22 года прошло после революционных событий августа1991 года и 26 лет со дня безвременного ухода из жизни одного из самых глубоких ее провозвестников, академика А.И. Анчишкина. Друзья и коллеги готовят книгу в память об этой дате, об этом человеке и меня попросили откликнуться о ней на Эхо Москвы. Считаю это своим почетным долгом.

Люди уходят из нашей памяти очень быстро, если они не были в ореоле исторических событий, даже если сыграли в них выдающуюся роль. А между тем они более других достойны того, чтобы прослыть предметом гордости своего народа. Один из них – Александр Иванович Анчишкин, один из лучших экономистов, каких я знал. Замечу, это еще в советское время.
С 1951 года, поступив на экономический факультет МГУ, Анчишкин начал свою жизнь в советской экономике. А закончил он свою миссию как один из авторов документа «Основные положения коренной перестройки управления экономикой». Это было специальное постановление Июньского (1987 г) Пленума ЦК КПСС, первого документа, открывшего эпоху экономических реформ в России. Зная Анчишкина, я могу сказать, что к такому документу он шел всю жизнь и твердо уверен, что именно он был главным его автором и редактором, взяв на себя партию первой скрипки.

Что главное я хотел бы сказать здесь об Александре Ивановиче, о Саше. Мы с ним почти ровесники, 80 лет мне исполнится, если доживу, в мае 2014 года, а ему 12 августа 2013. Но мое общение с экономикой началось на 6 лет позже, в 1957 г я начал работать в строительстве, а в 1958 г поступил на тот же факультет, для обучения заочно. И с тех пор жил в ощущении, что после правления Сталина страна оказалась перед необходимостью поворота курса политики, что мы живем в то время, когда у нас есть шанс поправить дела, показать себя, а заодно и сделать что-то полезное для страны. Жизнь обещала быть интересной.

Сначала правление Н.С. Хрущева, XXсъезд КПСС, деятельность шестидесятников вроде оправдали ожидания. После отставки Хрущева были предложены косыгинские реформы, в них очень многое казалось умным и верным.Но потом ситуация сменилась Чехословацкие события 1968 года сыграли свою роль не только во внешней, но и во внутренней политике. Реформы остановились. Проблемы же советской экономики не только не решались, но все время обострялись.

Обстановка в экономике несколько смягчилась, поскольку в конце 60-х началась эксплуатация нефтяных месторождений в Западной Сибири, а в 1973 году втрое выросли мировые цены на нефть. Мы оказались в числе мировых призеров. Но люди, разбирающиеся в экономике, поняли, что по большому счету у нас ничего не изменилось. Конъюнктура могла поддержать до первого поворота, но институциональные основы советской экономики были нежизнеспособны.

Она управлялась громоздкой и неповоротливой иерархией, занятые в ней люди боялись ответственных решений и все больше думали только о собственных выгодах. На Западе работала рыночная система, несравненно более эффективная. Уровень благосостояния был выше и рос быстрее, чем у нас и качественнее. Соревнование социализма с капитализмом мы очевидно проигрывали. Рано или поздно следовало ждать развязки.

Такая картина стояла перед глазами моими и моих коллег в ЦЭМИ. Она же еще более выпукло была видна и Анчишкину. В разговорах, к сожалению не очень частых, мы понимали друг друга с полуслова. В том, что писал Саша, он должен был проявлять сдержанность, чтобы не проявлять погрешности против марксистских догм. А понимал он больше всех, во всяком случае в практических проблемах, которые в его глазах охватывали всю экономику, все общество. Я думаю, как эта редкостная умница далеко и глубоко видел назревающие беды, как переживал за ограниченность возможностей что-то предпринять; как стремился изменить сложившееся положение. И мало что мог.

Я это к тому, что по способностям, знаниям, умению организовывать работу многих людей он мог и делал многое. Одна Комплексная программа научно-технического прогресса, реальным идеологи и руководителем разработки которой он был, это огромные достижения. Написано множество книг и создан хорошо известный ныне Институт экономики и прогнозирования научно-технического прогресса (ИЭП НТП СССР). Но я представляю себе, что бы мог бы сделать Саша Анчишкин, будь он свободным человеком, не оказывайся он всякий раз искать слова, чтобы не выразить все мысли, которые его обуревали. Но последний текст – это, если хотите, награда. Жаль, что обстоятельства не дали ему осуществить задуманное. Или хотя бы принять участие в приближавшихся спорах и делах. Его взвешенное, содержательное мнение, авторитет, могли бы сыграть огромную роль.

В своих работах он практически ничего не писал о рыночном механизме как ключевом решении наших экономических проблем. Напротив, почти все, что он писал, было посвящено планированию, прогнозированию, комплексности плана и т.п. Но он готовил решающие шаги. Напомню, в созданном им институте начинали Гайдар, Лопухин, Нечаев, Шохин.
Я бы хотел, чтобы молоды люди, сегодня начинающие карьеру в бизнесе, науке, госуправлении, помнили бы имя Александра Ивановича Анчишкина и знали бы, с кого брать пример.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире