07:51 , 23 сентября 2012

Чего можно ожидать дальше? Партийные группировки в будущей России

Попробую пофантазировать на тему, интересную, думаю, для многих: какой будет со временем российская партийная система.

Дело, во-первых, в том, что каждый раз начинаются разговоры о том, партийная система устарела: даже в развитых демократических странах она превратилась в балаган, используемый для рекламирования кандидатов в президенты. Я уверен, что это не так: балаган балаганом, но существуют реальные публичные институты, занятые выработкой политики. Есть группы с разными интересами, которые надеются провести их на национальном уровне, для чего нужна поддержка избирателей. Но есть и широкий национальный консенсус, который поддерживает большинство избирателей, а этот национальный консенсус избавляет страну от крайностей, от влияния экстремистов. В совокупности эти наработанные качества делают современную демократию эффективной, сколько бы её не критиковали по разным поводам.

Во-вторых, давайте, задумавшись, определимся, минимизируя эмоции, светит ли России подобная демократия? Вдобавок к рыночной экономике, которую большинство хотело, и к национальному государству, которое, я думаю, большинство нынешних россиян не хотело. Но что поделаешь, есть вещи необратимые, и уже всем должно быть ясно, что с этим нам предстоит жить и новые институты следует совершенствовать.

А вот насчёт демократии неясно. Правители убеждают публику, что у нас демократия, пусть суверенная, но в том смысле, что мы сами определяем, какой ей быть, не спрашивая о международных или американских стандартах. Но большинство наших граждан понимает, что правящая элита полностью контролирует процессы смены власти, а раз так, то суверенность нашей демократии это не от внешнего контроля, а от своих избирателей. А значит это не демократия или во всяком случае не совсем демократия, поскольку не позволяет гражданам выражать и защищать свои интересы. Установленные порядки ограждают правящую элиту от доступа других к привилегиям и дефицитным благам. И эти порядки очень напоминают то, что было при Советской власти, только выросли они у нас в более или менее открытой, прозрачной, как бы признаваемой большинством форме где-то в 2001–2003 годах, хотя до них уже, казалось бы, все демократические институты и дважды оппозиция едва не довела Бориса Ельцина до импичмента.

Не обречены ли мы судьбой, характером на то, чтобы демократия у нас не приживалась? А те, кто при этой ещё не прижившейся демократии, занимали позиции в видных кругах, так, чтобы потом усиливать влияние, удалять соперников и в конечном итоге формировать несменяемую команду деятелей, из которой выбывают только по воле лидеров, которым «повезло» не понравиться.

Тогда в политической системе, ещё вчера казавшейся демократической, образуются как бы два клана, в других отношениях состоящих из очень разных людей: первый клан – «наши», которые у власти; и второй клан – «не наши», которых мы к власти не подпускаем. Для вторых устраивается система препятствий, перекрывающих продвижение на видные публичные посты, либо оттесняющих их в «маргиналы». В «наши» перейти можно, но чаще всего совершив поступки, которые в случае опубликования способны «убить» карьеру.

Второй клан, состоящий из партий, готовых сотрудничать с первым кланом за право на существование, создает имитацию многопартийной демократии. Первый же клан, получающий ярлык «партии власти», послушно выполняет функции законодательной ветви, которая, по крылатому выражению Бориса Грызлова «не место для дискуссий». Основной же центр власти – лидер и «комитет» его соратников, заслуживших доверие и вознагражденных доверием и постами. Обычная картина авторитарного режима, хорошо известная по последним советским годам.
Войти в такую систему, имея некие навыки и лидера, не составляет труда. А вот выйти, вернуться хотя бы к подобию реальной демократической системы, трудно, ибо уже сложившаяся система энергично сопротивляется изменениям и всякие признаки противодействия, оппозиции, использует для того, чтобы исключить возможности их повторения. Система как бы наращивает силу, отливается в металл.

Так было до декабря 2011-го года, пока избиратели не показали смену настроений в пользу демократии, их приверженность установившемуся режиму как минимум оказалась под вопросом. Возможно, с этого момента в России вновь начался процесс формирования демократической политической системы. Но как?

Отправная точка в сущности задана программой политической реформы Д. Медведева. Она дополняет факты нелегитимности итогов выборов и объединение разных оппозиционных сил вокруг требования новых выборов и обеспечения их честности. Если до этого организованно существовал только первый клан, то теперь мы можем наблюдать более или менее активные усилия по организации второго клана.
Почему я говорю об организации второго клана?

Потому что до сих пор его фактически не было. Были разрозненные политические силы разных направлений, не имевшие импульса к сплочению. Протестное движение против фальсификации выборов дало импульс объединению и отныне стало возможно говорить о двух кланах.

Можно представить себе два сценария развития событий от этого пункта.

Первый сценарий – победа первого клана, восстановление статус-кво примерно 2007-го года. Протестные движения, лишенные программы совместных действий, постепенно сходят на нет. Рядом акций силового характера президент убеждает публику в том, что он не остановится перед решительными действиями и не даст никакой надежды оппозиции победить себя. Разные отряды противников режима будут дробиться и маргинализироваться, не исключая репрессии. Те, кто согласится на сотрудничество, так или иначе будет подключен. Итог – восстановление прежней одноклановой или однопартийной конструкции.

Второй сценарий – оппозиция держится вместе, укрепляя второй клан, выдвигая на первый план главное требование – подготовку и проведение новых выборов, которые показали бы более ясное представительство идейных течений и политических сил в парламенте при условии соблюдения законности под контролем всех политических сил. В отличие от первого сценария этот был бы явным шагом в сторону демократии. Насколько этот сценарий был бы эффективен для страны – другой вопрос. Хотя шансы, как кажется, склоняются в пользу первого сценария, по крайней мере на ближайшие 3–4 года, всё же нельзя не видеть, что следующие парламентские выборы могут стать новым испытанием для режима, который ему пройти не удастся. Сама по себе такая возможность будет побуждать определенную часть правящей элиты к компромиссу с оппозицией.

Это был бы ещё один шаг на пути демократизации, первый её круг. Ну а далее второй круг, после выборов, когда демократические правила будут установлены, но политические силы разобьются на множество направлений и станет вопрос их блокирования.

Поговорим.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире