Почему я вдруг решился затронуть эту довольно отвлеченную тему, хотя вокруг масса злободневных событий, многие из которых порой внушают мысль, что ничего хорошего ждать не приходится.

Потому что мне попалась в руки книга Авнера Грейфа «Институты и путь к современной экономике. Уроки средневековой торговли», изданная в прошлом году Издательским домом Высшей школы экономики.
Это научная книга, довольно трудная в прочтении. И я упоминаю о ней не для того, чтобы побудить слушателей «Эхо Москвы» к утомительному чтению, но чтобы сказать о своих собственных впечатлениях, важных для понимания того, что происходит сегодня у нас.

Дело в том, что нам, видимо, предстоят серьёзные институциональные преобразования.
Это в дополнение к тем, которые мы пережили в 90-х годах под названием рыночных реформ. В итоге мы сегодня уже живём в рыночной экономике, расставшись с плановым хозяйством, но назвать нашу рыночную экономику эффективной не поворачивается язык. Правда, и времени прошло не так много, всего 25 лет, а институты, – если в них дело, – меняются медленно.

Грейф сделал важное дополнение к практике институционального анализа – подключил историю.
Это довольно трудно воспринимается, потому что исторические объяснения событий, а тем более использование их для прогнозов у специалистов доверием не пользуются, поскольку разные авторы дают различные толкования, порой противоположные. Но Грейф, во-первых, прибег к историческому изучению институтов, их возникновению, функционированию и изменению как своеобразных механизмов, а, во-вторых, показал их роль, влияние на развитие общества, причем на отрезках времени, бóльших, чем короткая человеческая жизнь.

Вот пример – история «магрибских торговцев», действовавших в Средиземном море в XI веке.
Это группа еврейских купцов, согнанных с Родины разнообразными военно-политическими событиями и нашедшими пристанище в Тунисе и других странах Магриба, откуда они затем переместились и в другие страны региона.

С центрами в Египте, Израиле и Сицилии ими была создана организация, построенная по принципу – принципал (хозяин) – агент, в которой сложился ряд институтов, позволивших выстроить надежную сеть обмена товаров на огромной территории, в чрезвычайно сложной обстановке.

Сеть, которую Грейф называет коалицией, была основана на поддержании репутации, прежде всего агентов, выполнявших за долю в прибыли все функции по получению и продаже товаров, передаче выручки хозяевам и т.п.

Два потока обмена информацией были важными институтами.
Один – обмен между купцами, который поддерживал у них убеждение, что агенты честны и заслуживают доверия. Другой – между купцами и агентами, который, между прочим, поддерживал убеждение агентов, что купцы информированы и что принятые правила – нанимать только агентов-членов коалиции и обязанность каждого купца никогда не нанимать агента, который хоть однажды обманул кого из коалиции. Все это поддерживало доверие членов коалиции к тому, что ожидаемые поставки и доходы с высокой вероятностью реализуются. Жизнеспособности коалиции способствовало то, что её члены были связаны этнически и религиозно. Но те же факторы затем ограничили динамику сообщества и привели к его распаду, тем более, что оно действовало в условиях мусульманского мира и, по своим правилам, не прибегало к содействию закона и суда.

Напомню, в одной из предыдущих передач я привел выдержку из Дугласа Норта о важности рыночной инфраструктуры как института без начальства, но действующего по правилам рынка с большой эффективностью.
Магрибская коалиция – один из ранних примеров. Грейф описывает и другой пример – организации европейских торговцев в несколько более поздний период, каковыми стали купеческие гильдии. Интересен случай с более слабыми, но многочисленными немецкими городами, купцы которых неоднократно страдали от необязательности купцов из Брюгге, крупного торгового центра во Фландрии. Они оказывали предпочтение итальянцам и англичанам. Следствием стало создание немецкими купцами крупного объединения – Ганзы, хорошо известного у нас, так как в него входили Новгород и Псков. Брюгге пришлось считаться с Ганзой. А в целом купеческие гильдии продемонстрировали новый этап развития рыночных институтов – публичную организацию, поддерживающую коммуникации и вырабатывавшую правила игры (Грейф, стр. 123–137).

Для каждого из разобранных случаев Грейф построил игровые модели, позволяющие оценить ожидаемые последствия стратегий исторических игроков, добившись ко всему применение математических моделей, подтвердивших состоятельность выводов аналитиков.

Я написал об этих примерах в силу трёх причин.
Во-первых, я сейчас читаю Грейфа и, признаюсь, давно не испытывал подобного удовольствия. Во-вторых, я дал автору увести меня от злободневных украинско-крымских событий, которые требуют участия в их обсуждении, а мне, честно говоря, не хочется, не отстоялось, да и опасно. А, в-третьих, я принимаю на себя обязательство, если будут силы, провести анализ этих или иных современных событий методами Грейфа и рассказать Вам о результатах. Если будет интересно.

До встречи.
Евгений Ясин


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире