История с Михаилом Ходорковским – одно из немногих событий российской жизни, которое касается меня лично. Не в том плане, что знаю или не знаю Михаила Борисовича. Не знаю. По моему убеждению, судебный процесс над ним и Платоном Лебедевым – высшая несправедливость.

За последний год мы стали страной многочисленных митингов, но у этой многочисленности есть одна особенность – митинги карликовые. Не ошибусь, если назову среднюю цифру по стране в 500-600 человек. Возможная причина такой малочисленности – не так уж и плохо мы живем. Я понимаю, что могут быть и другие объяснения.

Но французы или испанцы, которые уж точно живут не хуже, при необходимости могут собрать миллионные демонстрации и митинги. Мы не можем, хотя не так уж и давно собирали.

Потрясен последним словом на суде Ходорковского. Человек. Не менее потрясен комментариями на «Эхе» под последним словом. Быдло.

Причиной всех бед Ходорковского чаще всего называют Владимира Путина. Окончательное подтверждение этому мы получим после 15 декабря, когда начнется оглашение приговора.

Я не очень верю в человеческую солидарность в России (8 тысяч подписей за освобождение Ходорковского). Совсем не верю нынешней оппозиции (не оппозиция, а коммунальная кухня). Любой – системной – несистемной. Но все, все же, все же… Надежда умирает последней. Возможны же все-таки исключения. Пусть подтверждают правило. Не важно. Хотя бы одно исключение. Этим исключением может стать массовая солидарность в поддержку Ходорковского-Лебедева. Пусть не массовая, но хотя бы несколько десятков тысяч людей. Наивно, может быть, но вполне реально.

Сейчас фактически решается судьба двух людей. Буду откровенен, какой бы приговор не вынесли бы Ходорковскому-Лебедеву, на мою жизнь это никак повлияет. Но есть нравственная черта, преступив которую, чувствуешь себя очень погано и никчемно.

Ходорковский и Лебедев и есть та самая нравственная черта. Дело не в них, дело во мне.

Я и десятки других журналистов писали в поддержку Михаила Ходорковского. Толку ноль. Проблема не только в том, что их судьба решается на самом верху. Проблема и в том, что я, а, может быть, и мы просто заблудились в виртуальном мире. Наш протест измеряется несколькими шагами до компьютера. И протестно, и комфортно.

Еще раз про наивность. Мне верится, что если десятки тысяч пользователей Интернета одномоментно поднимут свои задницы из кресел и выйдут на улицу, то произойдет то, что я назвал человеческой солидарностью.

Главное, есть сотни авторитетнейших людей, которые неоднократно высказывались в поддержку Ходорковского — от членов правительства и олигархов до людей самых разных профессий. За словом должен следовать поступок. Эти люди могут своим авторитетом объединить вокруг себя людей. Юрий Шевчук помог собрать на Пушкинской пару тысяч человек, сто Шевчуков соберут сто тысяч.

«Мне, как и любому, не хочется жить в тюрьме, но и не хочется умереть. Но если потребуется, я готов, моя вера стоит жизни».

Я никогда в жизни не писал такие наивные тексты. Но до вынесения приговора более полутора месяцев. Есть возможность подготовить массовое мероприятие в поддержку Ходорковского-Лебедева. Нет ничего невозможного. Требуется самая малость – желание. Вот он и наступил момент истины. Или мне только кажется?


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире