27 февраля мы отмечали годовщину убийства Бориса Немцова.

Он был моим другом и соратником, особенно в те дни, когда мы вместе работали в 90-е годы в правительстве В.С. Черномырдина. Немцова заманили в правительство потому, как я понимаю, что вчерашние союзники реформаторов на президентских выборах 1996-го года, представители крупного капитала, кроме В. Потанина, вступили с реформаторами в борьбу. И Немцов не просто присоединился к схватке, а стал едва ли не главным её закопёрщиком. Я не буду вдаваться в детали того конфликта, в конечном счёте он оказался вредным для реформ моментом, при этом с непредвиденными последствиями. Первый раунд Немцов и Чубайс проиграли, а они были тогда не только реформаторами, но ещё бюрократами, которые должны были унимать чрезмерные аппетиты олигархов. Плохие они были бюрократы, лучше показывая себя как реформаторы. В итоге Чубайс ушёл из правительства, Немцов остался, но в правительстве с иным составом. Ощущение проигрыша важных позиций не покидало меня, хотя я играл весьма скромную роль министра без портфеля и ещё заместителя председателя Комиссии правительства по реформам, которую возглавлял Чубайс. Работа была исключительно интересная и важная, приходилось разбираться в экономических и политических деталях, без которых рыночный механизм не мог стать более эффективным. А неэффективным его, как казалось и оказалось, что не стоило менять с социалистическим вариантом М.С. Горбачёва.

Борис Немцов был человек исключительно скромный и сдержанный, особенно в таких деталях. Он сторонился ответственности за дела, которые приходилось брать на себя. Помню наши разговоры, в которых проявлялись и его скромность, и его решительность. Во всяком случае я оценил его достоинства, его верность идеалам. Но самого меня грызло ощущение, что первый этап реформ заканчивается, реформаторам предстоит уйти на задний план.

Начинался новый этап в российских преобразованиях, моя роль, во всяком случае, представлялась сыгранной. Как и всей партии реформаторов.

Я сказал – всей партии. Но это неверно. Именно роль Бориса Немцова и таких как он, возрастала. Потому что нужна была смелость в борьбе за политические права, против эволюции нового режима в сторону усиления своей власти. И со временем эта роль Бориса возрастала. На новом этапе честность и смелость обретали особую роль, а именно они составляли его самые сильные качества.

Вы спросите меня сегодня: когда был сильней Немцов, когда он был первым вице-премьером, одним из кандидатов в президенты и потом, когда он стал одним из лидеров полуофициальной, никому, казалось, ненужной либеральной партии? Моё мнение: во втором случае он проявлял самые сильные и самые лучшие свои качества. Его убийство без нахождения и наказания убийцы кажутся поражением Бориса и его друзей. Уверен в обратном. Это он победил, это убийство ещё окажется событием, которое окажет большое влияние на последующие события, на постепенное развитие нашей страны в сторону демократии, в сторону верховенства права, в сторону повышения эффективности рынка.

Ты, Боря, победитель!

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире