yashar

Яшар Ниязбаев

19 апреля 2018

F
Реджеп Тайип Эрдоган объявил досрочные президентские выборы в Турции на июнь 2018 г., это почти на полтора года раньше планировавшегося. Зачем это турецкому лидеру?




После попытки переворота летом 2016 г. Эрдоган сделал ставку на то, чтобы вести независимую игру – обида на Запад, который явно через силу поддержал Анкару против мятежников, переполнила чащу терпения. Теперь нужно доказать всему миру, что выбор иного курса в региональной и мировой политике – это не прихоть султана, а отражение могучей поддержки масс. Сейчас для этого подходящий момент, рейтинг президента поддерживается активностью на севере Сирии. Удастся ли сохранить нынешний уровень до осени 2019 г. – неизвестно.

По последним данным (об этом писало издание Gazete Duvar), поддержка нынешнего президента Турции на уровне 44%. И это результаты, несмотря на победу в Африне, которая принесла определенную консолидацию общества и политические очки. Дальше, скорее всего, будет хуже из-за экономических показателей, о которых часто пишут турецкие эксперты. Вроде есть экономический рост, но растёт и внешний долг, лира теряет вес. По словам экономистов, речь идет об отложенном экономическом кризисе. Кроме того, дальнейшие шаги в Сирии не будут популярны в глазах его электората и союзников по выборам из националистических кругов – придется идти на уступки.

Эрдогану нужна скорейшая легитимация, потому что он и так правит, как если бы результаты прошлогоднего референдума (превращение Турции в президентскую республику) уже вступили в силу, т.е. все полномочия, которые он получил бы случае победы в 2019 году, уже им используются в полной мере.

Попытка переворота стала рубежом в турецкой политике. Одни говорили о том, что ее могли инициировать натовские генералы, другие подозревали «контролируемый мятеж» как повод очистить армию от нелояльных военных. Чистке, как полагают многие, подверглись не сторонники Гюлена, как утверждают власти, а кемалисты и прозападные генералы. Кстати, в Турции еще живы легенды о том, что Эрдогана в ночь переворота спасла Москва, во время побега от спецназа его самолет якобы сопровождали истребители ВКС, и о надвигающемся путче за несколько дней турецкого президента так же предупредила Москва.

Противостояние между США и Эрдоганом началось раньше. Еще в 2012 г. Вашингтон, зная о том, что Анкара игнорирует санкции в отношении Ирана (с помощью подкупа турецких министров иранским бизнесменом Резой Заррабом), просто готовили «дело» на турецкого лидера, чтобы на всякий случай иметь над ним влияние. Но Эрдоган успешно замял разразившийся в декабре 2013 г. коррупционный скандал внутри страны, до тех пор пока главный фигурант дела Зарраб не уехал в США в 2016-м, и в декабре прошлого года не начал давать показания против турецких министров в американском суде, заявляя, что Эдоган был в курсе махинаций.

Дело Зарраба одно из главных рычагов влияния на Турцию у США, так как оно грозит Анкаре миллиардными санкциями. Также покупка ЗРК С-400 у российской компании, которая находится в списке запретных для сотрудничества американцам и партнерам. Но Турции, кажется, всё равно. Хотя непонятно как Анкара планирует выйти из этой ситуации. Откажется в последний момент от С-400 или использует другие возможности для торга. Зарраб (т.е. отмена штрафов в миллиарды долларов за нарушение санкций) за отказ покупать С-400, например. Кстати, на днях стало известно, что Центральный банк Турции снял золотовалютные резервы, которые держал в Федеральной резервной системе (ФРС) США, и разместил их в Банке международных расчётов и Банке Англии.

Так почему же досрочные выборы – хорошая новость для России?

Эрдоган нуждается в избавлении от давления и влияния Запада. И у России есть возможность отдалить Турцию от НАТО. Объективно Турции нельзя сейчас отдаляться от Москвы, какие бы взаимные претензии между двумя странами ни существовали (а их изрядно). Если бы до выборов оставалось еще полтора года, Эрдогану было бы трудней объяснить сближение с Москвой, потому что, по большей части, это его личная борьба. Демонизируя ценности, к которым Турция стремилась десятилетиями, он пытается создать атмосферу понимания его действий, но это нелегко. Годы антисоветской пропаганды серьёзно засели в сознании турок. Те же его союзники-националисты, которые стали его единственной надеждой на победу, неоднозначно воспринимают ситуацию. Ломая старую систему, турецкий президент вынужден лавировать между тем, чтобы убедить свой электорат в правильности и необходимости своих действий, и тем, что Турция, отворачиваясь от Запада, не становится заложником Москвы.

Эквилибристика не прекращается, приходится и одобрять авиаудары Запада, и смотреть в глаза коллегам по астанинскому процессу. И промолчать после новостей об отравлении в Думе. Ведь раньше говорил. Реагировал. Что изменилось? Электорату непонятно. Так что лучше сразу заручиться поддержкой, а потом ссылаться на нее, ничего не объясняя…
Оригинал

Можно сказать, что турецкие СМИ не впечатлились ракетными ударами американцев, британцев и французов по Сирии. Судя по заголовкам сегодняшних турецких изданий, 95% из которых принадлежат близким к турецкому руководству людям, чувствуется атмосфера «этого мало» или «не верю».

Ситуация неоднозначная, по-идее президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган партнер или даже союзник России в Сирии, но долголетняя враждебная риторика в адрес Башара Асада (которая, кстати, и сейчас продолжается, но её не так заметно ввиду нежелания Анкары раздражать Москву), и привыкший слышать подобное, а потому и требующий жесткости электорат, практически заставляет турецкого президента высказываться в поддержку бомбардировки Дамаска.

Так вчера Эрдоган заявил, что Турция считает правильными ракетные удары США, Великобритании и Франции по Сирии. «Немыслимо оставить без ответа химические атаки, совершённые режимом Асада. Мы считаем оправданной и правильной военную операцию США, Великобритании и Франции против режима», - цитирует его ТАСС.

За несколько дней до этого он высказал ещё более интересные мысли, определив тем самым позицию Турции в изменчивой конъектуре:

«Конечно, мы не направим оружие на наших союзников. Неправильно поддерживать режим [Асада — камень в огород России], как и неправильно поддерживать террористов [т.е. YPG — камень в огород США]. Мы не откажемся ни от США, ни от России, ни от Ирана», — цитирует его телеграм-канал Повестка дня Турции.

Из без того шаткое доверие, при всех частных встречах и беседах по телефону, между лидерами стран, в результате подобных заявлений, безусловно, страдает ещё больше.

Вот примеры заголовков на первых полосах, ведущих газет Турции:

Posta: 70 минутная игра в войну

Cumhuriyet: Империалисты ударили, ПСР [партия Эрдогана] аплодировала

Sözcü: Предупреждение Сирии ракетами ценой 240 млн долларов

Hürriyet: Ракеты «Мы здесь» / или «Мы ещё тут»/мы не ушли/мы в деле и т.д.

Sabah: За страдания невинных жертв нужно было призвать к ответу раньше

Yeni Şafak: Театр. Надругательство над совестью.

Громкий процесс, известный как «Дело Зарраба», который проходит в суде штата Нью-Йорк, приобрел неожиданный оборот. Главный подозреваемый, ирано-турецкий торговец золотом Реза Зарраб (арестованный в Майями в марте 2016 года), внезапно перешел в категорию основного свидетеля в деле, которое называется «США против Атиллы».




Зарраб признал обвинения в свой адрес и согласился сотрудничать со следствием. Таким образом, меч американской Фемиды теперь направлен, в первую очередь, против турецкого банкира Хакана Атиллы, которого американские власти арестовали в марте 2017 года.

Заррабу инкриминировали нарушение американских санкций, направленных против Ирана. Атилла же обвинялся как соучастник Зарраба в его махинациях, направленных на отмывание иранских денег, полученных от продажи газа.

Кроме того, прокуратура Нью-Йорка подготовила обвинительное заключение в отношении бывшего министра экономики Турции Мехмета Зафера Чаглаяна.

Переквалификация Зарраба в свидетели, а также обвинения в адрес бывшего министра Турции кардинально изменили отношение к происходящему турецкой общественности. Со слов Зарраба стали известны детали подкупа им высокопоставленных турецких чиновников, в том числа министра Чаглаяна, которому бизнесмен передал около 50 миллионов долларов за помощь в проведении банковских операций. Кроме того, за покровительство и поддержку Зарраб давал взятки и бывшему министру внутренних дел Муаммеру Гюлеру. По словам Зарраба, в коррупционном скандале «Большая взятка» был замешан даже тогдашний премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Советы давал совершенно бесплатно

Что же касается Хакана Атиллы, то, по словам Зарраба, турецкий банкир подсказывал ему, как лучше обходить американские санкции. Однако любопытно, что взяток от Зарраба за советы Атилла не просил и никогда их не получал — такая вот благотворительность.

Защита Атиллы, которая финансируется из бюджета Турции, утверждает, что банкир невиновен, а улики против него не достойны внимания, так как были получены незаконными методами. Более того, турецкое министерство юстиции направило письмо в департамент юстиции США с требованием прекратить «незаконный» суд над Хаканом Атиллой. В целом же линия защиты была построена на том, что Атилла — хороший семьянин и профессионал своего дела. «Если он что-то и делал, то исключительно в рамках своих должностных обязанностей и по требованию своего начальника», — утверждают адвокаты.

После выступления прокуратуры, защиты и перекрестных допросов, которые длились четыре недели, 20 декабря 2017 года жюри присяжных собралось для обсуждения вердикта.

Жюри заседало три дня подряд, но так и не пришло к консолидированному решению.

В таких случаях, согласно американским законам, жюри должно проголосовать единогласно. Есть три варианта решения: «виновен», «не виновен», «консенсус не достигнут». В последнем случае жюри распускается и собирается новая команда присяжных. После чего прокуроры, адвокаты, свидетели и подозреваемые вынуждены давать свои объяснения заново.

Каковы же последствия возможных решений суда?

Если Атиллу объявят невиновным, это станет безусловной победой турецкого президента. Нет сомнений, что если дело будет закрыто американским правосудием, это серьезно увеличит политический капитал Эрдогана.

В случае, если жюри присяжных объявит о виновности Атиллы, это будет означать продолжение расследования. И тогда в нем могут фигурировать совсем другие люди, а дела будут разбираться совсем в других судах.

Важно отметить одну деталь: жюри будет определять виновность Атиллы по всем шести пунктам обвинения. Это усложняет его ситуацию. Даже если по каким-то пунктам он окажется невиновным, по другим пунктам его могут приговорить. Таким образом, реальных шансов выйти на свободу у турецкого банкира совсем немного.

Если Атилла все-таки будет осужден, вероятно, его попытаются обменять на американского гражданина. Таким гражданином может оказаться пастор Эндрю Брансон (арестованный в декабре прошлого года за якобы имевшие место связи с Фетхуллахом Гюленом и пособничество путчу), или, например, сотрудник генконсульства США Метин Топуз.

Заговор против Эрдогана и Турции?

Главная опасность для турецкого руководства состоит даже не в осуждении Атиллы, а в том, что он, как и Зарраб, может пойти на сделку с американским правосудием. Можно только догадываться, какие тайны турецкого руководства выплывут тогда на поверхность.

Конечно, даже если Атилла заговорит, ситуацию непосредственно в Турции это вряд ли изменит — слишком сильны сейчас позиции Эрдогана внутри страны. Однако на внешнеполитические обстоятельства это может повлиять очень серьезно. Последствия дела «США против Атиллы» вынуждены будут учитывать и Турция, и США, и все мировое сообщество.

О серьезности последствий этого дела можно судить хотя бы заявлению Эрдогана. В ноябре, еще до того, как Зарраб перешел в категорию свидетелей, турецкий президент назвал «дело Зарраба» ни много ни мало заговором против Турции. По его словам, громкий коррупционный скандал «Большая взятка», в котором было замешано высшее руководство республики, организовали и спровоцировали враги государства. Эрдогану тогда удалось выйти сухим из воды, а, значит, «враги» своей цели не достигли. И вот теперь, по мнению турецкого президента, они решили действовать руками американского правосудия.

На самом же деле в ходе процесса американские прокуроры вовсе не пытались прояснить роль Эрдогана в нарушении санкций. Более того, они обходили эту тему: очевидно, американское правосудие не хочет политизации процесса.

Однако это вовсе не значит, что если Атиллу признают виновным, американская правовая система не пойдет дальше. Так или иначе, имена турецкого премьера и министров были озвучены в суде. Конечно, было бы логично выяснить, нарушались ли санкции США с одобрения руководства Турции или это была всего лишь инициатива отдельных бюрократов.

После суда над Атиллой за дело может взяться Департамент казначейства (Министерство финансов США). Не исключено, что тогда турецким государственным и частным банкам, работавшим с Заррабом, придется выплатить крупные штрафы за нарушение санкций. Такие случаи уже были в Европе. Британские Lloyds Bank, Royal Bank of Scotland, Barclays Bank, итальянский Unicredit, немецкие Commerzbank ve Deutsche Bank, французский BNP Paribas, и швейцарский Credit Suisse вынуждены были выплачивать штрафы в десятки миллиардов долларов.

Нет сомнений, что если американская правовая система сочтет необходимым проводить расследование дальше, расследование будет проведено — вне зависимости от политической составляющей этого дела. Пока же, однако, в деле «США против Атиллы» необходимо дождаться решения присяжных, которые вновь соберутся завтра, 3 января 2018 года.

Оригинал

Известный турецкий журналист Дениз Зейрек начинает свой текст с того, что пишет: «Поэтому я не считаю верной позицию тех, кто категорически не приемлет улучшение отношений с Россией». Заголовок текста: «Яйца в российской корзинке ломаются одно за одним»

У меня иногда путаются языки в голове, и я пытаюсь понять, есть ли в русском выражение «раскладывать яйца в разные корзины»? Должно быть. Ну, аналог точно. Тут автор имеет в виду интересы страны, которые нужно соблюдать, диверсифицируя их реализацию между странами-партнерами. Нельзя полагаться лишь  на одно государство и полностью уходить от другого или разрывать с ним отношения. Как это делает сейчас Анкара.

Я заметил, что в России есть некая иллюзия того, что турки якобы поняли, что Запад это плохо и ненадёжно, а Восток в лице Москвы — это хорошо или даже лучше. Якобы у Анкары открылись глаза. Ничего подобного они не  понимали. Антизападная риторика Эрдогана — это лишь его вынужденная политика. Вынужденная, ввиду того, что происходит, начиная с конца мая 2013 года (протесты Гези/коррупционный скандал «Большая взятка»). Хотят ли его маргинализировать? Хотят ли устроить «майдан»? Вполне может быть! Это обычное дело для Запада. Это их кредо. Но турки, которые выступают против Эрдогана, оскорбятся, узнав о какой-либо поддержке Запада. Если, допустим, во время майдана в Киеве немецкие политики могли посещать митингующих, то в Турции демонстранты бы резко и негативно отреагировали на подобные выходки иностранных политиков.

Вернусь к словам Зейрека: «Поэтому я не считаю верной позицию тех, кто категорически не приемлет улучшение отношений с Россией». Одного этого предложения достаточно, чтобы понять его настроения. Он ведь постепенно ведёт к  тому, что он-то якобы не против близости с Москвой, но «объективно этого делать не стоит».

То, о чём пишет автор, это, в целом, видение многих турок. И, поверьте, видение большей части, если не всего электората Эрдогана. Так не  видит только малая доля турецких левых. Почему электорат турецкого президента, несмотря ни на что, против? Потому что это тот слой населения, который в  холодную войну был напичкан антисоветской пропагандой. Из современного: в 90-е чеченская кампания, конфликт Боснии-Сербии – тоже важный фактор. И теперь уже Сирия. Мы тут говорим о победах, о том, что Россия переломила ход событий в  арабском государстве, практически благодаря Москве теперь в Сирии мир, но  консервативные турки – именно костяк электората турецкого президента – то и дело твердят о том, что Москва бомбит мирных жителей. Ничего другого они не  видят.

И, наверное, ключевая мысль:

«Самая большая проблема заключается в следующем: Россия, продавая Турции газ, С-400, и, в скором времени, атомную энергию, видит рынок, с которого сможет заработать миллиарды долларов. Но это не всё. Москва также хочет, чтобы ухудшающиеся отношения Турции с Евросоюзом и США были продолжительными, и открыто использует эту ситуацию как козырь».

В тексте много претензий. К примеру, говоря о Сирии, Зейрек утверждает, что Турция вроде как находится на столе переговоров в Астане и в Сочи, но в действительности она делает то, что нужно России в интересах Сирии, «а точнее в интересах Башара Асада», — поясняет автор.

Делайте выводы, господа! Автор, уважаемый журналист. Правда, его не любит администрация турецкого дворца. Но он высказал мысли, которые, ввиду хороших отношений с Москвой, не могут высказать проправительственные авторы, но которых порой прорывает, и они пишут очень жёсткие вещи в своих авторских колонках и делают на своих телепередачах неприемлемые выпады в адрес России.

Зейрек резюмирует: Высказывания Эрдогана о том, что Асад должен уйти, были не просто слова. Турция, таким образом, реагирует на то, что Москва, несмотря на свои обещания, данные Анкаре, увеличила своё влияние в  регионе. Яйца нужно хранить в разных корзинах. Нельзя полностью обрывать отношения с США – другой влиятельной силой в Сирии.

Оригинал 
К сожалению, в России словосочетание «неправительственная организация» звучит как имя нарицательное и с негативной коннотацией. Хотя это очень важная составляющая любого гражданского общества. О! Еще одно слово «гражданское общество».    



В общем, НПО «Креативная дипломатия» устроила вчера вечером дебаты на тему «Западники против евразийцев». Темой была внешняя политика России: Какой курс правильный – либеральный или консервативный? 

В начале мне показалось, что присутствие официального представителя МИД РФ Марии Захаровой (и других чиновников МИДа) будет очень сковывать выступающих. Но я ошибался. Особенно после слов  Павла Демидова на комментарий Захаровой о том, что оппоненты говорят банальные и популистские вещи. «Спасибо за комплимент. Если в наших выступлениях много банальностей и много популизма, значит мы с Алексейм сегодня похожи на социальные сети российского МИДа», — ответил он. Зал смеялся. У меня отвисла челюсть. Так для меня это было неожиданно.

«Пошумииим….?». Так Алексей Токарев начал свое выступление. В стиле рэп-батлов. Это было круто. Хотя-бы потому что таким образом Токаре в показал, что перенимать культуру запада не является проблемой для консерватора евразиста.  Но это была развлекательная часть. а в целом трехчасовой «батл» был познавательным (для меня) и интересным. 

Понравилась дискуссия Александра Габуева с Андреем Афанасьевым.  Габуев описывал свое видения того, как Россия самоизаллируется, и говорил, что этого нельзя допускать. И, по его словам, Россия достаточно сильная и влиятельная страна – ядерные бомбы и хакеры – чтобы суметь постоять за себя не закрываясь от внешнего мира. Афанасьев  говорил, что Россия это другая цивилизация, со своим путем развития, и ей не нужно навязывать ценности запада. К тому же, те общие правила, которые якобы хорошо работают для всех, по его мнению, часто нарушаются государством, являющимся центром глобализации – т.е. США. 

Интересно было слушать Дарью Платонову, хотя, мне показалось, что она очень начитанная, красиво излагает мысли, но в словах её больше теории. А у её оппонента Ольги Мостинской, как раз таки есть практика. И потому её примеры были убедительными, и выступление было ярким. Девушки обсуждали вопрос «гражданского общества» зло это или добро для государства.

Такие мероприятия важны. Пусть в широких массах (в федеральных сми, к примеру) обсуждается то, что важно правительству, но хотя бы экспертное сообщество должно свободно высказывать свое мнение, выражать мысли, спорить, но в конце концов приходить к общему знаменателю.   
Оригинал

В США с прошлой недели проходит судебный процесс над ирано-турецким бизнесменом, которого американские власти обвиняют в нарушении санкций против Тегерана в период с 2011 по 2016 годы.


Вернее все так и должно было быть, пока не выяснилось, что Зарраб вдруг оказался свидетелем и теперь «Дело Зарраба» называется «США против Мехмета Хакана Атиллы». И эта ситуация привлекла внимание граждан Турции и серьезно озаботила власти страны.

В Турции за судебным процессом следят очень внимательно. Одни ожидают правосудия для тех, кто не понес ответственность после антикоррупционного расследования «Большая взятка», другие ожидают последствий для президента страны, а третьи предупреждают о трудностях с которыми может столкнуться турецкая экономика из-за признаний Зарраба. Турецкую оппозицию этот сюжет интересует потому что бизнесмен уже был задержан в Турции в 2013 г. в результате антикоррупционной операции «Большая взятка» – расследования, начатого стамбульской полицией по экономическим преступлениям. 

Согласно обвинению, экс-министр экономики и экс-министр внутренних дел, покровительствовали Заррабу в его махинациях по отмыванию денег в крупных размерах. Кроме того, бизнесмен подкупал чиновников и их родственников, чтобы иметь влияние. Вместе с ним тогда арестовали главу госбанка Halkbank Сулеймана Арслана, сыновей тогда еще министра внутренних дел Муаммера Гюлера и министра  экономики Зафера Чаглаяна. Также в деле говорилось о роли министра по делам ЕС Эгемена Багыша. Ходили слухи, что в деле от 25 декабря 2013 г., которое прокуроры не сумели запустить, фигурировало имя Биляля Эрдогана, сына турецкого лидера. Однако уже к марту 2014 г. все замяли, парламентский запрос о расследовании отклонили. Все фигуранты оказались на свободе, и миллионы изъятых долларов, которые якобы подкинули во время обысков, были возвращены с процентами их владельцам.

С самого первого дня скандала Эрдоган обвинил полицейских и прокуроров в заговоре, и идеологом назвал проповедника Фетхуллаха Гюлена, который проживает в США. Кроме того, тогдашний премьер и близкие ему СМИ утверждали, что все обвинения ложные, телефонные разговоры, документы, фотографии по делу «Большая взятка» фальсифицированы. И самое главное, было объявлено, что кроме всего прочего Зарраб — молодой человек с добрым сердцем, поддерживающий благотворительные организации. после освобождения из-под стражи Бизнесмен из Ирана дал большое телеинтервью, в котором рассказывал о том, как помог своим бизнесом подъему турецкой экономики. Правительство Турции даже наградило Зарраба грамотой за вклад развитие турецкого экспорта, хотя сейчас выясняется, что и экспорт, и импорт были фиктивными.

Турецкая оппозиция потирает руки, ожидая политических дивидендов от признаний Зарраба. На негативных настроениях они могут заработать больше очков во время выборов. Некоторые даже полагают, что дело Зарраба приведет к досрочным выборам. В таком случае у оппозиции есть все шансы занять больше кресел в парламенте. Если учитывать, что на суде в Нью-Йорке фигурируют схемы обхода санкций, включающие президента Турции, последствия, правда, могут быть серьезными. Зарраб уже заявил, что министр экономики помогал ему с ведома и одобрения премьера Эрдогана. За что Чаглаяну пришлось заплатить около 50 млн долларов в качестве взятки. Покровительство помогло Заррабу пробиться к госбанку, который ранее не хотел браться за это дело из-за известности Зарраба – его женой была популярная певица Эбру Гюндеш, и тот факт, что пара постоянно была на виду, смущал финансистов, занятых весьма щепетильными транзакциями.

В Halkbank, согласно показаниям Зарраба, он общался с Хаканом Атиллой (подсудимый в суде США), который подсказывал как правильно заполнять декларации, чем можно было бы заняться для отмывания денег, однако он никогда не получал взяток. Деньги Зарраб платил генеральному директору банка Аслану.

Признания Зарраба могут повлиять на судьбу чиновников, не пострадавших из-за «Большой взятки». В связи с судебным процессом в США турецкие СМИ вновь заговорили об этом деле. И многие политики и эксперты утверждают, что Турции следуют отстраниться от Зарраба, и начать судить экс-министров замешанных в коррупционном скандале 2013 года. Только так, по их мнению,  можно избавиться от давления и проблем, которые могут ожидать страну. Один из оппозиционных политиков на днях заявил, что экс-министрам запрещен выезд заграницу.

Претензии проправительственных экспертов состоят в том, что доказательства, которые представляются в американском суде, добыты незаконно и их нельзя использовать для обвинения. Президент Эрдоган, в свою очередь, называет суд заговором против Турции. Он утверждает, что Анкара не нарушала никаких санкций, хотя добавляет, что и не подписывалась их соблюдать.

Касательно того нарушала ли Турция санкции или нет, стоить пояснить, что Турция имела право торговать с Ираном, но не за наличные доллары. Реза Зарраб с 2010 г. придумывал способы отмывания денег для Ирана. При помощи Halkbank он составлял фиктивные документы якобы на экспортно-импортные операции, при этом вместимость судом, якобы перевозивших товар, безбожно преувеличивалась. И зерно, которого никогда не было в Арабских Эмиратах, могло быть импортировано из этой страны.

Если американский суд решит, что деятельность Зарраба была результатом халатности и коррупции турецких чиновников, Турции придется заплатить крупные штрафы. Они нанесут серьезный урон экономике. Но если суд постановит, что турецкое руководство санкционировало нарушение санкций против Ирана, последствия окажутся политическими.  Эрдоган и без того медленно, но верно разворачивал Турцию от Запада к Востоку, многим, правда, казалось, что он делал ради шантажа западных партнеров, серьезных намерений у него, мол, не было. Но теперь его действия будут, вероятнее всего, более резкими и необратимыми. Потому что другого выхода у него нет. И дело Зарраба – не просто дело о нарушении санкций и т.д., а оружие, направленное против президента Турции.

Оригинал

В Турции на прошлой неделе тюремные сроки получили два журналиста – редактор сайта газеты Cumhuriyet Огюз Гювен и корреспондент закрытой ныне газеты Zaman Айшенур Парылдак. 
Турецкая организация «Инициатива свободных журналистов» сообщает, что в октябре в республике было начато тридцать одно расследование в отношении сотрудников СМИ. При этом четырнадцать журналистов были задержаны, пять – арестованы, и одиннадцать – осуждены в общей сложности на десять лет и четыре месяца. Правда, в октябре же на свободу были отпущены одиннадцать представителей прессы, задержанных ранее.

с 16-го июля 2016-го года, после попытки памятного всем переворота, по всей Турции были задержаны и арестованы триста восемь представителей средств массовой информации.


Что сейчас творится со свободой слова в Турции, легко понять, просматривая статистику международных правозащитных организаций. Они внимательно наблюдают за происходящим, некоторые из них обновляют данные ежедневно. Кроме того, есть и официальные цифры, по ним тоже можно сделать кое-какие выводы.

Правда, турецкое руководство преследований журналистов не признает. Оно утверждает, что никто из сидящих в тюрьме не попал туда за свою профессиональную деятельность. Более того, власти заявляют, что все обвиняемые – террористы или их пособники. 
Чаще всего пособниками террористов называют журналистов, якобы связанных с организацией духовного лидера и проповедника Фетхуллаха Гюлена . Так, например, черной меткой является работа в СМИ, аффилированных с Гюленом. Кроме того, в пропаганде терроризма обвиняют репортеров прокурдских изданий. Тут уже по удар попадают журналисты, которые критиковали антитеррористические операции на юго-востоке страны или проявили симпатию к запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК), с начала 80-ых ведущей вооруженную борьбу против турецких властей.

Ведьмы под арестом

Согласно данным Стокгольмского центра свободы на 21 ноября 2017-го года в Турции осуждены двадцать шесть журналистов, двести тридцать находятся под арестом и сто тридцать пять – в розыске.

Небольшая группа молодых репортеров организовала интернет-издание Turkey Purge. Оно внимательно наблюдает за «охотой на ведьм» – так работники издания называют преследования властями турецких журналистов. Согласно данным Turkey Purge, с 16-го июля 2016-го года, после попытки памятного всем переворота, по всей Турции были задержаны и арестованы триста восемь представителей средств массовой информации. «Часть из них была оправдана или освобождена до суда. Примерно сто восемь журналистов по-прежнему находятся под арестом», – пишет издание.

Международная неправительственная организация «Репортеры без границ» в индексе свободы печати за 2017-й год поместила Турцию на 155 место. Описывая ситуацию в стране, «Репортеры» назвали Турцию крупнейшей в мире тюрьмой для журналистов. По мнению правозащитной организации, охота на ведьм, имевшая место и раньше, серьезно усилилась после неудачной попытки государственного переворота в июле 2016-го года.

«Власти использовали борьбу с террором в качестве основания для беспрецедентной чистки. Чрезвычайное положение позволило Анкаре устранить десятки средств массовой информации, оставив возможность высказывать альтернативную точку зрения лишь нескольким изданиям с низким тиражом. Десятки журналистов были заключены в тюрьму без суда, что превратило Турцию в крупнейшую в мире тюрьму для сотрудников СМИ», – утверждают «Репортеры без границ».

Впрочем, может быть, иностранные организации нагнетают истерию, а в действительности ничего страшного не происходит? Посмотрим, что говорят об этом в самой Турции.

Согласно Турецкому профсоюзу журналистов («Türkiye gazeteciler sendikası»), на 21 ноября в тюрьмах страны находилось сто сорок восемь сотрудников СМИ, причем сорок из них работали в газете «Zaman».

Другая турецкая организация – «Инициатива свободных журналистов» – утверждает, что в тюрьмах находится сто семьдесят три человека, так или иначе связанных с журналистикой. Заявление это отнюдь не голословное: здесь же приводятся имена и средства массовой информации, в которых работали эти люди.

Мобильное приложение «террориста»

Интересно, что до 2016-го года в Турции почти не арестовывали журналистов. Исключение составило нашумевшее дело организации «Эргенекон» в 2011-м году. Как утверждалось в СМИ, существовала некая подпольная ячейка, которая управляла военными и диктовала свою волю некоторым представителям власти. Именно благодаря этому «делу» президент Эрдоган смог избавиться от ряда влиятельных армейских генералов. Тогда под сурдинку были задержаны и несколько журналистов.

Однако настоящая охота на ведьм началась после попытки переворота 2016-го года. При этом большая часть арестов проводилась по надуманным обвинениям.

Часть журналистов работала в чрезвычайно популярной газете «Zaman», аффилированной с Фетхуллахом Гюленом. Одного этого оказалось уже достаточно, чтобы считаться не просто пособником террористов, но и террористом как таковым. Кое-кто из взятых под стражу работал в СМИ, с Гюленом не связанных, но симпатизирующих его движению. К таким относилась, например, крупная медиа-группа Koza İpek Holding, имевшая не только газеты, но также телеканалы и радиостанции. Власти стали преследовать ее почти за год до попытки переворота и через несколько месяцев закрыли.

Некоторые арестованные журналисты работали в оппозиционных изданиях. На практике они не имели отношения к Гюлену и его идеям, но их арестовывали только потому, что у них имелось мобильное приложение ByLock. Суд считал это приложение средством общения членов организации Гюлена «Хизмет». Больше того: арестовывали даже и тех, у кого в телефоне не было ByLock, но были номера людей, которые установили себе это приложение – они считались или членами или пособниками «Хизмета».

Кого-то из журналистов сажали за нелояльные властям высказывания по курдскому вопросу. Кого-то – за связь со СМИ, которые Анкара считала пропагандистами Рабочей партии Курдистана (РПК). В число «отверженных» вошли газеты «Özgür Gündem», «Azadiya Welat», агентство «Dicle», сайт Dihaber и другие.

Суд – театр, прокурор – актер

Некоторые журналисты, оказавшиеся жертвами охоты на ведьм, были арестованы и приговорены по надуманным и даже смехотворным поводам.

Так, редактор сайта газеты Cumhuriyet Огюз Гювен обвинялся в распространении террористической пропаганды в соцсетях.

В чем же состояла эта террористическая пропаганда? Узнав о гибели республиканского прокурора в результате ДТП, Гювен написал в Твиттере буквально следующее: «Грузовик раздавил прокурора, который вел расследование против гюленистов». Власти сочли эти слова запугиванием сотрудников правоохранительных органов. Турецкий суд обвинил Гювена в том, что он дискредитирует борьбу властей со сторонниками движения Фетхуллаха Гюлена. Как следствие, на прошлой неделе журналист был приговорен к трем годам тюрьмы.

В середине февраля 2017-го года был задержан немецкий журналист, корреспондент газеты Die Welt Дениз Юджель. Полагают, что именно он стал одной из причин кризиса в отношениях Анкары и Берлина.

Власти Турции нашли способ ответить журналисту: они обвинили его в «террористической пропаганде» и «разжигании ненависти».

Две недели назад Юджель дал интервью газете «Die Tageszeitung» через своего адвоката. По словам немецко-турецкого журналиста, он знает причину своего ареста. «Несмотря на то, что до сих пор нет обвинительного акта, я знаю, почему был задержан: потому что [...] я выполнил свою работу журналиста должным образом», – заявил Юджель. Он отметил, что репрессии в Турции против журналистов войдут в историю как позор страны. Журналист рассказал, что тюремные власти удерживают его в одиночной камере. При этом он добавил, что «режим страха действует не только на критиков механизма репрессий, но и на прямых участников этого механизма».

«Боятся все – правоохранительные органы, судьи, высокопоставленные чиновники, правительственные политики. Он (Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. — Прим. «Ферганы») боится больше всех, потому что он знает о последствиях потери власти. Именно поэтому он держит все общество в страхе», – считает Юджель.

21 ноября этого года корреспондент турецкой газеты Zaman Айшенур Парылдак была приговорена судом Анкары к семи годам и шести месяцам лишения свободы как «член террористической организации».

26-летняя журналистка, студентка юридического факультета была арестована 11 августа 2016 года. Власти обвинили Айшенур в нарушении антитеррористических законов страны на основании ее сообщений в Твиттере.

В своем письме газете Cumhuriyet, написанном 4 октября 2016 года, молодая журналистка описала ситуацию в тюрьме, рассказав о жестоком обращении с ней и сексуальных домогательствах во время содержания ее под стражей.

После оглашения приговора журналистка заявила, что не совершала преступлений и не является членом какой-либо террористической организации. «Моя вина заключается лишь в том, что я работала на издание Zaman, – сказала она.

До сих пор сидят в СИЗО братья Алтан.  Ахмет Алтан – обозреватель, бывший главный редактор газеты «Taraf», и его брат Мехмет Алтан, тоже обозреватель и профессор, были арестованы за «поддержку террористической организации». Братьев обвиняют в том, что за день до попытки переворота на одном из турецких телеканалов они выступали с критикой в адрес правительства, а, кроме того, влияли на сознание людей «сублиминальными месседжами». Слово «сублиминальный» стало широко использоваться в Турции именно после обвинения братьев Алтан. Оно означает «тактику убеждения и побуждения к неким действиям, которые реализуются на уровне ниже порога осознания». Говоря проще, речь идет о так называемом зомбировании. Именно так, по версии прокуратуры, братья призывали военных к путчу. Стамбульский уголовный суд требует для Ахмета и Мехмета Алтана наказания сроком от 15 до 22,5 лет тюремного заключения за «причастность к вооруженной террористической организации и совершение преступления от ее имени».

На днях СМИ опубликовали выступление Ахмета Алтана в суде. Журналист сравнил процесс над ним с театром абсурда.

«В докладе ООН и ЕСПЧ этот суд назвали театром, – заявил Алтан. – Сегодня, слушая выступления прокурора, я понял, что и он тоже является актером в этом представлении. Как прокурор, который слабо владеет сутью дела, может выдвигать обвинение? Это не суд, а беззаконие».

В тюрьме Силиври в Стамбуле содержится находящийся под следствием Ахмет Шик. Он – один из трех арестованных обозревателей газеты «Cumhuriyet». Помимо прочего, он широко известен как писатель, журналист и непримиримый критик президента Эрдогана.
Шик прославился в ходе судебного процесса 2011-го года в рамках расследования дела «Эргенекон». Его задержание объясняли тем, что он написал книгу «Армия имама», которая описывала Гюлена и его сторонников.

Тогда на недоуменный вопрос репортера, неужели Шик будет сидеть за книгу, президент Турции Эрдоган заявил: «Бывают книги намного эффективнее бомб». Тогда Ахмет Шик около года провел в тюрьме, и лишь после этого был выпущен на свободу. Примечательно, что за поддержку движения Гюлена его вновь задержали уже в 2016-м году.

Кадри Гюрсель отсидел почти год и был освобожден только в конце сентября 2017-го года. Он обвинялся в пособничестве организации Гюлена. Прокуратура посчитала доказательством его вины тот факт, что в его телефонной книжке было около 80 человек, установивших у себя злосчастное мобильное приложение ByLock. Это обвинение выглядело, пожалуй, самым надуманным и смехотворным из всех. Может быть, именно поэтому из тюрьмы он вышел быстрее других своих коллег, популярных журналистов.

Фарук Аккан девять лет проработал шеф-корреспондентом информагентства «Джихан» в Москве. После этого он вернулся в Турцию и был назначен генеральным директором своего агентства, которое за несколько месяцев до попытки переворота оказалось захвачено турецкими властями. Гендиректором Аккан проработал не более полугода, а затем его уволили.

После путча Аккана арестовали как члена организации Фетхуллаха Гюлена. Причиной «виновности» журналиста, как теперь ясно, оказалась его высокая должность в агентстве. Официально обвинение звучит так: «является членом вооруженной террористической группировки, намеревался силой захватить власть, хотел свергнуть парламент или препятствовать его работе». На сегодняшний день журналист-международник Аккан уже больше года находится в СИЗО тюрьмы Силиври. В начале сентября по его делу прошло заседание суда в Стамбуле. Заседание это ничем не завершилось и было перенесено на 8 декабря.

Легко заметить, что большая часть арестованных и осужденных находятся в тюрьмах по обвинению в связях с Гюленом, в поддержке его движения или в пропаганде его идей. И это не случайно, поскольку турецкое руководство считает Гюлена врагом номер один.

Год назад по обвинению в связях с Гюленом в течение одного дня были задержаны около тридцати влиятельных турецких журналистов. При этом из всех задержанных идеологически близкими к Гюлену могут считаться буквально пара человек. Остальные были наказаны за то, что продолжали критиковать Эрдогана после коррупционного расследования «Большая взятка», и делали это в близких к Гюлену изданиях. К числу пострадавших относятся Мурат Аксой и Атилла Таш (оба были освобождены в прошлом месяце), а также Шахин Алпай, Али Булач, Ахмет Туран Алкан и Мумтазер Тюрконе.

Складывается впечатление, что при помощи суда власти пытаются, с одной стороны, отомстить непокорным журналистам, с другой – запугать всех остальных. Тем не менее, в Турции сохраняются и оппозиционные журналисты, и оппозиционные издания, которые еще могут высказывать мнение, отличное от мнения властей. Конечно, таких изданий мало, их количество составляют примерно пять процентов от общего количества СМИ. Однако эти издания легко находят своего читателя, ведь, судя по результатам конституционного референдума, оппозиционно настроенных к Эрдогану граждан гораздо больше – почти сорок девять процентов.

Оригинал

В конце минувшей недели отношения между Турцией и Западом снова вступили в кризис, когда стало известно, что натовские военные во время учений в норвежском Ставангере использовали образы Кемаля Ататюрка и нынешнего президента Турции Реджепа Эрдогана в качестве теоретических врагов Североатлантического альянса.

Комментируя инцидент, турецкий лидер публично заявил, что таких союзнических отношений не бывает, турецкие телеканалы припомнили Западу все былые обиды, а проправительственная газета, наиболее близкая к руководству страны, назвала НАТО вражеским объединением и угрозой и для Турции.


Что случилось

В симуляции на учениях НАТО был использован сценарий, в котором одно из государств резко сближается с врагом альянса, и ее лидер критически высказывается в адрес НАТО. Этот враг, по словам турецких СМИ, был назван «Эрдоганом».

Позже выяснилось, что виновником случившегося оказались двое граждан Норвегии. Диалоги от имени Эрдогана были написаны норвежским сотрудником вооруженных сил страны, не являющимся военным. Оба сотрудника уже уволены. Начато внутреннее расследование.

Сразу после того как инцидент получил огласку, 40 турецких военнослужащих, принимавших участие в учениях, были отозваны на родину. Турецкий лидер Эрдоган и глава генштаба ВС Турции резко раскритиковали руководство НАТО.

При этом глава Генштаба Турции Хулуси Акар в это время уже был на пути в Канаду для встречи с коллегами по НАТО. Там он получил в пятницу личные извинения от Генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга. После чего Столтенберг лично созвонился с Эрдоганом и выразил ему слова сожаления. «Я был информирован об оскорблении, которое имело место во время недавнего мероприятия в Объединенном центре боевых действий НАТО в Ставангере. Я принес извинения за оскорбление. Инцидент был результатом действий одного человека и не является отражением подходов НАТО», — цитирует Столтенберга ТАСС.

Также за случившееся извинился министр обороны Норвегии Франк Бакке-Енсен.

Однако президент Турции заявил, что слов Столтенберга и Бакке-Енсена недостаточно, и данный скандал не может быть закрыт простым извинением. «Что это за союзники? Разве союзничество бывает таким?» — восклицал Эрдоган в минувшую субботу.

Как это восприняли в Турции

Примечательно, что в этот же день, 18 ноября, еще до выступления на эту тему президента Турции, близкая к руководству республики газета Yeni Şafak вышла с похожим заявлением. Телеграм-канал «Повестка дня Турции» выложил скрин турецкой газеты, в субботнем выпуске которой НАТО называется угрозой для Турции. На сайте этого же издания статья вышла с заголовком «НАТО наш враг». Похожие заголовки на первой полосе были и в других турецких газетах.

«Наши военные источники говорят, что инцидент не является обычной ошибкой, и НАТО начинает представлять собой открытую угрозу для нашей страны», — пишет, в частности, Yeni Şafak.

Скандал с оскорблением Ататюрка и Эрдогана стала темой номер один в СМИ Турции на все выходные. С пятницы эта тема обсуждается всеми телеканалами и газетами. Все политические фракции так же высказались с критикой в адрес НАТО. Так, председатель главной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) Кемаль Кылычдароглу заявил, что «критика в адрес Турции возможна, но оскорбления неприемлемы», добавив, что обычных извинений в таких условиях недостаточно. Другой политический лидер, глава Партии националистического движения (ПНД) Девлет Бахчали подчеркнул, что для Турции не настанет конца света, если она выйдет из НАТО, а сам инцидент стал, по его мнению, «неисправимым позором».

Как все это понимать

Многие эксперты в Турции отмечают, что градус доверия между Анкарой и странами НАТО в последнее время стремится к нулю. Негативное отношение Запада к правящему турецкому режиму стало проявляться еще после протестов в парке Гези (Таксим) в 2013 году. Но более явно кризисом повеяло после попытки переворота в 2016-ом: члены Альянса недостаточно уверенно поддержали турецкое руководство, начавшее массовые репрессии против собственных военных.

Это не осталось незамеченным. Кроме того, операция коалиционных сил в Сирии не продвигалась так, как это хотелось бы Турции. А именно: Анкара желала бы, чтобы борьба против террористических образований на севере арабской страны развивалась вне зависимости от активности курдских формирований и чтобы Запад не использовал эти силы в борьбе с экстремистами. В свое время Анкара даже предлагала свои возможности для операции по освобождению Ракки, которая в итоге была освобождена курдами.

Все последние годы Анкара всячески пыталась донести до своих союзников то, что курды из партии «Демократический союз», которые составляют большую, если не всю ударную силу в борьбе с террористами ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ), являются враждебными Анкаре, и получая сегодня в Сирии боевой опыт, могут угрожать в дальнейшем целостности Турции. Более того, США снабдили боевое крыло курдской партии YPG (Отряды народной самообороны) тяжелой боевой техникой. По словам турецкого руководства, именно поэтому Анкара была вынуждена договориться с Россией о закупке С-400. И теперь, по словам Эрдогана, коллеги по НАТО не могут смириться с тем, что Турция пошла на сделку с Москвой. Скандал в Норвегии произошел именно по этой причине, уверен турецкий президент.

Оригинал

Теперь вопрос заключается не в том купит ли, а в том, сможет ли Турция купить С-400 у России. Вот только что причитал в Интерфакс о том, что «Алмаз-Антей» и «Рособоронэкспорт» могут оказаться под санкциями США. Я плохо разбираюсь в вопросах кто производит и где, но если не ошибаюсь С-400 производят «Алмаз-Антей» или «Рособоронэкспорт».

Я как-то спрашивал у одного российского военного эксперта о том, а что если американцы внесут российского производителя в санкционный список, и получил ответ, что производящие С-400 компании и так под санкциями США. «Интересно», — подумал я. И вот сейчас, судя по новости о возможных новых санкциях, выходит, что компания не была под санкциями.

В таком случае, получаться, Турция не сможет купить С-400 у России? Потому-что не сможет обойти эти санкции.

Или я ошибаюсь?

Напомню, что с Китаем была ровно такая же история. И ровно по этой причине (а не как некоторые эксперты говорят что «дешевая подделка и т.д. вот и не взяли») Турция отказалась от закупки.

Оригинал
Огромный интерес вызвали слова Чавушоглу в российской прессе о том, что Анкара откажется от покупки С-400, если Россия не станет производить систему в Турции.

Происходящее напомнило ситуацию с «извинениями» Эрдогана за сбитый российский бомбардировщик в Сирии. Тогда тюркологи России несколько дней пытались доказать, что на турецком всё звучало иначе. Тогда важнее всего было помириться. В результате помирились. Пусть в результате того, что по-русски было «извинение», а по-турецки «сожаление».

Итак С-400

Подзаголовок в большом интервью главы МИД Турции Чавушоглу турецкой газете звучит однозначно: «Если русские не захотят этого, мы договоримся с другими». Далее — развёрнутый текст. Начинается он с вопроса от журналиста: «Российские неизвестные источники утверждают, что не будет никаких совместных разработок?».

Означают ли совместные разработки «передачу технологий»? Это вопрос к военным инженерам и экспертам в области.

Чавушоглу отвечает: «Мы не знаем, от кого идут подобные заявления. В принципе, мы согласовали совместное производство в среднесрочной и дальней перспективе. Если Россия не захочет этого, тогда мы договоримся с другим государством. Но официально мы не получали какой-либо негативный ответ. Более того, Путин сам сказал на встрече, на которой я также присутствовал: «Мы можем сделать шаги в сторону совместного производства. И даже технология обновится и будет выпущен С-500». Но пока мы договорились лишь о закупках».

Что это значит?

Во-первых, Турция ещё не обсуждала передачу технологий.

Во-вторых, если обсудит, то получит желаемое, даже Путин поддерживает эту идею (исходя из слов Чавушоглу).

В-третьих, в Турции так и объясняют покупку С-400, мол, единственная причина по которой они покупают ЗРК «Триумф» заключается в том, что Россия передаст Турции технологии и турки будут совместно выпускать весь комплекс.

Потому такой дерзкий заголовок. Вероятно, турецкий министр играет на внутреннего потребителя. Турки хотят это слышать — он им это и говорит. В это же время в России: «Не будет никаких технологий и совместных разработок». Здесь хотят слышать именно это — и слышат.

В-четвёртых, российского читателя заявлением всё же озадачили: «Так всё-таки: делимся технологиями и или нет? Пусть в этот раз мы это просто не обсуждали».

По умолчанию слова Чавушоглу означают следующее: «Мы обсуждали только приобретения двух батарей ЗРК, ничего иного мы не обговаривали». Если Анкара поставит этот вопрос, Россия согласится. И не только о производстве на территории Турции. Но также будет совместное производство. И не только С-400, но и С-500. В действительности таких условий может не быть. Но может быть согласована риторика. Т.е. все это игра на электорат.

И напоследок, по-моему, у россиян больше возникает даже не переживание о том, что «как это мы стране НАТО передаём технологии?», а появляется «осадочек»: «Турция пообещала купить С-400, а теперь отказывается, придумав такой повод, изначально очевидный (потому что Россия не будет делиться технологиями производства такого вооружения — это факт)». Интервью Чавушоглу выглядит так как будто Турция может в любой момент отказаться. Особенно в случае, когда много разговоров о том, что С-400 турки на самом деле и не собирались покупать, они просто так злили своих западных партнёров на фоне того, что те никак не могут принять нового Эрдогана с его видением «новой Турции», которая постепенно поворачивается к востоку.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире