yashar

Яшар Ниязбаев

20 ноября 2017

F

В конце минувшей недели отношения между Турцией и Западом снова вступили в кризис, когда стало известно, что натовские военные во время учений в норвежском Ставангере использовали образы Кемаля Ататюрка и нынешнего президента Турции Реджепа Эрдогана в качестве теоретических врагов Североатлантического альянса.

Комментируя инцидент, турецкий лидер публично заявил, что таких союзнических отношений не бывает, турецкие телеканалы припомнили Западу все былые обиды, а проправительственная газета, наиболее близкая к руководству страны, назвала НАТО вражеским объединением и угрозой и для Турции.


Что случилось

В симуляции на учениях НАТО был использован сценарий, в котором одно из государств резко сближается с врагом альянса, и ее лидер критически высказывается в адрес НАТО. Этот враг, по словам турецких СМИ, был назван «Эрдоганом».

Позже выяснилось, что виновником случившегося оказались двое граждан Норвегии. Диалоги от имени Эрдогана были написаны норвежским сотрудником вооруженных сил страны, не являющимся военным. Оба сотрудника уже уволены. Начато внутреннее расследование.

Сразу после того как инцидент получил огласку, 40 турецких военнослужащих, принимавших участие в учениях, были отозваны на родину. Турецкий лидер Эрдоган и глава генштаба ВС Турции резко раскритиковали руководство НАТО.

При этом глава Генштаба Турции Хулуси Акар в это время уже был на пути в Канаду для встречи с коллегами по НАТО. Там он получил в пятницу личные извинения от Генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга. После чего Столтенберг лично созвонился с Эрдоганом и выразил ему слова сожаления. «Я был информирован об оскорблении, которое имело место во время недавнего мероприятия в Объединенном центре боевых действий НАТО в Ставангере. Я принес извинения за оскорбление. Инцидент был результатом действий одного человека и не является отражением подходов НАТО», — цитирует Столтенберга ТАСС.

Также за случившееся извинился министр обороны Норвегии Франк Бакке-Енсен.

Однако президент Турции заявил, что слов Столтенберга и Бакке-Енсена недостаточно, и данный скандал не может быть закрыт простым извинением. «Что это за союзники? Разве союзничество бывает таким?» — восклицал Эрдоган в минувшую субботу.

Как это восприняли в Турции

Примечательно, что в этот же день, 18 ноября, еще до выступления на эту тему президента Турции, близкая к руководству республики газета Yeni Şafak вышла с похожим заявлением. Телеграм-канал «Повестка дня Турции» выложил скрин турецкой газеты, в субботнем выпуске которой НАТО называется угрозой для Турции. На сайте этого же издания статья вышла с заголовком «НАТО наш враг». Похожие заголовки на первой полосе были и в других турецких газетах.

«Наши военные источники говорят, что инцидент не является обычной ошибкой, и НАТО начинает представлять собой открытую угрозу для нашей страны», — пишет, в частности, Yeni Şafak.

Скандал с оскорблением Ататюрка и Эрдогана стала темой номер один в СМИ Турции на все выходные. С пятницы эта тема обсуждается всеми телеканалами и газетами. Все политические фракции так же высказались с критикой в адрес НАТО. Так, председатель главной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) Кемаль Кылычдароглу заявил, что «критика в адрес Турции возможна, но оскорбления неприемлемы», добавив, что обычных извинений в таких условиях недостаточно. Другой политический лидер, глава Партии националистического движения (ПНД) Девлет Бахчали подчеркнул, что для Турции не настанет конца света, если она выйдет из НАТО, а сам инцидент стал, по его мнению, «неисправимым позором».

Как все это понимать

Многие эксперты в Турции отмечают, что градус доверия между Анкарой и странами НАТО в последнее время стремится к нулю. Негативное отношение Запада к правящему турецкому режиму стало проявляться еще после протестов в парке Гези (Таксим) в 2013 году. Но более явно кризисом повеяло после попытки переворота в 2016-ом: члены Альянса недостаточно уверенно поддержали турецкое руководство, начавшее массовые репрессии против собственных военных.

Это не осталось незамеченным. Кроме того, операция коалиционных сил в Сирии не продвигалась так, как это хотелось бы Турции. А именно: Анкара желала бы, чтобы борьба против террористических образований на севере арабской страны развивалась вне зависимости от активности курдских формирований и чтобы Запад не использовал эти силы в борьбе с экстремистами. В свое время Анкара даже предлагала свои возможности для операции по освобождению Ракки, которая в итоге была освобождена курдами.

Все последние годы Анкара всячески пыталась донести до своих союзников то, что курды из партии «Демократический союз», которые составляют большую, если не всю ударную силу в борьбе с террористами ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ), являются враждебными Анкаре, и получая сегодня в Сирии боевой опыт, могут угрожать в дальнейшем целостности Турции. Более того, США снабдили боевое крыло курдской партии YPG (Отряды народной самообороны) тяжелой боевой техникой. По словам турецкого руководства, именно поэтому Анкара была вынуждена договориться с Россией о закупке С-400. И теперь, по словам Эрдогана, коллеги по НАТО не могут смириться с тем, что Турция пошла на сделку с Москвой. Скандал в Норвегии произошел именно по этой причине, уверен турецкий президент.

Оригинал

Теперь вопрос заключается не в том купит ли, а в том, сможет ли Турция купить С-400 у России. Вот только что причитал в Интерфакс о том, что «Алмаз-Антей» и «Рособоронэкспорт» могут оказаться под санкциями США. Я плохо разбираюсь в вопросах кто производит и где, но если не ошибаюсь С-400 производят «Алмаз-Антей» или «Рособоронэкспорт».

Я как-то спрашивал у одного российского военного эксперта о том, а что если американцы внесут российского производителя в санкционный список, и получил ответ, что производящие С-400 компании и так под санкциями США. «Интересно», — подумал я. И вот сейчас, судя по новости о возможных новых санкциях, выходит, что компания не была под санкциями.

В таком случае, получаться, Турция не сможет купить С-400 у России? Потому-что не сможет обойти эти санкции.

Или я ошибаюсь?

Напомню, что с Китаем была ровно такая же история. И ровно по этой причине (а не как некоторые эксперты говорят что «дешевая подделка и т.д. вот и не взяли») Турция отказалась от закупки.

Оригинал
Огромный интерес вызвали слова Чавушоглу в российской прессе о том, что Анкара откажется от покупки С-400, если Россия не станет производить систему в Турции.

Происходящее напомнило ситуацию с «извинениями» Эрдогана за сбитый российский бомбардировщик в Сирии. Тогда тюркологи России несколько дней пытались доказать, что на турецком всё звучало иначе. Тогда важнее всего было помириться. В результате помирились. Пусть в результате того, что по-русски было «извинение», а по-турецки «сожаление».

Итак С-400

Подзаголовок в большом интервью главы МИД Турции Чавушоглу турецкой газете звучит однозначно: «Если русские не захотят этого, мы договоримся с другими». Далее — развёрнутый текст. Начинается он с вопроса от журналиста: «Российские неизвестные источники утверждают, что не будет никаких совместных разработок?».

Означают ли совместные разработки «передачу технологий»? Это вопрос к военным инженерам и экспертам в области.

Чавушоглу отвечает: «Мы не знаем, от кого идут подобные заявления. В принципе, мы согласовали совместное производство в среднесрочной и дальней перспективе. Если Россия не захочет этого, тогда мы договоримся с другим государством. Но официально мы не получали какой-либо негативный ответ. Более того, Путин сам сказал на встрече, на которой я также присутствовал: «Мы можем сделать шаги в сторону совместного производства. И даже технология обновится и будет выпущен С-500». Но пока мы договорились лишь о закупках».

Что это значит?

Во-первых, Турция ещё не обсуждала передачу технологий.

Во-вторых, если обсудит, то получит желаемое, даже Путин поддерживает эту идею (исходя из слов Чавушоглу).

В-третьих, в Турции так и объясняют покупку С-400, мол, единственная причина по которой они покупают ЗРК «Триумф» заключается в том, что Россия передаст Турции технологии и турки будут совместно выпускать весь комплекс.

Потому такой дерзкий заголовок. Вероятно, турецкий министр играет на внутреннего потребителя. Турки хотят это слышать — он им это и говорит. В это же время в России: «Не будет никаких технологий и совместных разработок». Здесь хотят слышать именно это — и слышат.

В-четвёртых, российского читателя заявлением всё же озадачили: «Так всё-таки: делимся технологиями и или нет? Пусть в этот раз мы это просто не обсуждали».

По умолчанию слова Чавушоглу означают следующее: «Мы обсуждали только приобретения двух батарей ЗРК, ничего иного мы не обговаривали». Если Анкара поставит этот вопрос, Россия согласится. И не только о производстве на территории Турции. Но также будет совместное производство. И не только С-400, но и С-500. В действительности таких условий может не быть. Но может быть согласована риторика. Т.е. все это игра на электорат.

И напоследок, по-моему, у россиян больше возникает даже не переживание о том, что «как это мы стране НАТО передаём технологии?», а появляется «осадочек»: «Турция пообещала купить С-400, а теперь отказывается, придумав такой повод, изначально очевидный (потому что Россия не будет делиться технологиями производства такого вооружения — это факт)». Интервью Чавушоглу выглядит так как будто Турция может в любой момент отказаться. Особенно в случае, когда много разговоров о том, что С-400 турки на самом деле и не собирались покупать, они просто так злили своих западных партнёров на фоне того, что те никак не могут принять нового Эрдогана с его видением «новой Турции», которая постепенно поворачивается к востоку.

Оригинал


Многие турецкие СМИ накануне писали о том, что Турция в скором времени получит долгожданные С-400. После того как Эрдоган заявил, что все нужные документы для этого уже подписаны.

Хочется надеяться, что это не политическая игра, а действительность. Однако сомнение внушает то, что на прямой вопрос на эту тему Пескову, не было чёткого ответа «да». А было лишь «Не комментируем». Турецкие газеты, близкие по духу к России, уже пишут «Наконец-то мы получим свои С-400». Проправительственные так же на первых полосах отмечают: «Контракт на поставку С-400 подписан!»

За два дня до этого глава генштаба США Джозеф Данфорд заявил, что ходят слухи о покупке Турцией российских ЗРС. «Это не так. Если бы это было так, мы бы забеспокоились», — сказал он.

И тут начинается полемика. Эрдогану не понятно это беспокойство, и он просит американцев не переживать, это они толкнули Анкару к этому решению дороговизной на Патриоты. А на следующий день турецкий президент уже заявляет, что нужные документы подписаны, и скоро С-400 будут в Турции. В утро того же дня выходит редакционный текст на первой полосе в одной из самых приближённых к Эрдогану газет, о том, что США пытаются шантажировать Турцию и давить на неё. Несколько крупных проправительственных СМИ преподнесли информацию в таком же контексте.

Несмотря на то, что само НАТО не препятствует закупкам военного оборудования, против Анкары используют другой рычаг давления — а именно то, что российское вооружение затруднит интеграцию турецкой системы ПРО с системой ПВО Северного Альянса.

Вспомним, что ранее, в 2013 году, Турция пыталась закупить китайские системы ПВО, и тогда американцы заблокировали эту идею, напугав Анкару санкциями. По статьям в проправительственных газетах китайские ЗРС чуть ли уже не были установлены в Турции, как вдруг вся сделка сорвалась. По мнению турок, США не то, чтобы против каких-либо иностранных систем противоракетной обороны, «они просто не хотят, чтобы Турция была защищена». Потому препятствуют закупке китайских, российских ЗРС, и завышают цены на свои. А Россия, тем временем, согласилась продать свои С-400 в кредит.

Судя по тому, на каком уровне сейчас находятся отношения Анкары с Вашингтоном и Анкары с Москвой, вполне вероятно, что Турция действительно приобретёт С-400. Однако таким образом она значительно больше усилит конфронтацию с Америкой. Также Вашингтон может каким-то образом внести российскую компанию, производящую С-400, в список санкционных, тогда ситуация может усложниться. Американцы могут сыграть в эту карту, так они поступили в ситуации с китайскими ПРО.

Оригинал
В эти дни очень интересно развиваются события вокруг сирийского района Африн. Район находится под контролем сирийских курдов, который они называют частью Рожавы (сирийский Курдистан или западный Курдситсан)

Африн один из курдских кантонов на север-западе Сирии, отрезанный от остальных трёх (Манбидж, Кобане, Джазире) вооруженными силами Турции. Африн граничит с двумя турецкими провинциями — на западе Хатай и Килис на севере.

Всю прошлую неделю со стороны Анкары звучали обещания войти в Африн. Также в турецких СМИ появились тексты о том, что вооруженные силы Турции готовы начать новую операцию в Сирии. В газете Milliyet со ссылкой на российские источники в МИДе была размещена информация о том, что РФ отозвала своих военных из Африна, и таким образом якобы дала зелёный свет на новую турецкую компанию.

Ранее турецкие журналисты рассказывали, что в Африне находятся российские военные, их нахождение там ограничивает турок в их намерении освободить город от курдов. Анкара говорила как минимум о семи точках с российскими военными. Это не могло не раздражать турецкое правительство и часть общества, которое видит угрозу в создании курдского государства на севере Сирии. И вот якобы заявление МИД РФ о том, что российские военные покинули Африн, а потом вдруг якобы Россия опровергает эту информацию. Интересно, что всё это обсуждается в турецких СМИ, а в России ничего подобного не говорят. Кто делает заявления, и кто опровергает — непонятно. Создается впечатление, будто таким образом проправительственные и оппозиционные СМИ Турции пытаются соперничать друг с другом. Вбросы, фейки, неназванные источники.

В беседах с гражданами Турции (поддерживающими действия правительства в вопросе Сирии), можно почувствовать полную уверенность, что Россия в этом вопросе на стороне Турции. И Анкара вот-вот вытеснит курдов из Африна. Ведь так говорит турецкое телевидение. После Африна на очереди останется лишь Манбидж, который всегда был в планах Турции. О Кобане и других кантонах Анкара не так волнуется. Так как ее красная черта — западная сторона реки Евфрат. А Кобане и Джизре на востоке Евфрата.

Несколько месяцев назад была схожая ситуация: в Турции говорили об Африне и Манбидже, как вдруг курды опубликовали кадры с российскими военными и якобы базы РФ в этом городе. А в Манбидже на линии фронта «Щита Евфрата» курды передали некоторые поселения под руководство правительственных войск Дамаска. Т.е. обе ситуации тормознули намерения Анкары решить беспокоящий её вопрос о возможном создании курдского государства на севере Сирии. И даже было объявлено о завершении операции «Щит Евфрата». Позже в мае, когда президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган встретился с президентом РФ Владимиром Путиным, он — по его словам журналистам (во время полета из Москвы) — показал фотографии российских военных с представителями курдских группировок (но не было ясно то ли речь шла фотографиях якобы базы в Африне, или о фотографиях с празднования Навруза, на которых были запечатлены российские военные), и Путин Эрдогану якобы сказал, что не знал об этом и пообещал разобраться.

И вот вчерашний визит Шойгу. Видимо, там главной темой был возможная операция на Африн. Только вопрос заключается в том, такой важный представитель России приехал поддержать амбиции Анкары, или же наоборот — переубедить?

Оригинал
Официальное заявление о том, как прошла встреча есть. Но это поверхностная, стандартная информация типа «договорились сотрудничать», «Сирия», «террористы» «союзники» и т.д.
Что же на самом деле обсуждали — не совсем понятно. Непонятно потому что ажиотаж вокруг встречи в Турции был беспрецедентный. Ставки были высоки. Но встреча лидеров длилась 23 минуты. После состоялась пресс-конференция, а потом президенты вместе с министрами прошли за обеденный стол, где переговоры продлились около двух часов.
Трамп не стал говорить наедине с турецким президентом долго, как это делали лидеры до него. Тогда встречи планировались на 40 минут, а длились до часу и даже больше. А тут — такая короткая встреча. Многих экспертов это удивило. Дело в том, что всё важное для Турции — не темы Трампа. И говорить об этом должны были американские военные. А их позиция и так была известна. И ещё за неделю до встречи Трамп сделал шаг, означавший: «Даже и не нужно пытаться обсуждать это со мной». Тема касалась решения направить сирийским курдам тяжёлое вооружение, которое, как ожидалось, президент США мог не принять, если бы Эрдоган смог убедить его. Но Трамп не стал ждать этой встречи и дал команду вооружать курдов. Тогда Турция назвала подобные действия неприемлемыми, а Эрдоган пообещал поставить в Вашингтоне точку. Но судя по тому, что мы видели вчера и наблюдаем сегодня — он поставил запятую. Хотя по мнению одной из проправительственных газет, сказать о неприемлемости сотрудничества с курдами «в лицо» (так звучал заголовок газеты) в Сирии это и была «точка».
В интерпретации встречи лидеров, турецкое общество как всегда разделилось на две части. Одни говорят, что это «новая эра» в отношениях, другие напоминают обещания Эрдогана жестко отреагировать на вооружение сирийских курдов, а так же задают вопросы: что в результате получила Турция или на какие уступки могла пойти Анкара во время встречи?
В целом, эксперты, комментировавшие визит Эрдогана в Вашингтон, полагают, что ничего особого не вышло. Ни по сирийским курдам, ни по Фетхуллаху Гюлену, ни по Заррабу уступок или обещаний Америка не представила.
Вместе с этим, Трамп на пресс-конференции пообещал оружие. Т.е. картина выглядит так: «Да, мы даём оружие сирийским курдам, но мы поддерживаем вашу борьбу против Рабочей партии Курдистана (РПК). Боритесь с ними тем оружием, которое мы вам даём». А Анкара ждёт оружие, способное продвинуть борьбу Турцию против сепаратисткой организации.
Плюс для Эрдогана состоял ещё в том, что Трамп НЕ сказал. Права человека, свобода СМИ, референдум… Эти темы американский лидер обошёл стороной. Обычно западные лидеры как-то, но подчеркивают подобные моменты на совместных пресс-конференциях. А тут, такой «добрый» жест…
Также Эрдоган мог договориться об отрядах SDF (Силы демократические Сирии) – чтобы в них было больше арабов и туркоманов, во время операции на Ракку. SDF – главная сила в операциях освобождения Ракки.
Турция считает организацию фиктивной. Она была создана американцами, чтобы не раздражать Анкару во время операций на севере Сирии. Вместо использования Отрядов народной самообороны (YPG, сирийские курды) при захвате Манбиджа США использовали SDF – новоиспечённую – организацию, большая часть которой состоит из тех же членов YPG.
Кроме этого, есть мнение, будто Эрдогану могли дать гарантии по снабжению оружием сирийских курдов: якобы оно не будет использовано против Турции. Ранее заявляли, что курды вернут оружие после операции на Ракку. Правда, тут сразу вспоминается судьба оружия, которое американцы пытались собрать у Талибан в Афганистане после вывода советской армии с этой территории. Америка потратила миллионы, но смогла ли она собрать оружие?


По неофициальному мнению Анкары, сотрудничество США с курдскими формированиями в Сирии косвенно может стать причиной развала других государств в регионе



Тема вооружения сирийских курдов из запрещённой в Турции партии «Демократический союз» (PYD) очень встревожила руководство страны. Многие чиновники отреагировали на это решение. Президент республики заявил о недопустимости подобных шагов для союзников Анкары. Турция считает, что поставки вооружений PYD напрямую угрожают её национальной безопасности. Потому что для Анкары нет разницы между PYD и Рабочей партией Курдистана (РПК) так как они, по её данным, идеологически связаны.

Вечером 10 мая Эрдоган заявил, что ожидает от Америки пересмотра и отказа от планов поставки более тяжёлого вооружения для боевого крыла PYD – Отрядов народной самообороны (YPG). Он отметил, что всё, происходящее в Сирии и Ираке, напрямую интересует Турцию, и это связано с вопросами национальной безопасности Анкары.

Как известно, документ о поддержки сирийских курдов был подготовлен ещё во время президентства Барака Обамы. Однако он его не подписал. Когда же Дональд Трамп пришёл в Овальный кабинет, турки надеялись, что политика нового президента будет кардинально отличаться, и документ никогда не будет подписан. И всё же документ подписали. Несмотря на то, что глава турецкого Генштаба, глава разведки и министр обороны перед его подписанием уже находились в Вашингтоне. Турецкие эксперты возлагали надежды на эту «высадку»: одна из газет даже выпустила первую полосу с заголовком «Лидеры будут переубеждать США», как на утро вместе с этим номером стало известно об окончательном решении американского руководства поддержать столь ненавистных туркам PYD/YPG.

С другой стороны, возможно, это некая тема для торга перед встречей Эрдогана с Трампом 16 мая в США. Хотя оппозиция уже пишет, что решение американского президента являет собой послание: «Не приезжай на встречу». Ведь главной целью поездки турецкого лидера, по мнению многих экспертов, в Вашингтон должно быть обсуждение американского сотрудничества с сирийскими курдами. Президент Турции намеревался убедить Америку в том, что турецкой армии и бойцов «Свободной сирийской армии» (ССА) достаточно для того, чтобы освободить так называемую столицу ИГИЛ (запрещена в РФ) от террористов.

Теперь Турция будет лишь доносить до США идею не отдавать, после освобождения Ракки, эти территории курдам и сохранить арабское суннитское правление в регионе. А США могут потребовать изменить отношение к PYD/YPG, конечно, пойдя на какие-то уступки Анкаре по той же Ракке, и с условием, что Вашингтон будет контролировать сирийских курдов от каких-либо действий в отношении Турции?

Если обратить внимание на высказывания лидеров мнения турецкого общества, к тому же приближенных ко дворцу, то можно заметить всю серьёзность происходящего. Они считают, что сегодня мы живём в такой период, когда нет доверия «союзническим отношениям». Каждая страна стоит перед важными решениями, к которым её подталкивают те же союзники. «Турция понимает, что может надеяться только на свои силы и самозащиту, а потому в нужный момент она сделает выбор и пойдёт по своему пути, вне зависимости от цены, которую ей придётся заплатить за это. Потому что это вопрос будущего».

Возможно, поэтому строительство стены на границе c Ираном стало важным для Турции. К тому же, по неофициальному мнению Анкары, сотрудничество США с курдскими формированиями в Сирии косвенно может стать причиной развала других государств в регионе. Например, Ирана и Саудовской Аравии. И главным образом, это будет некой детонацией попыток разделить Турцию.

На границе Турции и Ирана в настоящий момент, по данным турецкой стороны, находится около 1 тыс. боевиков РПК и лагерь этой организации. Хотя о намерении Анкары строить бетонную стену вдоль иранской границы было известно ещё в январе 2017 года. Тогда же стало известно и о планируемой стене вдоль границы с Арменией. А бетонную стену у границ Сирии начали возводить в 2014 году.

Тогда мир был совсем иным. Не было путча, не было поддержки США в отношении курдских формирований, не было сбитого российского бомбардировщика, и не было эмбарго на турецкие помидоры, в конце концов…

Источник
2731910

В прошлом месяце турецкое проправительственное издание написало о том, что в течении месяца Турция начнёт операцию на город Тель-Абъяд в Сирии, который контролируют сирийские курды.

Амбициозные и, можно сказать, смелые намерения, если это была не «информационная утка».

Однако, вчера в турецких СМИ начали появляться фотографии российских и американских военных позирующих с запрещённой в Турции организацией сирийских курдов Отряды народной самообороны (YPG). А так же по всем каналам рассказывают о том, что в Тель-Абъяде концентрируются иностранные войска. И что в городе из 1200 военных только 300 являются боевиками YPG, остальные — представители спецслужб Германии, Франции, США и Великобритании.

Турция вчера весь день транслировала комментарии представителей власти, резка отреагировавших на фотографии российских и американских военных. Называли это неприемлемым.

В общем, создается впечатление, что возможная операция на Тель-Абъяд была не «уткой», как не была простой информация о намерении Турции направить войска на Манбидж и Африн. После озвучивания этих намерений в Африне «появились» российские военные, а в Манбидже американские, плюс РФ поспособствовала, чтобы по линии операции «Щит Евфрата» на западе той же территории YPG передали контроль правительственным воскам Сирии. Таким образом Анкару ограничили в действиях против курдских группировок в этих населённых пунктах.

Сейчас Турция готовится в Акчакале – турецкий город у сирийской границы неподалеку от Тель-Абъяда – к отражению возможных «атак YPG». Не верится, что эта организация способна на какие-либо действия против Турции. Выходит, что западные страны всячески ограничивают Анкару в её целях столкнуться с сирийскими курдами из запрещённой в Турции YPG.

Оригинал

После того как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган смог заручиться, хоть и не большой, но поддержкой граждан на референдуме 16 апреля, он должен совершить поступки, которые будут вписываться в ожидания некоторых властных кругов страны.


Особенно националистических, поддержавших его вопреки прежним разногласиям и «хронической оппозиционности». Результаты показали, что каждый второй не желает видеть во главе страны человека, сконцентрировавшего в своих руках все полномочия. И всё же результат легитимизировал то, что Эрдоган уже де-факто имел. Теперь пришло время доказать и показать, на что способен лидер с этими полномочиями. Во время кампании перед референдумом чаще всего использовались лозунги «ради продолжительности существования государства». Курдские формирования на севере Сирии — один из ключевых вопросов для турецкого государства, в которых Анкара видит угрозу для своего существования. Поэтому операции на севере Сирии и на севере Ирака вполне встраиваются в логику действий турецких властей.

Еще в начале апреля ВС Турции сообщили о готовящейся операции в Синджаре. Турецкие издания со ссылкой на Генштаб писали о том, что на границе с Ираком будет установлен командный центр для операции в регионе. Также в операции должны будут принять участие протурецкие отряды, которых тренировали турецкие специалисты в иракском военном лагере Башика. Анкара ранее призывала руководство Ирака и Иракского Курдистана зачистить эти территории от боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК), однако не получала ожидаемой реакции.

О новых возможных операциях на территории Сирии ещё до референдума говорил сам президент Турции. Он не называл организации и цели, но давал понять, что территории в Сирии будут полностью освобождены от угроз и сделано будет это внезапно, без объявления операции.

Кроме того, Анкара ещё в ходе операции «Щит Евфрата» пыталась захватить Манбидж и Африн, однако сотрудничество запрещённой в Турции партии «Демократический союз» (PYD, которая связана с террористической (*в Турции) организацией РПК) с США и Россией связывало руки турецким военным. Операцию пришлось завершить. И всё же Турция смогла этой военной кампанией перекрыть путь PYD к самому западному курдскому кантону — Африну.

Она в целом не дала возможность курдским группировкам объединить кантоны. И теперь главной целью Анкары является разделить населённые пункты и изолировать их от кантонов, чтобы снизить влияние PYD, взять под контроль границу между Сирией и Ираком. На данный момент иракский Синджар находится в руках РПК, и де-факто регион, который курды называют Рожавой (север Сирии), объединён с этим населённым пунктом. Другими словами, сотни километров турецкой границы контролируются запрещённой в Турции организацией.

Анкара нацелена на то, чтобы перекрыть коридор курдам между Сирией и Ираком, как она сделала во время операции «Щит Евфрата», перекрыв возможность объединения кантонов Африн с Кобани и Джазира. А так же не дать развить свои силы в этом регионе. По данным турецкой стороны, в Синджаре находятся более двух тысяч боевиков РПК.

Плюс ко всему, Турция последнее время подвергалась террористическим атакам на своей территории, и в качестве исполнителей турецкие власти называли членов РПК и PYD, которые проходили обучения на севере Сирии или в Ираке в лагерях РПК. Судя по заявлению Генштаба Турции, авиаудары от 25 апреля были выполнены в целях нейтрализации подобных угроз.

Более того, на днях местные СМИ сообщили о готовящейся новой операции турецких войск в Сирии. А именно — речь шла о планах захватить Тель-Абьяд. Этот городок на севере Сирии контролируется боевым крылом PYD и Отрядами народной самообороны (YPG). По данным турецких изданий, в течение месяца армия подготовит войска для наземной операции с турецкой Акчакале на Тель-Абьяд, а дальше к Кобани и т.д..

Турецкому президенту нужны серьёзные победы. До сих пор российские военные в Африне и американские в Манбидже активно мешали амбициям Эрдогана. Исходя из информации о планируемых операциях, и исходя из обещаний турецкого лидера, можно догадываться, что Турция уже готовится к обсуждению с партнёрами этих вопросов.

25 апреля Эрдоган рассказал о том, что об операции в Синджаре были предупреждены Россия, США и руководство автономного Иракского Курдистана. Однако нужно понимать, что тут имеется ввиду не «отмашка», а информирование перед ударами. Есть ощущение, что Эрдоган пошёл на риск, чтобы дать понять партнерам, насколько для него неприемлемо иметь под боком (в Синджаре) очередной лагерь для курдских формирований, враждебных его стране.

Анкаре в первую очередь придется обсуждать вопрос с Вашингтоном, учитывая серьёзные планы касательно северо-востока Сирии. Президент США Дональд Трамп, по-видимому, определился в отношении поддержки PYD/YPG, и придерживается линии, которой придерживался его предшественник. Однако Америка не собирается защищать боевиков РПК.

16-17 мая Эрдоган встретится с Дональдом Трампом, а до этого — 3 мая планируется встреча с президентом России Владимиром Путиным. Можно полагать, что там будет решаться дальнейшая судьба сирийских и иракских курдов из РПК.
Источник

Если говорить в общих чертах — президент становится главнокомандующим, имеет право выпускать указы, распускать парламент (при этом они и сам будет вынужден уйти с поста), получает возможность назначать министров, членов коллегии судей, прокуроров, в ответ на какие-то неправомерные действия президента парламент может начать расследование против президента пройдя несколько ступенчатую процедуру и если наберется поддержка 400 голосов парламентариев (согласно новым поправкам всего будет 600 депутатов), министры получат иммунитет, который будет действовать даже после ухода из должности.

Три вопроса турецкого референдума: диктатура, исламская республика или междоусобица
фото: pixabay.com

Стоит ли ждать диктатуры?

Диктатура это то, чего больше всего боялись те, кто голосовал против поправок. Вся идея кампании оппозиции также была построена на том, что при таких полномочиях избранному президенту будет дозволено всё, а к ответственности его призвать будет практически невозможно. Один их главных тезисов несогласных также заключался в том, что даже у Кемаля Ататюрка – основателя современной Турецкой Республики — не было того, что пытается получить Эрдоган.

Депутаты, которые не поддержали в парламенте решение вынести поправки на референдум, целую неделю препятствовали принятию изменений, что доходило до серьезных драк представителей народа. А до этого еще были недели обсуждений в комиссии, которые так же проходили в недружелюбной атмосфере. В результате законопроект не достиг конституционного большинства. И уже тогда было ясно, как серьезно была настроена определенная – несогласная – часть населения с тем, что их может ожидать после референдума.

Судя по описанным выше полномочиям, вполне можно понять, насколько вся система законодательной, исполнительной и судебной власти будет зависить от одного человека. Но дело в том, что часть проголосовавших хорошо понимает это. Другая – возможно, большая часть одобривших – просто доверяет своему лидеру Эрдогану, и ждет от него жестких мер по борьбе с сепаратизмом и терроризмом, что по их мнению возможно только если президент имеет абсолютную власть и не оглядывается на парламент, который то и дело задает вопросы, мешает действовать, требует обсуждений, оглядывается к мнению несогласных или оппозиционных избирателей.

Стоит ли ждать исламской республики?

«Исламистская республика» выглядит больше как страшилка чем реальность. Несмотря на то, что идеология Эрдогана, с которой он начинал свою политическую карьеру, состояла из политического ислама, в начале 2000-х он сменил ориентиры, и позже, когда произошла «арабская весна», в своих турне по северной Африке тогдашний премьер советовал коллегам не бояться секулярной системы правления, поясняя, что это не означает «атеизм», что это равное отдаление от всех конфессий. Сейчас, возможно, это выглядит как странное обстоятельство, учитывая риторику, и поведение Эрдогана. Но не стоит забывать, что 48% голосовавших на референдуме «против», это половина страны. И это несмотря на то, что в компании перед референдумом были задействованы все рычаги влияния правящей партии на масс-медиа, 90% телевидения практически в односторонне освещали поправки к конституции. И большую часть этого времени заняли споры вокруг того, что Европа не хочет разрешать турецким политикам выступать в агитационных митингах на своей территории. Это добавило как минимум 2-3% в копилку сторонников изменений в основной закон. И все же оказалось, что не более 51% проголосовали «ЗА», в то время как президент страны озвучил ожидаемую поддержку в 60%. А «ПРОТИВ» проголосовал каждый второй, на что невозможно закрыть глаза и опираться лишь на поддержку 51% населения.

Не чревата ли ситуация гражданской войной?

Сейчас ведутся споры касательно того, были ли фальсификации на выборах. Согласно оппозиции серьезная доля – чуть более 1% голосов было подсчитано в пользу поправок несмотря на то, что на них отсутствовали официальные печати избирательных участков. Если народно-республиканской партии удастся доказать, что это «вбросы», и если избирательная комиссия не отреагирует на эту ситуацию, возможны конфликты. Так как во время своих выступлений Эрдоган несколько раз сравнивал тех, кто проголосует «против», с теми, кто устроил попытку переворота — «предателями» и с пособниками террористов, враждебность против разных взглядов в обществе начала зашкаливать. И подобные ситуации, вполне могло бы послужить детонаторами беспорядков и столкновений. Но политики это понимают, это понимает Эрдоган, и это понимает премьер-министр Бинали Йылдырым, который сразу после оглашения результатов, озвучил мысль, которую по смыслу можно перевести так «Не обижайтесь на то, что было сказано, мы услышали всех». И это наверное говорит о том, что правительство Турции, руководители этой страны будут постепенно смягчать риторику, ведь они уже добились желаемого результата и лишние проблемы никому не нужны.

Оригинал

Александр Рубцов Популизм с мозгами и без

Безумные поблажки мотоциклистам станут для них приговором

Поклонская, «Матильда», порноартист и террористка: экспертиза фильма оказалась дотошной

«Сетевичок» и Яровая ополчились на тлетворный интернет

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире