В пятницу на прошлой неделе, 18 марта, я был в Волгограде. Стоял у «Родины-Матери», монумента победы в Сталинградской битве. И думал о том, что это был поворот во II Мировой войне. От поражений год назад, к победе. Я тогда был совсем пацаном, 8 лет, но помню те дни, как будто снова переживаю их сегодня. И не я один. В течение жизни каждого поколения бывает несколько исторических событий, которые потом помнят всегда. Хотя сегодня в магазинах сувениров в этом городе на подарочных тарелках можно видеть только два портрета – Сталина и Путина.

Ещё одно подобное событие произошло 2 января 1992-го года. В этот день был опубликован Указ Президента о либерализации цен. Это был ключевой шаг к возврату России к рыночной экономике. Подготовка к нему началась практически сразу после победы над путчистами, как только Ельцин принял Гайдара. Он стал лидером рыночных реформ в нашей стране. Ему было всего 35 лет.

На мой взгляд, это было эпохальное событие, ещё более важное, чем победа под Сталинградом. Уже было ясно, что административно-командная система, ставшая результатом попыток реализовать в нашей стране утопию коммунизма, близка к краху. Но никто не знал, как одолеть сопротивление необходимым реформам правящей номенклатуры. Уже у власти был М.С. Горбачёв, но и он не мог решиться. А если и решился бы, то как и что делать? Обстановка в стране не оставляла возможностей для промедлений.
Но вот путч в августе 1991-го года. В кабинете Ельцина появляется Гайдар. Он убеждает Президента: как можно быстрее рыночные реформы. Демократия тоже нужна, но без рыночной экономики она не выживет. Так я представляю их разговор и решение о подготовке реформ с максимальной скоростью. 2 января 1992-го года ключевой указ о либерализации цен. Ещё раньше – открытие экономики. Чуть позже – указ о свободе торговли. Это работа не одного Гайдара, но он стал знаменем. Чуть позже – огромное число противников при малочисленных соратниках. Уход в отставку в начале декабря. Колоссальные трудности в стране. Ощущение возможного поражения, как при подходе немцев к Сталинграду.
Но нет. В 1994-ом году завершается массовая приватизация. В 1997-ом инфляция снижается до 11% против 2600% в 1992-ом. Кризис 1998-го года, отставка реформаторов.
Но нет. Уже к концу года начинается оживление, потом подъём. С 2003-го года его поддерживает рост цен на нефть.

Можно дальше без реформ? Так казалось многим: хватит испытывать терпение народа! Гайдар давно не в правительстве. Хотя перед 17 августа, накануне решений о дефолте и девальвации его приглашают в Архангельское. Его имя как оправдание обоснованности принятым решениям.

Но вокруг настроение о провале рыночных реформ. В Польше «шоковая терапия» оказалась в конце концов к месту, в России – «полная неудача».
Проходит время. В 2005-ом году встречаю знакомого, бывшего ярого противника реформ. Мы проходим вдоль прилавков. И он мне говорит. Знаете, Евгений Григорьевич, когда я захожу в этот магазин, я понимаю, что вы были правы. Не я, первый – Гайдар! Мы теперь живём в другой стране. Те же люди, а страна другая. И ещё многое нужно делать, но страна другая и её не повернуть назад.

Я бы мог в эти дни остановиться на личном общении с Егором, на нашей дружбе, на том, каким ярким человеком он был. Но не буду. Об этом скажут другие. Я считаю своим долгом сказать о великом повороте страны, связанном с именем Гайдара. Он уже останется одним из ярчайших деятелей отечественной истории. Независимо от мнений противников или друзей.
60 лет. Как рано он ушёл! И как много сделал. Мы ещё не понимаем, как много. Но, надеюсь, догадываемся.

Егор, мы помним о тебе.

До встречи.

Евгений Ясин

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире