Я имею в виду встречу с политологами, которую в пятницу 23 августа провел первый замруководителя Администрации Президента В. В. Володин. Об этом стало известно 26 августа из публикаций в газете «Взгляд», статьи М. Захарова на Полит.ру и со слов самих участников встречи – Игоря Бунина, Михаила Виноградова и Константина Костина, приглашенных в гости на «Эхо Москвы». Своеобразное доведение до общественности информации о грядущих переменах заставляет думать о том, что во Власти происходит сложный процесс созревания новых идей, которые пока только апробируются. Особо подчеркивается, что эти идеи исходят непосредственно от президента, он их автор.

Было бы странно, если сотрудники Администрации стали бы делиться своими собственными идеями. Но в данном случае существенна все же не форма подачи, а содержание. Речь идет о том, что теперь планируется развивать политическую систему России на принципах конкурентности и открытости. Первый шаг – в переформатировании выборной системы. Как разъяснил ситуацию К. Костин, бывший глава управления внутренней политики Кремля, ныне председатель правления Фонда развития гражданского общества (ФоРГО), вопрос не в том, «чтобы сохранить (кандидатов) любой ценой», а «чтобы административными методами не регулировать политическую конкуренцию».

Что ж, ситуация, возможно, действительно начинает меняться и, на мой взгляд, не стоит игнорировать это обстоятельство, которое может оказаться чрезвычайно важным для будущего развития страны.

Напомню, что еще до парламенстких выборов 4 декабря 2011 года по следам начала работы по поручению Президента над программой «2020» Группы экспертов на базе Высшей школы экономики и академии народного хозяйства я подготовил доклад с попыткой анализа ситуации, сложившейся в России после экономического кризиса 2008-2009 гг . в частности, я предложил рассмотреть три сценария дальнейшего развития России:
— модернизация сверху, на основе централизованных решений и при жестком контроле неуправляемых инициатив сверху;
— решительный рывок, предусматривающий масштабную демократизацию и либерализацию во внутренней политике и экономике, со сменой основных эшелонов власти;
— постепенное развитие, также решающее задачи демократизации и либерализации, но без рывков, на основе налаживания диалога между Властью и Обществом, точнее теми силами в нем, которые концентрировали оппозиционные взгляды и активность.

Мои выводы из анализа этих сценариев таковы. Первый сценарий я счел бесперспективным, поскольку он базировался на бюрократической консолидации, давлении на бизнес, ограничение общественной активности в расчете на подъем мировой конъюнктуры и высоких темпах роста цен на нефть. После кризиса обстановка изменилась и рассчитывать на факторы роста «тучных лет» более невозможно.

Второй сценарий, который предполагал осуществление всех мечтаний радикальной интеллигенции «здесь и сейчас», также представился мне несостоятельным, более того опасным. Резкие движения в начале, неизвестно кого и с опорой на какие силы, угрожали даже в случае успеха на первых порах, уже хорошо известными откатами и возвратом к использованию силовых приемов борьбы с радикалами, которые массовой поддержки явно не имели.

Третий сценарий – постепенное развитие – тоже не рисовался в розовых тонах. Но все, хотя неясно, как будет развиваться это постепенное движение, кто будет его инициатором, кто его поддержит, всё же представлялось более реалистичным. Конечно, оно основывалось на надежде, что в стране найдутся здравые силы, способные организовать общественный диалог и далее вести политическую борьбу за свои интересы и идеалы в рамках принятых правил. Я высказался за третий сценарий, хотя ощущал на себе косые взгляды с разных сторон.

Что произошло потом? Декабрьские выборы 2011 г показали, что ситуация в обществе серьезно изменилась. Последовавшие митинги и демонстрации протеста создавали иллюзию того, что теперь появляются условия для решительного рывка. Одновременно Власть, также признававшая неизбежность перемен, выдвинула программу политических реформ, которые, по крайней мере, шли навстречу требованиям демократических преобразований. Были сомнения. Ясно, что в зависимости от расклада сил, Власть будет минимизировать уступки или вовсе от них отказываться. Но шаг был сделан.

Президентские выборы 4 марта, как хотелось оппозиции, должны были бы закрепить итоги перемен, вызванных парламентскими выборами и последовавшим протестным движением. Но для этого не было времени, да и сама активность протестного движения не могла не пойти на спад. Нужны были организованность, размежевание в зависимости от различий во взглядах. Нужно было дойти до более или менее устойчивых форм организации разных политических сил, чтобы следом могли нормально сталкиваться различные взгляды и программы, строить коалиции, завоевывать позиции в массах. Естественное место для такой деятельности – парламент. Такие вещи не делаются за три месяца.

Президентские выборы Путин выиграл в отличном стиле, хотя и не все нравился этот стиль. Тем не менее перед ним вновь открылись две возможности: либо добиваться укрепления былых позиций, не допуская никаких послаблений, заняться модернизацией сверху; либо признать, что всё таки ситуация изменилась и надо делать из этого должные выводы. Эта альтернатива стоит перед властью и сейчас. Но выбор пока не сделан.

6 мая 2012 г на Болотной была сделана еще одна проба сил: оппозиционных радикалов, с целью поддержать гаснущую силу протестного движения; и Власть, которая, окрыленная победой на президентских выборах, решила показать, кто в доме хозяин.

Пошла серия процессов и проведение законодательных актов: над участниками митинга на Болотной за нападения на силы правопорядка; на некоммерческие организации – за действия в качестве иностранных агентов; против представителей оппозиции, которые проявляли стремление участвовать в региональных и местных выборах – Навальный, Ройзман и другие. Прошедший год показал, что все подобные действия, весьма сомнительные по разным причинам, не укрепляют позиций Власти и, по-моему, перекрывают возможности ее позитивной созидательной работы.

И вот, первый, как можно считать, сигнал. Конечно, представители Власти могут сказать – далеко не первый. И Навального не посадили, и Собянин, идя на выборы московского мэра, пошел на создание условий для конкуренции на выборах. И встреча в Администрации с политологами 23 августа с. г. была не первой.

И всё же, я не хочу сегодня вдаваться в выяснение отношений. Я был бы счастлив, если бы все мы использовали благоприятный момент, чтобы начать движение вперед. Постепенное, противоречивое, но неуклонное развитие, строительство демократической современной России.

Желаю нам всем спокойствия, рассудительности, настойчивости и удачи.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире