Полночи вчера провел на самом, возможно, странном судебном заседании в моей жизни.

Судили моих товарищей по движению «Солидарность» – Бориса Немцова, Льва Пономарева и Михаила Шнейдера.
Всех троих обвиняли в том, что в день государственного флага они посмели пытаться нести по Арбату это самое государственное знамя – российский триколор. Статья 19.3 – неповиновение сотрудникам милиции. До 15 суток ареста.



В воскресенье суды, как известно, не работают.
Не тут-то было – с дачи вызвали мирового судью Михаила Пронякина. К девяти часам вечера воскресенья он добрался до Пресненского суда и начал заседание, продлившееся почти шесть часов. Чем объяснялась такая спешка, зачем суд надо было растягивать на ночь, почему задержанных не вызвали повестками на рабочий день — ни судья, ни милиционеры так и не рассказали.

Коридоры суда заполнили сотрудники ОВД «Арбат», 2 оперативного полка ППС, районной управы, дружинники.
Явились свидетельствовать против оппозиционеров. Подтянулись и журналисты, сторонники «Солидарности», просто сочувствующие.

Судья никуда не спешил.

Поинтересовался, владеет ли Немцов русским языком и не потребуется ли ему переводчик.
Уточнил, считает ли он себя достойным гражданином. Дотошно допросил путавшихся в показаниях милиционеров и сотрудника управы.

В час ночи в качестве свидетеля к трибуне вызвали меня.

– Зачем Вы пришли на митинг? – вопрос судьи.
– Чтобы почтить память ребят, погибших в августе 1991 года. Они остановили государственный переворот ценой своих жизней. Я им благодарен за это.
– Понятно, – усмехнулся судья. – Ну а Вы сами принимали участие в событиях 1991 года?

Я слегка оторопел.

– Перед Вами на столе лежит мой паспорт, Ваша честь. Там указано, что я родился в 1983 году. Я не принимал участие в августовских событиях 1991 года, потому что мне тогда было восемь лет.

– Вижу, что 83 год.
Ну а что же Вы их тогда уважаете, если сами не принимали участие?

– Я в Великой отечественной войне тоже участия не принимал.
Что не мешает мне уважать ветеранов, которые воевали против фашистских захватчиков.

Судья скривил улыбку.

– С Немцовым знакомы?
На митинге далеко от него стояли?

– Знакомы.
Я стоял рядом с ним.

– Вы его телохранитель?
– Нет, он мой товарищ.
– А зачем рядом стояли? Засветиться хотели?

Хамство судьи начинало злить.

– Да, Ваша честь.
Очень хотел засветиться. Надеялся, что меня сфотографируют вместе с Немцовым, и тогда девушки любить будут.

Судья игриво покивал головой и решил вернуться к политической дискуссии.

– В каком-либо политическом движении состоите?
– В движении «Солидарность».

– И за что же борется ваше движение?
– За то, чтобы в стране работали демократические институты, Ваша честь. Например, чтобы суд был независимым и чтобы всякие мерзавцы невиновных людей ни за что в тюрьму не сажали.

Судья резко поднял глаза, на лице заходили желваки.

– Вы сейчас кого мерзавцем назвали?
– Коррупционеров во власти, конечно. А Вы на кого подумали?
– То есть судью Вы мерзавцем не называли?
– Нет, Ваша честь. Суд я уважаю – как и другие демократические институты.

Судье было явно интересно поболтать.

– Ну хорошо, за что же еще вы боретесь?
– Если коротко: за то, чтобы страна жила по законам, а не по понятиям.
– Ну а сами-то по закону живете или по понятиям?
– По закону, Ваша честь.
– Хм, ну а армии служили?
– Я получил отсрочку от службы в армии на законных основаниях: для получения высшего образования и написания кандидатской диссертации.
– Ну-ну.

Как вы могли заметить, дискуссия с судьей почти не имела отношения к рассматриваемому делу.
Вопросы по существу мне в итоге задавал только адвокат Вадим Прохоров.

В половине третьего ночи все еще продолжалось заседание по Немцову.
При этом судья не отпускал ни 60-летнего Шнейдера, ни 70-летнего Пономарева. Лишь издевательски иронизировал: «Доступ к суду в РФ круглосуточный. Ждите».

Однако к трем ночи судья, видимо, и сам устал.
Объявил перерыв и долго с кем-то разговаривал по телефону. После чего стукнул молотком по столу: заседание переносится на 24 августа.

Проведших целый день в милиции оппозиционеров отпустили по домам, промучив методикой «судебного измора».

Впрочем, 24 августа им по-прежнему грозит до 15 суток ареста.

Такой чудо-суд вполне может лишить граждан свободы за пронос государственного флага.
Это же страшное преступление – полночи судили.

На фото: Лев Пономарев в отделении милиции.

Автор: Мария marie_automne Турченкова.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире