12:38 , 06 апреля 2018

«Отпускать просто так меня нельзя было, прицепились к металлолому»

Громкое судебное следствие закончилось в Петрозаводске в четверг приговором. Разбирательство над историком и краеведом Юрием Дмитриевым длилось почти полтора года. В декабре 2016-го исследователя сталинских репрессий обвинили в изготовлении порнографических материалов с участием собственной приемной дочери, а также в хранении оружия. Впрочем, сторонники Юрия Дмитриева убеждены — дело сфабриковано силовыми структурами.

2912640
фото: ТАСС

«По обвинению в изготовлении порнографии Юрия Дмитриева оправдать, по обвинению в хранении оружия признать виновным и назначить наказание — два с половиной года ограничения свободы. Но с учетом отбытого в СИЗО — отмечаться нужно не более трех месяцев». Так о решении Петрозаводского городского суда рассказал журналистам адвокат историка Виктор Ануфриев. Пришедшие выдохнули — «Оправдан». Полтора года судебного разбирательства мало кому давали надежды на такой результат.

Председателя карельского отделения «Мемориала» задержали 3 декабря 2016 года, а чуть позже и заключили под стражу. Обвинили Дмитриева в производстве и хранении в семейном архиве снимков несовершеннолетней приемной дочери, которые следствие расценило как порнографические. Сам историк объяснял, что фотографировал дочь без одежды, чтобы контролировать ее физическое развитие и отчитываться перед опекой. Уже позже в деле появились и другие обвинения, в частности, в незаконном хранении огнестрельного оружия. Речь шла о ржавом обрезе старого ружья. Но основное обвинение же касалось создания «порнографии». При этом, по мнению следствия, «развратные действия» заключались в самом акте фотографирования голого ребёнка.

В начале дела шел разговор, что Дмитриев якобы мог еще и распространять снимки. Однако подтверждения этому найти не смогли. Никто о снимках, которые и легли в основу обвинения не говорил, что их мог где-то видеть. Ни адвокат, ни сам историк никому их не показывали. Однако уже после задержания и изъятия компьютера снимки оказались в распоряжении телеканала «Россия-24». Его представители выпустили в эфир 13-ти минутный специальный репортаж. В нем они показали некоторые из фотографий, а также рассказали, что «Юрий Дмитриев — иностранный агент, и ведет свою деятельность в интересах зарубежных государств».

В правозащитной среде же о Юрии Дмитриеве говорят в другом контексте. Он знаменит тем, что в 1997 году нашел место массового захоронения расстрелянных в 1937–1938 годах, недалеко от Медвежьегорска, в лесном урочище Сандармох. На этом месте были убиты и захоронены более девяти с половиной тысяч человек: спецпоселенцы, заключенные с Беломоро-Балтийского канала, заключенные Соловецких лагерей, а также жители окрестных сел. Благодаря Дмитриеву Сандармох стал мемориальным комплексом, тут установили памятный камень «Люди, не убивайте друг друга».
Кроме того, Дмитриев обнаружил еще одно захоронение неподалеку от Петрозаводска — в Красном Бору. Он установил имена около двух тысяч жертв. Юрий Дмитриев пытался убедить представителей власти выделить деньги на мемориал, после этого мемориал он установил самостоятельно. Известен Дмитриев и тем, что он выпустил «Книгу памяти» с именами 13 тысяч жертв террора 1937–1938 годов. Коллеги говорят о Дмитриеве как сложном «ершистым» человеке, но абсолютно бескорыстным, который на голом энтузиазме, помогал потомкам искать своих репрессированных родственников.

В том числе поэтому в поддержку Дмитриева выступили музыкант Борис Гребенщиков, режиссер Андрей Звягинцев, писатель Людмила Улицкая, поэт Лев Рубинштейн, писатель Дмитрий Быков, актриса Лия Ахеджакова и другие общественные деятели и деятели культуры.

Кто стоит за преследованием Дмитриева? На этот вопрос не может найти ответа и сам историк уже полтора года. Ведь известно, что поводом для начала дела стало анонимное заявление. Кто стоял за ним — вопрос остался открытым. Соратники и коллеги по «Мемориалу» предполагают, что дело сфабриковано силовыми структурами. «Его преследуют из-за его профессиональной деятельности — борьбы со сталинизмом и пережитками тоталитаризма. Он всегда чрезвычайно настойчив в поисках информации, прямо и в нелицеприятных выражениях высказывает свое мнение. Не исключаю, что кто-то на это обиделся», — говорил «Новой Газете» член правления Международного общества «Мемориал», сопредседатель Московского «Мемориала» Ян Рачинский. Звучали и такие предположения: дескать, 62 летнего историка проще посадить местным властям, уж настолько он неудобен своей деятельностью.

2912642
фото: ТАСС

Похожие мнения звучали из уст и других коллег и сторонников Юрия Дмитриева. Некоторые приехали в Петрозаводск в четверг 5 апреля специально на приговор, чтобы поддержать друга. В самом городе о деле знают, мнения местных жителей разнятся. Но по большей части — люди поддерживают Дмитриева. «Если его-то сажать, то где мы все дальше-то окажемся», — говорила женщина средних лет, проходя по улице им. Андропова неподалеку от здания суда.

Попасть на приговор, как и на все остальные заседания по делу главы карельского «Мемориала» журналистам было невозможно. Процесс проходил в закрытом режиме. Почти 40 человек выстроились у дверей зала. Это как сторонники Юрия Дмитриева, его коллеги, так и журналисты из разных изданий. На приговор приехали и представители телеканала НТВ, причем сразу несколько съемочных групп. Они буквально атаковали Юрия Дмитриева перед заседанием еще на улице у входа в здание суда.

— Вы считаете это нормально фотографировать голых детей?
— Я же вам только что пояснил, что цели были благими — для контроля состояния здоровья ребенка
— А вы считаете нормально фотографировать?..

Буквально с одним и тем же вопросом представители НТВ набрасывались на Дмитриева сперва на улице, потом перед рамками металлоискателей, на лестнице и непосредственно у дверей зала суда. Время от времени соратники Дмитриева кричали «НТВ лжет!, НТВ — пропаганда!»
«Юра, не ввязывайся в разговоры с ними, они все налгут, они хотят от тебя только эмоций», — говорил коллега по «Мемориалу» Анатолий Разумов, приехавший из Петербурга поддержать друга.

На третьем этаже здания суда выстроились в цепочку судебные приставы в черной форме, кепками на головах и с бронежилетами на груди. Лишь благодаря этому историк смог отбиться от навязчивых представителей НТВ и переговорить со своим адвокатом и дочерью. Спустя несколько минут втроем они зашли в зал. Спустя минуту вышла дочь — Катерина Клодт и сказала: «Приговор тоже будут читать в закрытом режиме».

2912644
фото: ТАСС

В течение почти двух часов пришедшие 40 человек почти не могли двигаться. Все и всё замерло. Фотографы и операторы отстаивали занятые собою точки для съемки участников процесса, представители НТВ начали приставать к пришедшим все с тем же вопросом: «А нормально фотографировать обнаженную дочь?», то и дело в толпе раздавалось «НТВ пропаганда, вон отсюда!».

К слову ответ на этот вопрос звучал в стенах петрозаводского суда еще в начале судебного процесса. Юрий Дмитриев объяснял, что снимки дочери он делал исключительно с целью отслеживания состояния развития приемной несовершеннолетней дочери. Кроме того, в случае претензий со стороны органов опеки, эти снимки могли стать необходимым свидетельством.

До сих пор неясно как о существовании фотографий на личном компьютере узнали правоохранители. Причем в ходе процесса следователи достаточно быстро нашли нужные файлы, фактически признав, что получили доступ к устройству без судебного решения. «У нас оперативный сотрудник видел все». Из 200 снимков девять «Московский центр экспертиз» признал порнографией. (В правозащитной среде данную контору называют не иначе как штампующую обвинительные экспертизы, именно эта инстанция давала заключение по делу Pussy Riot). Кстати, согласно решению суда Петрозаводска — данное доказательство было признано ненадлежащим. Все остальные экспертизы, а также профильные специалисты свидетельствовали в пользу главы карельского Мемориала — в поведении Юрия Дмитриева нет отклонений.

Несмотря на оправдание по статьям об изготовлении порнографии, суд, тем не менее, признал Дмитриева виновным по статье о хранении оружия. «Про ствол ружья, если говорить, то видимо, отпускать просто так меня нельзя было, ну и прицепились к металлолому. При ближайшем рассмотрении это деталь оружия, но на самом деле это металлолом. Даже полицейская экспертиза признала, что стрелять из него невозможно. Когда лет 20 назад подобрал возле помойки, кинул дома да забыл».

«Такое судебное решение — соломоново, ведь в нашей российской действительности оправдать практически невозможно. Мы рассчитывали на это решение и на сегодня мы им довольны», — заметил адвокат Виктор Ануфриев.

Когда адвокат озвучил журналистам решение суда, находящаяся рядом дочь историка Катерина Клодт со слезами на глазах присела на скамейку в коридоре — «Я не знаю что сказать, я счастлива». Под крики «Ура», «Качайте адвоката на руках», Дмитриев с трудом просочился сквозь толпу пришедших на его процесс. В коридорах его обнимали то родственники, то ученики, то коллеги. Все поздравляли историка с выходом и желали хорошенько выспаться и отдохнуть после такого судебного преследования. «Сегодня же чистый четверг!» воскликнул у дверей здания суда Юрий Дмитриев.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире