Всемирный банк выпустил традиционный прогноз, в котором важное место уделено России.

Впервые с 2000-го года в нашей стране показано развитие медленнее, чем в мировой экономике: в 2013-м году наш рост ВВП – 1,8% (прежде ожидалось – 2,3%); в 2014-м г. рост ВВП – 3,1% (ожидалось – 3,6%), тогда как средние мировые показатели 2,4% (2013 г.) и 3,2% (2014 г.).

Казалось бы мелочь, да и мировой кризис раньше сильней бил по другим.
Да, но ведь Россия ставила себе, – и правильно, – более амбициозные задачи: если не догнать, то приблизиться к развитым странам по производительности, войти в «высшую лигу». В этом и видится смысл модернизации. И вот мы видим: перестаёт получаться. Факторы, толкавшие страну вперёд после трансформационного кризиса, прежде всего удорожание нефти, перестали работать. А есть ли другие?

Всемирный банк приходит к выводам, во-первых, о затяжном характере кризиса, – это не только у нас; но, во-вторых, структурные изменения скорее происходят в пользу более крупных и менее эффективных (и государственных – это моё добавление).
А это ведёт к относительному снижению темпов роста. По сравнению с другими. Структура экономики оказалась слишком завязана на государственные расходы.

Казалось бы, надо перестроиться, причём быстро, сократить госрасходы, содействовать росту частных инвестиций, и дело пойдёт.
Но быстро такие дела делаются, когда, напротив, увеличивают госрасходы и добиваются снижения влияния частного бизнеса. Но тогда, когда надо преодолевать недоверие, порождённое недавними прошлыми действиями или выращивать новые институты, требуется много больше времени и усилия гораздо более широких слоёв населения.

Хочу напомнить, что всего 22 года назад Россия была совсем иной страной, а до этого 74 года переживала индустриально-социалистическую версию феодализма, во многом возродившие глубоко укоренённые традиции отношений господства–подчинения, уверенности и господ, и подчинённых, что высшие слои вправе, не считаясь с законом или трактуя его в собственных интересах, делать, что хотят.

В последние годы, уже после демократической революции 1989–93 гг., мы имеем новый рецидив в этой болезни, ясно свидетельствующий о том, что от этих традиций не так легко будет избавиться.

Всего 22 года позади, и усложнённые перспективы впереди.

По сути с кризиса 2008–2009 гг. в России начался новый этап, которому предшествовал I этап рыночных реформ и трансформационного кризиса, II этап – условно назову – «тучных лет».
Нынешний, III этап должен привести к более устойчивому, использующему более активно рыночные и демократические методы развития страны, не всегда дающие немедленные результаты, но в итоге приводящие к успеху модернизации, к переходу страны в «высшую лигу».

До встречи.
Евгений Ясин


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире