13:06 , 05 ноября 2009

«Царь» и исторические параллели

Был на премьере фильма «Царь» Павла Лунгина.
Сильное кино, но очень тяжелое для просмотра. С трудом представлял себе Петра Мамонова в роли Ивана Грозного, но сейчас даже не могу придумать, кто лучше сумел бы вжиться в эту роль.



Несколько вещей в фильме, которые обращают на себя особое внимание:

1. Жестокость, с которой сняты многие сцены.
Медведь задирает на смерть человека и потрошит труп на глазах улюлюкающей толпы – «божья казнь», устроенная Грозным в Москве. Тот же медведь ударом лапы убивает блаженную девочку, которая пытается остановить расправу. Казнь племянника митрополита: выламывание рук на дыбе, отсечение головы и поцелуй мертвой головы «человека, который не соврал» Филиппом. Опричники сжигают деревянную церковь, где забаррикадировались монахи с телом митрополита, падающий купол с крестом (эта сцена, кстати, наверняка вызовет протесты ультраправославной общественности).
Выходишь из кинозала с тяжелым чувством, не каждый зритель будет готов к такой жестокости на экране. С другой стороны, наверное, просто невозможно снять убедительный фильм про Ивана Грозного без подобных сцен.

2. Исторические параллели.
В фильме их довольно много. Например, тема силовиков-ястребов и либералов-гуманистов в окружении авторитарного правителя. Роль силовиков при Грозном, естественно, исполняют опричники, которые «разоблачают» заговоры, ищут «предателей» и заливают Москву кровью. Причем среди них тоже есть разные люди – Малюта Скуратов делает свою кровавую работу явно без удовольствия, любит сына и просит прощения у митрополита перед тем как его убить. А опричник Басманов, напротив, настоящий садист.

Гуманистом при царе по сюжету становится митрополит Филипп, призывающий царя миловать людей.
Он друг детства государя, тот любит его, но в конце концов терпеть пререкания митрополита ему надоедает и Грозный расправляется с митрополитом. Классическая судьба придворных либералов, пытающихся образумить диктаторов.

Или вот еще одна параллель.
Когда воеводы, честно бившиеся с поляками, возвращаются в Москву, их обвиняют в измене. Опричники издеваются над ними, унижают, клеймят и в итоге отдают на публичное растерзание медведям. Здесь, конечно, возникают прямые ассоциации со сталинскими НКВДшниками, тыловыми крысами, которые мордовали боевых офицеров, вернувшихся с фронтов Великой Отечественной, и выбивали из них признание в предательстве.

3. Тема созидателей и разрушителей.
В начале фильма митрополит Филипп, интересующийся науками и новейшими изобретениями, обучает одного из опричников конструировать различные мельницы. В финале этот же опричник демонстрирует царю машины для пыток, возведенные по схемам мельниц митрополита.
В общем-то, в нашей стране (да и в мире) частенько благородный труд созидателей использовался для своих целей варварами и разрушителями.

Иван Грозный, в свою очередь, терзаемый грехами ищет себе оправдание.
«Как человек я грешник. Но как государь я праведный», — повторяет он любимую мантру любого диктатора.

В принципе, наша средневековая история не сильно отличается от того же периода в истории Европы.
Там тоже были свои маниакальные диктаторы, кровавые расправы, публичные казни и прочее. Но если посмотреть на современную Европу, сложно поверить, что всего пятьсот лет назад там были подобные нравы. А вот окидывая взглядом нашу страну, в это поверить легко.

Нынешние российские правители, конечно, не скармливают медведям своих врагов на площади.
Но мыслят примерно также как Иван Грозный: «Кто выступает против власти, тот против богу противится. А кто богу противится, тот отступник».

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире