yasin

Евгений Ясин

16 февраля 2018

F

Я долго думал, выступать ли по этой теме.

Может, лучше не втягивать слушателей «Эха Москвы» в узкую экономическую тему. Но потом задался вопросом: а любимая «Независимая газета» поместила большую статью с портретом Алексея Кудрина и с заголовком, который он вполне мог бы произнести (НГ, №30, 13.02.2018)? Нет, надо всё же ответить.

«Глубина экономического падения России, – пишет автор статьи Ольга Соловьёва, – такова, что мы не сможем выбраться из кризиса ещё 10-15 лет, даже при условии старта программы новой индустриализации». Потери основных фондов за последние 25 лет сопоставимы с ущербом от Второй мировой войны.

В конце февраля 2018-го года в Институте экономики РАН планируется дискуссия о нынешнем кризисе и путях выхода из него. В качестве выхода предполагается сокращение текущего потребления населения. Главный докладчик, как я понял, доцент Новосибирского Госуниверситета экономики и управления (это не Академгородок) Дмитрий Фомин.

Первый его тезис: с начала 1990-х годов, то есть вследствие рыночных реформ, наша экономика понесла потери основных фондов, а значит и производственных мощностей, более чем наполовину. Это 29,2% по восстановительной стоимости, а по остальной – 52,6%.

Короче, вывод из сказанного такой: рыночные реформы в России начала 90-х годов нанесли России урон, где-то равный Великой Отечественной войне. Этот вывод делается из потерь основных фондов, которые в войну сократились у нас на 33,5%. А сейчас? На 52,6%? Ещё хуже! Причём главный показатель – основные фонды.

Всё. Я хочу заметить, что в Европе после войны шёл ускоренный процесс обновления основного капитала. В это время у нас за год списывали где-то 2-8%. Когда я был юношей, как бастион германской промышленности славился Рур – угольный центр континента. А вокруг него вся промышленность. Где теперь Рур? В воспоминаниях другой индустриальной эпохи! А у нас Кузбасс и помню, как в 1995-97-х годах мы его реформировали. Я тогда работал в Минэкономики.

В 2008-ом году ВВП России превзошёл ВВП 1990-го года – 108%. В 2014-ом году, когда этот показатель у нас достиг пика – уровень ВВП составил 114% 1990-го года. И люди жили лучше, благосостояние оценивалось величиной 125-130% 1990-го года. Страна жила лучше.

Какова же цена рассуждений Дмитрия Фомина?

Как я понял Дмитрия Фомина, для подъёма нам требуются высокие темпы роста инвестиций в основной капитал, чтобы на этой основе рос и продукт, и благосостояние. Но каковы источники? Доля инвестиций должна подняться до трети ВВП. Откуда взять? За счёт сокращения потребления, остальное – по мелочам. Конечно, самые богатые должны сократить свои доходы в 6 раз. Это касается 400 тыс. человек. Ещё 15 млн. – должны сократить расходы в 3 раза. Третья часть – это 100 млн. бедных сократят расходы на треть. Самым бедным можно даже добавить.

Почему это привлекло моё внимание. Ситуация в экономике складывается так, что преодоление стагнации, повышение темпов требуют каких-то институциональных, структурных изменений. Есть разные предложения. В данном случае мы сталкиваемся с тем, что нас зовут назад. Эти предложения напоминают идеи первых сталинских пятилеток. Поможет? Ни в коем случае!

Да, перемены нужны. Посмотрим, как будут развиваться события после президентских выборов. Но, как бы не шли дела, мы должны знать, что в России уже работает рыночная экономика. И сегодня, после трудной трансформации, она приносит нам много пользы. И те перемены, которые нужны, должны содействовать расширению рыночной экономики, ограничению роли государства, активизации бизнеса и в целом населения. А не того, что предлагает Фомин. Подумайте!

До встречи,

Евгений Ясин

Оригинал

8 февраля с.г. Фонд Ельцина и «Либеральная миссия» провели совместное мероприятие, посвященное памяти Бориса Николаевича Ельцина.

1 февраля был его день рождения и почти одновременно в 1993-ем году произошли события, исключительно важные и в его жизни, и в жизни нашей страны.
Собрались люди, принимавшие прямое участие в событиях того времени.

Первый выступал Андрей Алексеевич Нечаев, министр экономики в правительстве Гайдара. Напомню, что главные исторические события того времени – рыночные реформы – начались 2 января 1992-го года изданием Указа Президента о либерализации цен. Нечаев своими руками готовил этот документ, а затем находился в центре событий, внимательно следив за их развитием. Предельно тяжёлое время для нашей страны. Успеха можно было добиться только в том случае, если выдержать давление в пользу защиты твёрдых цен и/или увеличения расходов (печатания денег). VI Съезд народных депутатов, собравшийся в марте, стал ареной главных событий против реформы Президента и Правительства Гайдара. На первых шагах – главным образом против правительства. И тогда, когда Съезд народных депутатов принял одно из своих решений, грозившее остановить начатые реформы, Правительство во главе с Бурбулисом и Гайдаром подало в отставку. Президент, казалось, стоял в стороне.

В марте 1992-го года Съезд уступил. Очень тяжёлые сдвиги, связанные с переходом от плановой к рыночной экономике, происходили в это время в стране. Нужно было им дать время, необходимое для того, чтобы перемены стали необратимы, а результаты созрели и проявились. В декабре 1992-го года Гайдара отправили в отставку. К тому времени вернуться уже было нельзя. Но противостояние между Президентом и Съездом достигло предельного накала. В апреле дело дошло до проведения референдума. О нём на встрече рассказывали Е.С. Волк, зам. директора Фонда Ельцина, и Г.А. Сатаров, тогда ближайший помощник Президента. Это тоже были очень важные события, потому что выстраивался облик новой России как государства.

Референдум прошёл с известным результатом: по 4-м вопросам избиратели поддержали Ельцина, но полной победы не было.

Александр Кричевский, бывший тогда ближайшим помощником Бурбулиса, рассказал, как Ельцин отверг сразу после путча предложение о роспуске Съезда: нельзя, большинство депутатов помогло нам выстоять. Он также отверг люстрацию. Но потом встал вопрос о принятии Конституции РФ. К июлю она была готова и весьма совершенна. Ельцин промедлил, а после Указа №1400 о роспуске парламента и событий 3-4 октября, в Конституцию были внесены изменения, согласно которым все полномочия Съезда, считавшегося высшим органом власти, были переданы Президенту, т.е. тогда Ельцину. Кричевский считает это ошибкой. Есть иные мнения. Ясно, что тогда всё же радикальные демократы, поддерживавшие Ельцина, оказались в меньшинстве. Президент должен был учесть это обстоятельство.

Очень интересны были также выступления у нас Якова Уринсона, Михаила Федотова, Петра Филиппова, Дмитрия Катаева, Виктора Шейниса и других участников событий того времени. Страсти разгорелись. Прошлое у нас ожило. И молодые поняли, что речь идёт о времени, итоги которого надолго определили судьбу нашей Родины.
Кому-то кажется, что итоги тех событий забыты, ныне иные времена. Но рыночная экономика работает. А то, что сегодня происходит в нашей стране, по-моему, весьма убедительно говорит о том, что нужны новые перемены. Какие?

Слушал недавно выступление Ксении Собчак в Америке, где она критиковала старых русских либералов времён Ельцина, утверждая, что нынешние изменения порядков должны быть либеральные, но другие. Тогда были допущены ошибки.

Я слушал её, не соглашался, а потом подумал: она ведь обращается к нынешним избирателям. А они большей частью наверняка убеждены, что тогда всё было сделано не так. И тогда ко мне пришла мысль, что политически Ксения права: сегодня завоёвывать симпатии избирателей надо, пожалуй, именно так. А вопрос сегодня состоит отнюдь не в том, чтобы её именно сейчас избрали президентом. Всё равно выберут В.В. Путина.

Но в России для реализации требуемых перемен нужна активная политическая жизнь, включая прежде всего тех, кто способен осуществлять необходимые преобразования. А это, на мой взгляд, молодые люди, в том числе такие, как К. Собчак и А. Навальный. Подумайте!

Оригинал

Экс-губернатор Кировской области Никита Юрьевич Белых получил приговор как под копирку с Улюкаевым: 10 лет – заказ обвинения, 8 лет – решение суда.
Самое интересное в этом деле, – я лично глубоко убежден, – что Никита Юрьевич ни в чём не виноват. Знаю его давно и уверен – на поступки, за которые его засудили, он абсолютно не способен. Конечно, я в стороне, давно с ним не общался. Мало ли что? Но одновременно меня не покидает убеждение: мало ли что, а если кому-то нужно было его засудить?

Следил за процессом, судом, и только сейчас узнал, что главный свидетель обвинения Юрий Судгаймер в последний раз попросил взять деньги наличными, чего, видимо, ранее никогда не было. И Белых подложили коробку с вином и ещё чем-то. И он только тогда оставил следы своих пальцев. Аппаратура для съёмки была подготовлена заранее. Если обвинение взялось за дело, то оно сочтёт его сделанным только в том случае, если посадит человека, и надолго.
Должен сказать, что когда я прежде слышал и читал о «тёмных делах» других губернаторов – Хорошавина с Сахалина, Гайзера из Республики Коми, Маркелова, только недавно покинувшего пост президента Марийской республики, у меня не возникало сомнений в качестве работы наших следственных органов и силовых структур. Только Леонид Маркелов как-то заставил задуматься: ведь он так старался украсить столицу республики Йошкар-Олу. Там на берегу реки построили по его инициативе копии красивейших средневековых зданий из города Брюгге во Фландрии. Не всем нравились начинания Маркелова. Не могу ничего сказать, сам не съездил, хотя собирался. А сейчас уж не поеду, Маркелов сидит.

Но Белых я лично знал и очень уважал и любил, за ум, энергию, стремление к развитию и улучшению своей страны. И мои знания в моих глазах заслуживают больше доверия, чем доказательства обвинения. Даже если у судей они вызывают максимум доверия, на 90% против аргументов защиты.
Теперь у меня резко снизилось доверие к нашим следователям и судам. Они сами стараются. И желание Судгаймера обязательно передать взнос на общественные нужды наличными – ещё один веский аргумент.

Сейчас наша страна находится в трудном положении. В 90-х годах её положение было ещё хуже. Но тогда и цены на нефть были ниже (18 долларов за баррель в августе 1998 г.), и Россия после тех испытаний оказалась страной с рыночной экономикой. Дефицит товаров вспоминают только старики вроде меня, да и то не все.

Но нынешнее положение страны в других отношениях более трудное. Для преодоления кризиса модернизации она нуждается в свободе, ответственности, доверии – великом треугольнике прогресса на почве рыночной экономики. А у нас этих ценностей не достаёт. Значит, не хватает духовных и институциональных ресурсов, чтобы решать задачи создания инноваций, развития науки, образования, о чём недавно говорил Президент Путин на встрече с доверенными лицами.
Не хватает и не будет хватать таких людей, как Белых Никита Юрьевич. Поверьте мне!

В «Независимой газете» от 25 января с.г. помещена статья А.Башкатовой о российской экономике по следам доклада Международного Валютного Фонда (МВФ). В подзаголовке к названию автор замечает: стране грозит хроническое отставание от передовых экономик. Я бы, наверное, не стал откликаться на эту статью, если бы мои впечатления о наших перспективах не омрачались похожими мыслями.

Вот несколько цифр из доклада МВФ. По итогам 2016-го года рост мирового ВВП составил 3,2%, в 2017-ом году он достиг 3,7%. В 2018-2019 гг. темп достигнет 3,9% в год. Следует отметить, что этот высокий процент достигнут во многом за счёт Китая и Индии, но развитые страны Европы и Восточной Азии также повысили показатели роста, демонстрируя выход из состояния рецессии, кто в ней был.

Россия также вышла из спада 2015-2016 гг. и, по прогнозу МВФ, должна увеличить свой ВВП — в 2017-ом году на 1,8% , а в 2018-ом г. — на 1,7%. Правда, глава представительства МВФ в Москве Габриэль Ди Белла прогнозирует на ближайшие годы в России 1,5%, тут же замечая, что для удержания своего влияния в мире стране необходимо как минимум 3% в год.

Должен сказать, что с последним замечанием я особенно согласен. Когда в 1992-ом году осуществлялся переход к рыночной экономике, включая либерализацию цен, к свободному курсу рубля, открытию экономики и приватизации была уверенность, что после трансформационного периода наступит заметно более высокий темп экономического роста. Так оно и вышло, но основным источником роста с 2003-го года стало, кроме политической и финансовой стабилизации, серьёзное повышение цен на нефть. В России до 2008-го года наблюдался высокий темп роста доходов от экспорта нефти, газа и ряда других сырьевых продуктов. Высокий темп восстановительного роста поднял экономику России выше уровня 1990-го года. На эти факторы опиралась и внутренняя экономическая политика, в том числе увеличение доли государства в добывающей промышленности и в ряде других отраслей. Объём ВВП превысил советский уровень.

Но вот в 2008-ом году российская экономика оказалась под воздействием мирового кризиса. ВВП упал. В 2010-2011 гг. спад был преодолён, но затем выяснилось, что прежние факторы роста утратили силу, с 2012-го года темпы стали падать. После событий 2014-го года наступил спад. Восстановление второй половины 2016-го и 2017-го годов оказалось недостаточным. Что происходит сейчас, отмечено выше.

Что же дальше? Утешительные отчасти выводы МВФ не могут нас успокоить. Его представители отмечают успехи и советуют предпринять дополнительные меры, которые должны устранить структурные недостатки, улучшить инвестиционный климат, поддерживать инновации и интегрировать российскую торговлю в глобальную экономику.

Наш бизнес-омбудсмен Борис Титов выражает недовольство этими советами — «зажимать российский рынок», сохранять жёсткую финансовую политику, концентрировать ресурсы у государства в центре, бороться за внешние рынки за счёт низких издержек (то есть сдерживать рост заработной платы и социальных платежей)«. То есть снижать и дальше доходы населения. Титов считает, что это предложения Кудрина и ЦСР, которым он противопоставляет «Стратегию роста» Столыпинского клуба: кредитное стимулирование, развитие промышленных кластеров, наращивание государственных инвестиций. Моё предположение, что частные инвестиции при нынешней ситуации не идут.

Титов высказывает догадку, что руководство страны, видимо, недовольно этой концепцией. Но и «стратегия роста», как я думаю, предлагает активную политику. За счёт чего? Печатания денег?

Ведь под его рекомендации частные инвестиции с высокой эффективностью и в достаточных масштабах не пойдут.

В том-то и дело, что нужны другие меры, не просто указания на то, куда вкладывать государственные деньги в бóльшем количестве.

Моя позиция и, думаю, что также Кудрина и его товарищей: реформы нужны, с которыми мы остановились в 2003-ем году. Во-первых, судебная реформа, обеспечение верховенства права и независимого суда. Во-вторых, местное самоуправление, новая земская реформа, которая должна поднять активность населения и особенно бизнеса. В-третьих, разделение властей и ограничение полномочий Президента и исполнительной власти. Я бы мог ещё много чего добавить в части необходимых институциональных изменений. Но не буду их затрагивать в этот раз. Разговор должен быть обстоятельным, может быть с учётом того, на что власть готова уже сейчас, что станет ясно после выборов 18 марта.

До встречи,
Евгений Ясин

На кандидатуре Ксении Собчак останавливаюсь во второй раз, в том числе из-за завершения кампании Алексея Навального, из-за популярности Павла Грудинина и успешности, как я считаю, моего старого товарища Григория Явлинского.

Я полагаю, что в этот раз в совокупности мои единомышленники из либерально-демократического лагеря должны добиться бóльших успехов. Это не только вопрос числа собранных голосов, хотя и это важно, но также возможно более широкой дискуссии против проводимой ныне политики. И распространения в обществе не очень популярных ныне либеральных взглядов.

Чем хороша Ксения Собчак в этой деятельности. Приятная, молодая и, что очень важно — умная женщина, глубоко понимающая суть происходящих в стране событий. Ко всему отличный оратор, как был её отец.

Многие говорят: это человек Кремля, который выгоден Путину на выборах, подчеркнёт, что эти выборы интересней, а Путин — просто самый яркий кандидат и победа его естественна. Прок от Собчак будет только для Путина. Я так не считаю, хотя согласен с тем, что президент и его команда имеют свои выгоды от участия Ксении. Ну, и что?

По моим предыдущим выступлениям, в том числе на «Эхо Москвы», я напомню четыре сценария, по которым оценивал будущее России:

1) Инерционный, продолжение нынешней политики;
2) Мобилизационный, ужесточение позиций, включая внутреннюю политику, что-то похожее на линию 2014-го года;
3) «Решительный рывок» — радикальный поворот в сторону демократизации, как в 2011-2012 гг., если брать пожелания митингующих;
4) Постепенное демократическое развитие — шаг за шагом, но без рывков, с расширением поля для тех, кто сравнительно узкой группой ныне представляет либерально-демократические взгляды.

Я один из этой группы. И Ксюша тоже, я в этом уверен, тем более, что хорошо знал её отца. Она могла какое-то время, на первых, самых решительных шагах Путина, пользоваться его доверием, вызывая своим поведением заключение о полной политической безответственности. Пусть гуляет, можно не бояться.

Но прошло время, и в 2011-ом году мы увидели Ксению на митинге на проспекте Сахарова. Может быть, большинство демократов вокруг восприняли её как чужую, подосланную. А ведь нет! Кому-то могло показаться и так, но я увидел её как дочь своего отца, которая почувствовала нечто подобное его переговорам с военными в дни августовского путча 1991-го года.

Её потом оттеснили, объяснили, что лучше не связываться. Но вот начался новый этап, и она уже выразила стремление заняться политической деятельностью, в качестве либерального лидера, надолго. Путин рассчитывает на нё и его кампания от участия Собчак уже выиграла, оживилась. Он своего достиг. Но теперь и Ксения чего-то достигнет. Во всяком случае я надеюсь, что, выиграв свою последнюю кампанию, Президент не решится, точнее — не захочет поставить её в положение Навального, который никогда не может выставлять свою кандидатуру.

Анализ экспертов по моим сценариям выявил преимущества четвёртого, последнего — и по последствиям. Собчак в нынешней избирательной кампании — важный фактор продвижения этого сценария, повышения влияния либералов-демократов, не по отдельности, а вместе. Вместе с Грудининым, который кандидат от коммунистов, а прислушайтесь, вы услышите голос предпринимателя, которому нужны свобода и доверие. А значит демократия, которую от коммунистов мы не видели.

Ксения Собчак — самая молодая из кандидатов, представитель нового поколения. Прочитал её 123 пункта Программы. Присоединяюсь почти по всем вопросам.

В том числе по ещё одному референдуму по Крыму, когда созреют условия. Ребята! Национальная дискуссия открывается. Готовьтесь!

До встречи,
Евгений Ясин

Оригинал

По этому вопросу я выступал на «Эхо Москвы» совсем недавно – дважды в 2017-ом году: 16 мая и 27 июня. И вот чувствую необходимость снова вернуться к этому вопросу. И уже не оставлять его без внимания, по крайней мере, пока не почувствуются заметные сдвиги. Или пока не заткнут рот.

Мои разговоры середины прошлого года, когда их сейчас перечитал, показались мне какими-то академичными. Я тогда уже писал о нарастающей важности вопроса, но, как мне кажется, даже с тех пор темп нарастания существенно возрос.

Недавно мне попалась публикация беседы журналистов А. Задорожного и Е. Сеньшина (ZNAK, 13.12.2017) с В.В. Климановым, директором Института реформирования общественных финансов и видного эксперта по вопросам местного самоуправления – «Система местного самоуправления потерпела фиаско». Беседа развернулась вокруг статьи В.В. Путина «Демократия и качество государства», опубликованной в 2012-ом году накануне президентских выборов. Процитирую эту статью: «Местное самоуправление должно оставаться властью «шаговой доступности» – то есть муниципалитеты не должны бездумно укрупняться». А вот другая публикация – «В стойло» в блоге Николая Дижура, депутата Чеховского горсовета Московской области, по поводу ликвидации Дмитровского района Московской области и образования городского округа Дмитров («Эхо Москвы «, 08.01.2018 г.). В этот округ вошли городские поселения Деденево, Дмитров, Икша, Некрасовский, Яхрома и ряд сельских поселений Дмитровского муниципального района.

Комментарий Н. Дижура: «Все, что происходит или будет происходить, по вопросу насильственной ликвидации Дмитровского муниципального района можно квалифицировать, как антиконституционный переворот».

Комментарий В.В. Климанова: «Оказалось, что в силу многих объективных и субъективных причин эта реформа на данный момент невыполнима. И заявления, сделанные Президентом в 2012-ом году, подчёркивают высоту барьеров, которые не позволяют проводить реформу в том виде, как она была задумана более 10 лет назад. В целом пока в нашей стране не удалось создать адекватную систему местного самоуправления, полностью отвечающую требованиям Европейской хартии о местном самоуправлении и полноценного демократического федеративного государства». Осторожный парень!

А вот ещё выдержки из цитирования письма В.В. Путина 2012-го года: «Муниципалитеты должны стать в полной мере финансово состоятельными и автономными. Иметь достаточные источники для исполнения своих полномочий, для решения повседневных людских проблем. Надо преодолеть зависимость от «подачек сверху», которые подавляют самостоятельность и ответственность, порождают иждивенчество. А по сути лишают смысла само существование муниципального уровня власти… В этой связи предлагаю передать на уровень муниципалитетов все налоги от местного бизнеса…»

И ещё: «Надо прекратить устанавливать с регионального уровня показатели для местного самоуправления и увязывать с ними предоставление финансовых ресурсов. Руководство муниципальных образований должно отчитываться перед своими избирателями…» Исключить ситуацию, когда деятельность мэра сводится к более или менее успешному выбиванию денег наверху, а его оценка зависит от начальства, а не от собственных граждан.

Последнее: «Местное самоуправление – это школа ответственности граждан. В то же время это – «профессионально— политическое училище», которое формирует ключевые компетенции начинающего политика: способность договариваться с разными социальными и профессиональными группами, понятно доносить свои цели до людей, защищать права и интересы своих избирателей. Считаю, – писал В.В. Путин, что «профессиональную закалку» политики и государственные администраторы должны получать именно в системе местного самоуправления».

Я готов подписаться под выраженными здесь мыслями президента. Более того, то, о чём он тогда писал, особенно важно сейчас. Объясняю это просто: подъём экономики, которого мы добиваемся, возможен только при активизации бизнеса, в том числе малого, но так же гражданского общества, избирателей. Но у нас, как мне представляется, с тех пор произошли изменения, преимущественно в другую сторону. То, что мы видим в связи с преобразованием целой массы городских и сельских поселений в городские округа с централизацией власти, «сокращением», как обещают, числа служащих, которых потом становится больше и дороже. Между тем актуальность мыслей В.В. Путина, высказанных ещё в 2012-ом году, причём до 6 мая на Болотной площади, сейчас существенно возросла. Повышение активности граждан, вырастающей на ниве местного самоуправления, едва ли не единственный источник нашего подъёма. А реальность, скорее, говорит о падении активности людей, подавляемой чиновниками. Поэтому вновь чаще и чаще возвращаемся к повышению роли местного самоуправления.

Оригинал

Начался Новый год. Первый раз в этом году я выступал на «Эхо Москвы» 2 января с характеристикой нашего нынешнего положения и обращал внимание на необходимость осуществления в стране серьёзных институциональных преобразований, которые через какое-то время обеспечили бы нашей стране, на мой взгляд, экономический подъём и рост благосостояния, сократили бы разрыв между нами и развитыми странами. При этом я выразил собственное мнение и мнение определённого круга экспертов – моих коллег и товарищей.

В заключение я привёл данные недавнего социологического исследования «Левада-центра» относительно мнения наших граждан по поводу того, что нас ожидает в новом году и в ближайшие 5-10 лет.

Напомню некоторые цифры:
22,6% – ничего не изменится;
13,4% – экономическое положение будет ухудшаться;
21,4% – начнутся необходимые преобразования в экономике и политике;
30,3% – глубоких изменений не будет, но будет движение в сторону улучшения;
12,3% – затрудняюсь ответить.

Обращаю ещё раз Ваше внимание: 51,7% высказывают оптимистические ожидания.
А далее ответы на вопрос, каких политических взглядов вы придерживаетесь?

Это 2017-ый год:

– коммунистических взглядов – 11%; на год ранее – 18%. Возьмём усреднённо – 15%;
– социалистических и социал-демократических взглядов (левые) – рыночная экономика и частная собственность признаются, но государство должно обеспечить социальную защиту – 30%;
– русских национально-патриотических взглядов – 10%;
– режима «твёрдой руки» (вся власть в руках сильного лидера) – 15%. Год назад – 18%;
– либеральных взглядов (развитие рыночной экономики и укрепление частной собственности) – 8%;
– затрудняюсь ответить – 18%.

Могу сказать, что взгляды, которые привели бы к желаемым результатам – только либеральные. Не сердитесь на меня, но необходимые сдвиги – это повышение доли рынка и сокращение государственного влияния, укрепления положения бизнеса (свобода – ответственность – доверие). От этого средства на социальную защиту, не говоря уже о приличной зарплате.

А у нас преобладают какие взгляды?

Коммунисты + левые + националисты и сторонники твёрдой руки – всего 78%.

Конечно, взгляды и убеждения широких масс не играют решающей роли при смене политики. Но влияние на позицию властей всё же имеют. И сегодня наше руководство несомненно пользуется поддержкой значительной части населения. Вспомним 2014-ый год.

Поэтому, когда ныне обсуждаются вопросы подъёма экономики, впервые экономики рыночной, 90-е годы и «нулевые» не в счёт, тогда действовали специфические факторы, – мы всё должны лучше понимать, что делать, чтобы ускорить движение России к процветанию. Пока же мы ещё находимся в поиске и во внутренней борьбе.
Вот ещё вопрос «Левада-центра»: какой вы хотели бы видеть в идеале Россию в будущем?

– такой, как сейчас – 16%;
– как развитые страны Запада – 34%;
– какой она была во времена СССР – 28%;
– какой она была до 1917-го года – 3%;
– затрудняюсь ответить – 10%.

Признаюсь, осмысленным мне кажется только один ответ: второй, про развитые страны. И слава Богу, что доля выбравших его самая высокая (это январь 2017-го года). Но вы посмотрите, сколько выбрали жизнь в СССР?

Подумайте, какие изменения во взглядах и настроениях наших сограждан мы можем ожидать? Как они будут влиять на перспективы страны? И после этого скажите, когда, по вашему мнению, мы ожидать подъёма экономики.

Оригинал

Итак, Новый 2018 год наступил. Всем друзьям и согражданам самые лучшие пожелания. Хочется улучшений. Так вот, желаю их каждому.

Но вообще-то в такой день хочется что-то сказать о судьбе страны. Напомню, что 2 января 1992 года, это 26 лет назад, — опубликован Указ Президента о либерализации цен, начались рыночные реформы. Не так-то давно, мы очень молодая страна, если говорить о ключевых порядках. Оправдали ли они себя? Как развивались перемены в стране, и чего теперь следует ожидать?

Во-первых, мое мнение, что начатые тогда реформы себя оправдали. Россия стала страной с рыночной экономикой, забыла о дефиците о очередях в магазинах. Есть разные мнения о том, что происходило.

Первый период, 1992-98, реформы и трансформационный кризис были очень тяжелы: снижение ВВП на 40%, высокая инфляция, падение уровня жизни на 30%. Трудно было говорить об успехах. Тем не менее, экономика качественно изменилась, хотя большинство полагало, что перемены были неудачны. Цена на нефть в августе 98 год а— 8 долларов за баррель.
Второй постсоветский период – восстановительный рост (1999-2008). Самые важные факторы подъема, политическая стабилизация и рост цен на нефть. К 2008-му году уровень ВВП составил 108% к 1990-му году, лучший советский уровень был превзойден. А уровень жизни возрос еще больше.

Третий период начался в 2011 году, затем началось снижение темпов роста, а затем, после событий 2014-го года, наступил кризис: в 2015 году ВВП снизился на 28%. В 2016 во второй половине года происходило оживление, продолжавшееся и в первой половине 2017 года. Но даже самые оптимистические ожидания не оправдались. Хотя были и позитивные итоги, но в основном за счет некоторого повышения цен на нефть.

Третий период и сейчас продолжается. Как далее будут поворачиваться события, трудно предвидеть. Но, начиная Новый год, не хочется подрывать надежды. Во всяком случае в марте пройдут президентские выборы и следом за ними определятся основные решения в экономической политике. Не думаю, что они сразу будут столь успешными, чтобы вызвать подъем в экономике. Вероятней всего в наступившем году мы будем наблюдать продолжение стагнации и глубже вникать в требуемые перемены в экономике и политике.

Еще раз: мы молодая страна. За прошедшие 26 лет нашей новой истории мы успели только пережить кризис, связанный с очень трудными реформами, а затем – воспользоваться быстрым ростом цен на нефть, чтобы задержать дальнейшие преобразования институтов, необходимые для эффективного развития новой для нас рыночной экономики. Я все чаще думаю о том, что нам многое надо начинать почти сначала. Но когда приходят такие мысли, то как-то повышается настроение. Не потом что в наступившем году нам судьба предрекает процветание, а потому, скорее, что у нас все впереди. Не у меня, в мои преклонные годы, но у младших коллег и моих студентов. Есть что делать, есть за что бороться.
Левада-центр недавно провел исследование, в том числе по вопросу о путях развития российской экономики в течение ближайших 5-10 лет. 25% опрошенных считают, что ничего не изменится. Ухудшений ожидают 13,4%. Ожидают начала необходимых преобразований в экономике и политике 21,4% опрошенных. Еще 30,3% полагают, что будут глубокие изменения, но постепенные, в нужную сторону.

Подумайте, значит, больше половины российских граждан уверены в будущем. Я думаю, готовы что-то делать, чтобы увидеть процветание новой России. Вот надежда!

До встречи,
Евгений Ясин.

В пятницу мы прощались с Арсением Рогинским, человеком, который в течение многих лет стоял во главе «Мемориала», был его головой и духом.
Как это вышло? Я задумался об этом, когда его не стало.

Его отец до войны работал на заводе «Электросила» в Ленинграде. Там же в то время работал мой дядя, приехавший учиться из винницкого местечка. Но Бориса Рогинского арестовали в 1938-ом году. Осудив, его отправили в вечную северную ссылку. Это был г. Вельск, где 3 марта 1946 года родился Арсений Борисович.
В 1951-ом году опять арестовали и осудили на 4 года. Этого оказалось достаточно, он погиб в заключении. В 1956-ом году последовала реабилитация, и семья вернулась в Ленинград. Далее такое впечатление, что Арсений продолжил дело отца.

В 1962-68 гг. он оказался студентом профессора Лотмана в Тартусском университет на историко-филологическом факультете. Кто такой профессор Лотман, стоит почитать отдельно. Под его влиянием Арсений занялся изучением народовольческого движения в России XIX века.
В 1968-81 гг. Арсений вернулся в Ленинград и работал библиографом в Публичной библиотеке им. Салтыкова-Щедрина, совмещая эту работу с преподаванием в вечерней школе. Его интерес всё больше перемещался на Россию ХХ века.

Ещё будучи в Тарту, Арсений познакомился с москвичами, будущими диссидентами и правозащитниками. В 70-х годах они вместе стали выпускать исторический сборник «Память», выходивший в 1975-81 гг.

4 февраля 1977-го года – первый обыск в Ленинграде. После второго обыска 6 марта 1979-го года уволен из библиотеки Салтыкова-Щедрина. В 1981-ом году лишен доступа в библиотеку. В том же году его арестовали, а 4 декабря уже осудили на 4 года. Но наступали другие времена, в 1982-ом году, позволив вернуться к научной работе. В 1990-93 гг. Арсений привлечён экспертом в Верховный Совет РСФСР.

1988-89 годы – перестройка – первые шаги к созданию общества «Мемориал». В 1990-ом году оно основано как информационный и просветительский центр «Мемориал». В 1996-ом году Арсения Борисовича Рогинского избрали Председателем Правления Международного общества «Мемориал». С тех пор их судьбы были связаны.
С работой «Мемориала» мы познакомились далее на истории нашей семьи. До 2012-го года мы были убеждены, что дед моей дочки по матери пропал без вести в начале войны. Дочь обратилась в «Мемориал» и оттуда ей вскоре сообщили, что её дед погиб от голода в лагере Берген-Бельзен в феврале 1942-го года, попав в плен прямо из воинского поезда на станции Себеж 9 июля 1941-го года.

Выяснилось также, что вся эта информация была передана советским органам ещё в начале 50-х годов. Им было всё известно, но семье они сообщали одно и то же: пропал без вести. С 2012-го года Алексей Федулов, отец моей жены Лиды стал членом нашей семьи, а общество «Мемориал» во главе с Арсением Рогинским – нашим семейным другом.
В последние годы отношения «Мемориала» с властями опять подпортились. Он был признан иностранным агентом, правда потом получил президентский грант. Нелёгкая жизнь. А Арсения Рогинского не стало. Я смотрел на лица людей в день похорон. Дорогие, близкие лица. «Мемориал» нас поддерживал, теперь мы должны поддержать «Мемориал».
Уход Арсения Борисовича – большая потеря. Надо сплотиться и поддержать плоды его трудов и борьбы. Сохранить дух.

Боже мой! Мы начинаем признавать нестандартность, величие людей тогда, когда их теряем. Надо помнить и восполнять потерю.

В конце прошлой недели А.В. Улюкаев, бывший министр экономического развития получил 8-летний срок заключения. Минимальный срок, если считать, что его вина – получение крупной взятки – была доказана. Но в том-то и дело, что предъявленные обвинения по сути не были доказаны. Решение судьи, как это не печально, в наших нынешних условиях, нельзя признать справедливым. Напротив, у многих, кто следил за событиями, такое ощущение, что доказана была несостоятельность предъявленного обвинения.

Сильный аргумент привёл С. Беляков, бывший зам. Улюкаева: «… Мотив взятки просто исключен. Потому что невозможно просить (взятку – Е.Я.) за то, что будет сделано и так». Кстати, от себя должен сказать, что первоначальная позиция Улюкаев, что частную компанию не может приватизировать государственная, такая как Роснефть, представляется мне совершенно правильной. Он уступил, поскольку, думаю, было решение повыше. Короче, пусть только сегодня я выражаю свою поддержку Улюкаеву.
Было время, чтобы в защиту его выступили многие весьма уважаемые и осведомлённые люди, например, А.Л. Кудрин; А.А. Венедиктов, руководитель «Эха Москвы»; О.Романова, глава организации «Русь сидящая». Этот список можно бы продлить, но я скажу о другом. Этот случай не исключение.
Назову имя моего друга, Никиты Белых, бывшего кировского губернатора, а до того – председателя партии «Союз правых сил», значит, убежденного либерала. Во всяком случае человека честного и преданного своей Родине, мечтающего сделать что-то весьма полезное для неё. И делавшего это, ещё будучи губернатором. Уже больше года он сидит, его не судят.

Назову ещё режиссёра Серебрянникова, который сейчас под домашним арестом по обвинению в неправильном расходовании государственных средств, хотя обязанности финансового контроля не возлагаются на режиссера, даже главного.
Это всё известные вещи. А я и говорю о них не потому, что хочу поставить публику в известность, она и так знает, и не только об этом. Для меня это повод, чтобы сказать о другом.

Как экономист я знаю, что в нашей экономике не всё в порядке. Хотя она очень молода, всего 26 лет, в том числе 7 лет – трансформационного кризиса после начала рыночных реформ и ещё 7 лет восстановительного роста (2002-2008), включая 5 лет (2003-2007) быстрого роста нефтяных цен и государственных доходов от экспорта нефти и газа.
С 2012-го года ситуация изменилась. Мы имеем рыночную экономику и забыли про товарный дефицит, столь памятный тем, кто жил при советской власти. Но сейчас пора очень серьёзно думать об эффективности экономики, потому вернуть время восстановительного роста вряд ли удастся. А эффективность рыночной экономики основывается на трёх ценностях: свобода, которая питает активность; ответственность, которая делает свободу продуктивной; доверие, которое питается ответственностью и само питает свободу.

Теперь вернёмся к разобранным случаям. Они питают недоверие. Недоверие влечёт за собой безответственность. А если не хватает ответственности, то нет условий для свободы. А без этой триады не будет процветания российской рыночной экономики.
В одном из своих выступлений на «Эхо Москвы» я говорил о четырёх сценариях на будущее:
инерционный сценарий (примерно с 2003-го года); 2) мобилизационный сценарий – 2014-й год; 3) решительный рывок – 2011-2012 гг. (события после парламентских выборов декабря 2011-го года); и 4) постепенное демократическое развитие.

Опрос экспертов в 2016 и 2017 гг. показал, что последний сценарий наилучший. И мы его практически не пробовали. А он соединяет упомянутые ценности.
Случаи, которые были упомянуты выше – из других сценариев, которые успехов не сулят.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире