Владимир Рыжков сказал – «Что делать демократической оппозиции в 2011-2012 годах?», Алексей Мельников ответил – «Выборы 2011 и 2012 годов. Ответ Владимиру Рыжкову».

При всей разности словесных эскапад (один про Фому, другой про Ерему) имеется общий знаменатель – безысходность.
Де-факто они признают, что демократической оппозиции на предстоящих выборах (парламента и президента) ничего не светит.

Оба делают «хорошую мину при плохой игре.
Мельников: «Все желающие сотрудничать с «Яблоком» в деле мирного демонтажа в нашей стране авторитарного режима, могут обращаться в избирательный штаб партии».
Рыжков: «У оппозиции остается лишь один вариант действий – заблаговременная и системная дискредитация предстоящих «выборов» в глазах общества».

Мельников со своей волынкой про «Яблоко» предсказуем, сентенции Рыжкова стали разочарованием.
До этого момента он мне казался чуть ли не единственным вменяемым и здравым персонажем в стане оппозиции.

Я почти не сомневаюсь, что сотрудничать в «демонтаже авторитарного режима» и «системной дискредитации предстоящих «выборов» будет все тот же пресловутый 1% избирателей.
Избиратели (граждане) не пойдут за оппозицией. Причина по Станиславскому – «Не верю».

Не верю, что «Яблоко» проигрывает выборы только по причине фальсификации.
Ведь те избиратели, которые голосовали за эту партию 10-15 лет назад, в основной своей массе живы и здоровы. Почему же ушли от партии? Только версия.

Все наши партии, как и государство, вождистского толка – партия Жириновского, партия Зюганова, партия Явлинского.
Притягательны не идеологии, а личности.
На каком-то этапе Явлинский как вождь изжил себя. Его борьба за идеологическую чистоту рядов привела партию к изоляции. И теперь «Яблоко» напоминает старую деву (не дам поцелуя без любви) – невинность есть, а счастья нет.

Новые лидеры партии – личности уже не того масштаба, а замашки те же – не дам поцелуя без любви.
Непривлекательность партии – в непривлекательности ее лидеров. С этим ничего не поделаешь. Так устроен российский обыватель – любит – не любит.

Не верю, что одной из причин невозможности создания новой оппозиционной партии связано с тем, что это «требует огромных усилий и финансовых средств, привлечение которых сегодня маловероятно».
Правда, насчет «огромных усилий», верю. Не любят оппозиционные лидеры рутинной работы – не барское это дело.

Про финансовые средства точно не верю.
Не дело чужие деньги считать, поэтому только замечу, что оппозиционная верхушка вполне бы могла вложить в создание партии собственные средства. Так сказать, «в складчину». За глаза хватило бы и на «правое и на левое дело». Не складываются.

Не верят в успех дела.
Если бы верили, то все свое движимое и недвижимое имущество вложили бы в создание партии. Как в бизнесе. Прежде чем получить, надо сначала отдать. Если сами не верят, почему спонсоры им должны верить? Все закономерно.

Не верю уже обоим, что проблемы оппозиции связаны с тем, что она (оппозиция) не имеет доступа к федеральным СМИ.
Года два-три назад поверил бы, а сегодня нет. 43 миллиона российских обывателей пользуются Интернетом, две трети из этих 43 миллионов делают это ежедневно.
43 миллиона – это сила, с которой невозможно не считаться. Так почему же, эти миллионы обывателей, имея возможность читать Мельникова, Митрохина, Рыжкова, Немцова, не бегут в ряды оппозиции?

За миллионы не отвечу, а за себя скажу – не верю в чистоту помыслов.
«Чистоты помыслов» нет и у власти, поэтому уточню. Не верю, что нынешняя оппозиция будет тем хреном, который слаще редьки.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире