Я обратился к этой теме просто потому, что сейчас у меня идет параллельная работа, связанная с Кейнсом, и я, занимаясь ею, задумался над тем, можно ли использовать у нас новации и опыт Кейнса.
Сразу заметим, Кейнс жил и работал в Англии, процветающей капиталистической стране с каноническим построением рыночной экономики. Проблема, которая стимулировала его главный труд «Общая теория занятости, процента и денег» (1936 год) это «великая депрессия», начавшаяся в 1929 году. Как это может быть самая процветающая рыночная экономика мира, США, впала в глубочайший кризис, протянувший свои щупальца ко многим странам мира. В это время в России, прежде всего, а также в Германии, Италии и Японии у власти находились режимы, которые либо разрушили рынок вообще, либо сильно воздействовали на него, подчиняя своим политическим целям. В других развитых странах депрессия вызывала падение жизненного уровня, массовую безработицу, направляла внимание на преимущества антидемократических режимов.

Кейнс нацелил свою работу на поиск среднего пути изменения нерегулируемого капиталистического рынка, чтобы не допустить победы антидемократических тоталитарных режимов. Спасти рыночную экономику и демократию западных стран.

Для достижения полной занятости, как главной задачи, которую предсказывала великая депрессия, он предложил руководству этих стран осуществлять государственные инвестиции, в том числе за счет ограниченной эмиссии. Так вышло, что для убеждения своих лидеров, коллег и граждан ему пришлось создать теорию, которая оказалась очень крупным вкладом в экономическую науку. Коллеги признают его создателем макроэкономики.
Кейнсианская революция последовала за маржиналистской революцией, которая обозначила триумф «организованных рынков». «Кейнсианская революция,— как пишет мой коллега Георгий Гловели – была инспирирована величайшим по своим последствиям крахом организованных рынков». (Г.Д. Гловели. История Экономических учений, НИУ ВШЭ, 2013, сс. 540-569)

Какое отношение все это имеет к России? У нас в 80-х – начале 90-х годов наступил крах плановой экономики, которая у Кейнса уже в 1928 г. создала впечатление будущего неизбежного поражения. Но у нас нужно было заново строить рыночную экономику и, освободив цены, осуществлять жесткую финансовую политику, чтобы устранить инфляцию и тем самым создать условия для роста частных инвестиций. Нужно было разрешить, а затем и оберегать частную собственность для роста тех же инвестиций. Сейчас у нас кризис, и ощущается их острая нехватка. Причем именно частных, а не государственных, так как последние менее эффективны и на рост экономики должного воздействия оказать не смогут.
Стало быть, рецепты Кейнса нам не помогут? У Кейнса был интересный современник и коллега Ф. Хайек, который резко критиковал Кейнса, стараясь убедить общественность в том, что, продвинувшись хоть немного в сторону планирования, мы вступим на дорожку, ведущую в пропасть (Гловели, с.660). Кейнс писал ему, стараясь убедить, что есть «средний курс», баланс различных мер крайностей которых нужно избегать.
Я пишу об этом, потому что уже пару десятилетий назад, мы выбрали путь усиления влияния государства на экономику. В наших условиях, имея в виду еще незакрепленность верховенства плава, сегодня это подталкивает нас к обострению кризиса. Если даже повысятся цены на нефть, это нас не спасет. Нам нужно повышение эффективность институтов рыночной экономики.

Кейнс по убеждениям был либерал. Уверена, окажись он сегодня у нас, он написал бы труд, в котором бы рекомендовалось не вкладывать государственные инвестиции в экономику.
До встречи.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире