Я хочу напомнить: Гайдар умер 16 декабря 2009-го года.

6 ноября 1991-го года он занял пост зампреда правительства, в котором премьером стал президент Ельцин.
В составе правительства он проработал год. И ещё несколько месяцев в 1993-ем году. За это время были сделаны основные рыночные реформы, ещё два абсолютно необходимых дела завершал Анатолий Чубайс – массовая приватизация (1994) и финансовая стабилизация, почти прекратившая огромную инфляцию. В 1997-ом индекс потребительских цен составил в России 11%, лучший результат был достигнут только в 2006-ом году, через 9 лет.
В итоге реформ Гайдара Россия стала страной с рыночной экономикой. А это значит, что у нас появились свои естественные внутренние стимулы развития экономики.

Государственные деятели различаются тем, что в действиях одних виден небольшой горизонт, стремление к популярности. У других – небольшое число событий исторического масштаба, меняющих направление развития страны и мира. Гайдар относится к числу вторых. Причём в ряду признанных героев второй половины ХХ века он был одним из первых. А я считаю, что первым.

Назову имена первой пятёрки: Людвиг Эрхард, Дэн Сяопин, Маргарет Тэтчер, Лешек Бальцерович и Егор Гайдар. Каждый из них внёс огромный вклад в судьбу экономики и своей страны. Про четырёх первых это признано всеми, включая граждан своей страны. Последний у нас ещё служит объектом многочисленных нападок. Но это притом, что перед ним стояла самая трудная задача, прошло 22 года и в половине срока политику стали менять в обратном направлении.

В ноябре этого года телепередача «Поединок» под руководством Владимира Соловьева была посвящена Егору Гайдару. Я обычно не участвую в подобных передачах, их исход предопределен, что считается искусством ведущего. Меня пригласили на роль «гостя», т.е. сидячего помощника капитана. Но когда мне сказали, что речь пойдёт о Гайдаре, я согласился на все условия.

Прошло уже 20 лет с последнего участия Гайдара в правительстве, но и до сих пор он один из главных героев мифов об ужасных ошибках и виновности его лично едва ли не во всех бедах Родины. Все обвинения – ложь: Гайдару страна обязана очень многим и люди должны как-то узнавать о его подлинной роли. Поэтому я соглашаюсь всегда, когда представляется возможность сказать о том, что я считаю правдой.

Я хочу назвать несколько пунктов обвинений, которые я услышал на этой передаче и возразить…
Проханов, капитан обвинителей, в основном выдвигал эмоциональные обвинения: бесстыдный и безжалостный Гайдар устроил в стране кошмарный кризис, который лишил нас державного величия и разрушил мощную плановую экономику. Его гость, генерал Ивашов цитировал Нобелевского лауреата Дж. Стиглица, утверждавшего, что сам план реформ был ошибкой: не надо было отпускать цены, китайцы сделали лучше, растянув либерализацию цен на 10 лет. Назывались также гигантские цифры потерь от разрушения Гайдаром страны, сопровождаемые многократными возгласами о его безжалостности и некомпетентности. После передачи голосование показало, что сторонники Гайдара проиграли. Я бы удивился, если бы в нынешней социально-политической обстановке что-то получилось иначе, сколько бы мы ни старались.

Но всё же сегодня, в день памяти Егора Тимуровича, я хочу сказать о том, что я думаю обо всём этом.
Я стал профессионально заниматься экономикой с 1960-го года, перейдя на дневное отделение экономического факультета МГУ. Своей задачей я ставил строительство коммунизма в соответствии с идеями марксистской политической экономии. Мне было тогда 27 лет. Работа на стройке дала множество доказательств того, что марксистская теория нуждается в серьёзном развитии, которым я и намерен был заняться.
Затем случился ряд важных событий.

На последнем курсе мне в руки попала книга Л.В. Канторовича «Экономический расчёт наилучшего использования ресурсов», которую я собирался раскритиковать от лица марксистов, но на деле сам попал под её обаяние.
Пять лет спустя на семинаре в Центральном экономико-математическом институте АН СССР Виктор Волконский, мой коллега, убедительно показал, что теория оптимального планирования, выросшая из книги Канторовича, есть частный случай общей теории равновесия. Пришла пора расставаться с коммунистическими заблуждениями; стало ясно, что рыночная экономика эффективней плановой.

В 1964-ом году сняли Хрущёва. В том же году, как я потом узнал, родился Егор Гайдар. Ещё через год началась косыгинская экономическая реформа, которая дала старт движению к рыночной экономике. Я уже стал её убежденным сторонником. Но в 1968-ом году, после чехословацких событий, нашу реформу остановили. Начался застой. Менее заметным его делали открытие нефтяных месторождений в Западной Сибири (1967 г.) и троекратное повышение цен на нефть (1973 г.). Тем не менее неизбежность крупных изменений в экономике становилась всё более очевидной. Не для всех, но по крайней мере для тех, кто размышлял. К тому времени, когда меня познакомили с Егором Гайдаром на экономфаке, примерно в 1984-ом году, он уже несомненно размышлял.

В 1985-ом к власти пришёл Горбачёв. В 1986-ом упали мировые цены на нефть и, вкупе с другими обстоятельствами, в бюджете СССР образовался нарастающий дефицит. А в магазинах нарастал товарный дефицит. Демократическая эйфория, охватившая страну с 1989-ого года, сопровождалась нарастанием открытого экономического кризиса.
Почему я это всё пишу в заметке о памяти Гайдара? Потому что масштаб этой личности не покрывается теми повседневными событиями, из которых состоит человеческая жизнь. Именно на фоне приближавшихся политико-экономических событий можно оценить тот подвиг, который совершил Егор Гайдар. С 1989-го года, работая в Комиссии Леонида Абалкина в союзном правительстве, я стал понимать, что нам предстоит сделать, чтобы переломить ход событий и добиться успеха. И главное, что меня мучило – кто это будет делать?

В конце лета 1990-го года, после обсуждения у М.С. Горбачёва программы перехода к рынку «500 дней», мы спускались в лифте и Юрий Дмитриевич Маслюков, тогда председатель Госплана, сказал мне и Явлинскому: «Ну вот, теперь эти реформы будете делать вы».

– Кто, я, Явлинский, Борис Федоров. Да не может того быть. Это же такая ответственность, в том числе за последствия, которые обещали быть тяжёлыми. Но откладывать уже нельзя. Кто решится взять всё это на себя?
Прошёл год. Такой человек нашёлся. Это был Егор Гайдар. Подоспели и условия, которые позволили определить его жребий.

Здесь я скажу несколько слов о сути момента. Экономический кризис уже разгорелся. Ещё осенью 1990-го года в портах стояли суда с зерном, которое не выгружали, потому что нечем было за него платить. А мы тогда за год импортировали 40 млн. тонн против нынешних 20 млн., которые мы сейчас экспортируем. Понятно, чем это пахло.
И одновременно надо было решать вопрос реформ, коренной смены экономической модели. Было ясно, что для достижения цели нужно освободить цены, снизить расходы, чтобы остановить инфляцию, открыть экономику, чтобы насытить торговлю товарами, провести приватизацию. Это минимум, чтобы заработала рыночная экономика. Каждый шаг влёк за собой последствия, характер и опасности которых невозможно было предсказать. Разговоры о практическом опыте бессмысленны, ибо дела такого рода всегда происходят в единичном исполнении.

И вот, все эти дела сделаны. Россия, чтобы там не говорили, ныне страна с рыночной экономикой. Говорят, качество этой рыночной экономики могло быть лучше. Но ведь по этому поводу счёт надо предъявлять к другим. Хотя, Гайдар удобен тем, что на него теперь можно спихивать множество чужих грехов. Да и был бы жив, посчитал ниже своего достоинства спорить по таким вопросам.

Лично я убежден, что Гайдар довольно редкий у нас человек, который должен вызвать гордость всех россиян за то, каких людей может рождать наша земля.

Кстати, мать его – Ариадна Павловна Бажова, жива, дай ей Бог здоровья и долгих лет жизни. В этот день я хочу обратиться к ней с низким поклоном. Спасибо! Спасибо за великого сына!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире