИмаша, по версии ФСБ, вообще «натовский шпион». 

Кстати, этот самый Виктор Кудрявцев был среди тех, кто год назад подписывал письмо Путину с просьбой помиловать коллегу по ЦНИИмашу 76-летнего Владимира Лапыгина, которого за бюрократическую ошибку обвинили в госизмене и приговорили к семи годам колонии строгого режима. Не удивлюсь, если остальные подписанты письма, 23 (!) ученых, вместе с Кудрявцевым тоже окажутся в Лефортово. У ФСБ свои, особые критерии «госизмены».

Несколько изменился формат обращения к вождю — к Путину все чаще обращаются через YouTube. В остальном все то же. И у власти все те же — современные большевики. Они хотят страхом укрепить государство, заткнуть всем рот, заставить ученых, угрожая им физическим уничтожением, работать на гонку вооружений в колониях и шарашках. Они воспевают сталинскую систему и живут по ней. Именно поэтому никак невозможно поверить в их истории про ученых-врагов народа и предателей.

А почему, собственно, мы должны им верить? Власти лгут абсолютно про все: про пенсии и рост доходов, про войну в Украине и Сирии и про гибель наших граждан, про выполнение собственных обещаний и про честные выборы. Посмотрите телевизор! Так почему мы должны верить, что ученые, которые всю свою жизнь работали на обеспечение обороноспособности нашей страны, вдруг стали шпионами и предателями? Нет, в это поверить невозможно.

*  * *

Адвокат заключенного, подвергнувшегося пыткам в ярославской колонии, покинула Россию. Ей и ее семье угрожают расправой за то, что она распространила видео пыток. 

Кстати, сегодня День сотрудника органов следствия Российской Федерации. Поздравляю!

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире