После серии передач о современности, в том числе разговора о политических и экономических процессах в странах Европы с переходной экономикой за последние 20 лет, я хочу вернуться к нашей истории.

В следующий понедельник наша встреча будет посвящена Петру Аркадьевичу Столыпину, благо для этого подходящий повод. У нас в гостях будет Николай Владимирович Случевский, правнук Столыпина. Он гражданин США, но проявляет активный интерес к судьбам своей исторической родины и создал у нас «Столыпинский центр регионального развития», в частности, занимающийся аграрными проблемами России.

Эта тема и нам интересна. Я лично убежден, что сельское хозяйство – это участок очередного прорыва в российской экономике, её диверсификации. Мы уже поднимали эту тему в  одной из наших передач, в которой гостем был доктор биологических наук Александр Константинович Гапоненко, разработчик и пропагандист генно-модифицированных продуктов. Но сейчас я хочу сказать о другом.

На ответственных поворотах истории, когда созревают и происходят важные институциональные изменения в обществе, находятся люди, которые выдвигают идеи трансформации ключевых экономических и социально-политических институтов, а также продвигают их в жизнь. Таких людей народы запоминают надолго и со временем начинают понимать их выдающуюся роль. Одним из таких людей был П.А. Столыпин, столетие со дня смерти которого мы отмечаем в этом году.

Но надо не только отмечать, важно возвращаться к урокам их деятельности и прикладывать их к текущему моменту.

В последние 300 лет мировой истории крупные институциональные изменения, приносившие и позитивные сдвиги в производстве и благосостоянии людей, обычно были связаны с расширением свободы экономической и политической деятельности. В России таким изменением была крестьянская реформа 1861-го года. Но она оказалась недостаточной, половинчатой, из-за чего крестьяне – подавляющее большинство населения тогдашней России, многочисленными путами оказались ограничены в своей деятельности, лишены возможности повышать свои доходы, и одновременно уровень развития и богатство страны. Это хорошо понимал Николай Христианович Бунге, крупный учёный и министр финансов России в 1882–86 гг., председатель Комитета министров Российской империи 1887– 95, особое внимание он обращал на тормозящее влияние общины и круговой поруки, в том числе потому, что они препятствовали формированию рынков и капиталистических отношений, расслоению крестьянства с выделением из него крупных предпринимателей. Потом у нас их стали называть кулаками, считая вместилищем всех пороков.

Н.Х. Бунге передал свои мысли о необходимости глубокой аграрной реформы своему молодому коллеге Сергею Юльевичу Витте, крупнейшей фигуре среди российских реформаторов конца XIX – начала XX века. Витте, поначалу малосведущий в экономике человек, после уроков Бунге, а также знакомства с европейской литературой, смог совершенно иначе взглянуть на тогдашнюю российскую действительность. Он понял, что Россия переживает время перемен, состоящих в уходе от традиционного строя экономики и общества и в замене его более производительной рыночной экономикой. Запаздывание с преобразованиями грозило растущим отставанием.

В 1899-ом году Витте в секретном докладе царю обращал внимание на то, что Россия, имея население в разы больше Франции, налогов собирает меньше и это отражает низкую производительность сельского хозяйства, скованного пережитками и требующего реформ. Но царь отложил доклад в долгий ящик и только с началом революции 1905-го года вернулся к нему. А почему? Многие обстоятельства говорят о том, что ему и его окружению были не по душе те предложения по аграрной реформе, которые требовали для ликвидации земельного голода крестьян изъятия части земель крупных землевладельцев, элиты тогдашнего государства.

П.А. Столыпин выдвинулся на авансцену российской политики после революции 1905-го года. Его современники прежде всего рассматривали как деятеля, осуществлявшего её подавление, наведшего порядок. Но главное дело Столыпина – аграрная реформа. Он понимал, что царь и аристократия не отдадут землю, да и неясно было, решит ли такая мера проблемы аграрной реформы. Он предложил элите другое решение: дать землю крестьянам – хорошим хозяевам, забрав её у менее активных и успешных. Для этого нужно было ликвидировать или потеснить общину, дать возможность желающим выходить из неё, свободно прикупать землю и селиться, облегчить условия кредитования для состоятельных крестьян. Кто решится, предлагалась программа переселения в Сибирь.

На это царь согласился, и за несколько лет П.А. Столыпин развернул аграрную реформу. Но до конца довести её не смог. Л.Д. Троцкий позже признал: доведи Столыпин до конца реформу, и Октябрьская революция стала бы невозможна. Увы!

До встречи
Евгений Ясин

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире