В последнее время взаимоотношения России и Украины, собственно украинские проблемы, занимают центральное место в дискуссиях в наших странах.

Россия — тысячелетняя держава, в основании которой — Киевская Русь IX–XI вв. Она же — основание украинской нации, которая устойчивое государственное оформление получила только с распадом СССР в 1991-ом году. С середины XVII века судьба бóльшей части украинцев (малороссов) была связана с Россией как с Родиной.

Идея единства русских, украинцев и белорусов, начиная с Ивана III, получала всё бóльшее распространение как идея восстановления национального и государственного единства восточных славян. Она была реализована с разделами Польши, падением Великого княжества Литовского и завоеванием при Екатерине II Северного Причерноморья, поименованного Новороссией.

Но прошло всего 150–200 лет, и идея государственной независимости украинской нации возрождалась, питаемая, в частности, кризисом, а затем распадом Российской империи. Сейчас мы переживаем последствия этого распада, итогом которого было создание независимых национальных государств России, Украины и Белоруссии.

В 2014-ом году дело дошло до вооруженных столкновений между русскими и украинцами. Что дальше?

Стоит заметить, что в прошедшие столетия важнейшим объединяющим фактором для этих народов было православие, ветвь христианства, воспринятая Киевской Русью от Византии и с тех пор сохраняемая. Часть украинцев, в бытность жизни в составе Польши, приняла греко-католическую веру, но связь с православием не утратила. Религия, таким образом, до сих пор является признаком единства, идущего от древнего Киева.

Я выделяю в прошедшей истории наших народов четыре этапа.

I этап — единство на базе единства Киевской Руси.

II этап — разъединение, начатое монгольским нашествием с созданием под монголами восточного Московского государства, ставшего затем центром формирования Российской империи и обособлением западно-русских земель, которые (после ухода монголов на 100 лет раньше, чем из Москвы), частью вошли в Польшу, а частью — в Великое княжество Литовское. Эти две страны дважды вступали в унию (1385 г. и 1569 гг.), причем после второй унии, Люблинской, выделились русские земли, вошедшие в Польшу, они стали основой будущей Украины, и земли, оставшиеся в Литовском княжестве — будущая Белоруссия. Это разделение имело значение для развития национальных языков.

III этап — объединение всех русских земель — восточных и западных, — в составе Российской империи, с 1654-го года (Переяславская Рада) до распада СССР. В 1939 и 1945 гг. Украина в составе СССР пополнилась Западной Украиной, Закарпатской Русью и Черновицкой областью, в состав Белоруссии вошла Белоруссия Западная. Это были последние шаги III этапа.

IV этап — снова разделение — начался с распадом СССР и, как мы сейчас видим, ещё не завершился.

Выяснилось, что разные части Украины — восточная, более ориентированная на Россию, на русскую культуру, во всяком случае в Луганской и Донецкой областях, и Центральная с Западом, с более развитой украинской культурой, скорее ориентированные на Европейский Союз, на Запад, оказались на грани распада. Во всяком случае непонятно, как мирно разрешится возникший между ними конфликт, в который вовлечена и Россия, до сих пор активно влиявшая на украинскую политику и желающая сохранить своё влияние. Если не на всю Украину, то на часть её.

Короче, это новый этап (начало с 1991-го года), и неясно, как он будет разворачиваться. Попробуем как-то в этом разобраться, во всяком случае, предложить своё видение в разбухшем потоке трактовок. О Беларуси пока не говорим, там процесс не развернулся, его сдерживает А. Лукашенко около идеи единения с Россией. Когда ситуация изменится, другие режимы, видимо, начнут отдаляться от России. Но сейчас — Украина.

В Украине я вижу два существенных признака разделения. Один — национальный, другой — культурно-политический.

Первый, национальный, связан с тем, что Украина неизбежно переживает процесс обретения национальной идентичности. У неё два варианта. Один — в основу кладётся центрально-западный вариант украинского языка и культуры (Киев и районы южнее Киева, Львов и Галиция). Второй вариант — основой становятся Левобережная Украина, города Харьков, Донецк, Одесса. Язык сильнее смешан с русским.

Особенность бóльшей части Украины — культурные различия города и села: город русскоязычный; бóльшее влияние русской культуры; село — украиноязычное, как и малые города. На Западе (Львов) — распространение украинского языка и культуры намного больше.

Если один из вариантов, например, первый, будет навязываться, межрегиональные отношения будут обостряться. Если государство не будет вмешиваться или вмешательство не будет навязчивым, процесс идентификации украинских языка и культуры будет затягиваться, окончательный итог окажется более смешанным.

Другой признак разделения — культурно-политический, не следует смешивать с первым. Его суть — процессы социально-экономического реформирования: от феодально-бюрократической системы к системе рыночно-демократической. Это, конечно, упрощённая схема, но, как мне кажется, она важна для начала разговора. Если национальная идентификация протекает внутри Украины и привлекает Россию, Польшу, другие страны постольку поскольку, то культурно-политическая трансформация оказывается в центре внешних интересов.

В начале 90-х годов Россия была центром культурно-политических преобразований на всём пространстве бывшего СССР. В Украине тоже. Но с начала 2000-х годов Россия шаг за шагом переходила к более консервативному варианту со стремлением сохранить правящий режим и, исходя из этого, сохранять или менять институты. Этот режим сохраняется и поныне.

Но если большинство граждан России этот вариант устраивал, то в других странах-республиках бывшего СССР это было не так. Например, в Украине, Грузии, Молдове. И тогда Россия в культурно-политической трансформации стала утрачивать лидирующие на постсоветском пространстве позиции.

Нынешние противоречия отражают, в частности, и эту сторону взаимоотношений между Россией и Украиной. Понятно, что на этой почве выросли также противоречия между Россией и Западом: от позиции принятия России в качестве члена Западного сообщества, хотя бы младшего партнёра, к позиции другого, чужого, с которым не стоит ссориться, но трудно искать решения общих задач. Это была позиция до февраля 2014 г. А после февраля начались санкции как символ дальнейшего охлаждения и расхождения интересов, прежде всего по поводу Украины.

Далее я попробую изложить некоторые соображения о сценариях дальнейшего развития.

Размышления подводят к мысли, что выбор сценариев существенно зависит от России и от политики, которой она будет придерживаться в долгосрочной перспективе. Предположим, она выбирает политику, которая выше названа феодально-бюрократической. Это постсоветская система, близко напоминающая нынешнюю политику, которая не отвергает рыночную экономику, но не даёт ей свободно развиваться. Политика активно использует государство, рычаги государственного давления, ограничивает демократические свободы. Опора в значительной мере на традиции, включая традиции империи и величия державы.

Если брать сценарий политики в отношении Украины, то основным можно предполагать сценарий с установкой на восстановление влияния на Украину. В крайнем случае — на поддержание в Украине напряжения, конфликта между разными частями, с опорой на те, где больше склонности к России и её традициям, в том числе советским. Успех такого сценария маловероятен. Но при описанном варианте российской политики применение иного сценария также маловероятно, как и смена политики ради Украины.

Другой сценарий возможен при политике, ориентированной на рыночную демократию. Тогда Россия выбирает действия, предполагающие равноправие отношений и помощь соседу, в частности в снабжении топливом. Поддержка демократического развития, федерализации или децентрализации регионов с тем, чтобы сохранить целостность Украины и дать регионам выбирать методы управления, предпочтительные для их населения и экономики.

Этот сценарий не угрожает российским интересам, прежде всего потому, что он должен привести к восстановлению доверия и в Украине, и со стороны западных держав. Разумеется, этот сценарий требует определенных изменений во внутренней политике, но он должен привести к благоприятным условиям для восстановления роста своей экономики и возвращения России лидерских позиций среди постсоветских и посткоммунистических стран. Я понимаю, что нужны более серьёзные обоснования, но это не в анонсе.

До встречи.
Евгений Ясин



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире