10:36 , 04 мая 2019

Фальшивый блеск «демократических выборов»

Чуть ли не с первых перестроечных лет нам настойчиво внушалось: демократия и, в частности, демократические выборы — это единственный «рай на земле», и только при наличии таких выборов человеку суждено обрести счастье. Поэтому у либеральной, да и у нелиберальной части общества  присутствуют скепсис, сарказм и ирония в отношении наших выборов. Их называют псевдодемократическими с предсказуемым результатом. При этом ссылаются на западные образцы с конкурентными выборами. Теперь ещё модно ссылаться на Украину. Спасибо, конечно, но лучше вы к нам.

В качестве оправдания (объяснения) такого положения дел в России обычно ссылаются на исторический опыт страны. Мол, нет у нас традиций демократии. Но, во-первых, это не совсем так. Во-вторых, как раз наш исторический опыт подсказывает, что демократия как таковая не является «универсальным раем» на земле.

Первые демократические выборы «царя» у нас состоялись в 1613 году и  завершились победой Михаила Федоровича Романова. Все было по-настоящему, как и полагается быть выборам с не совсем предсказуемым результатом. Четырнадцать кандидатов, три из которых иностранцы. Интриги, с подкупом избирателей и другими атрибутами «избирательной кампании». Прямо как на  Украине сегодня.

В дальнейшей российской истории, за исключением дворцовых переворотов в XVIII веке и «перестройки» вкупе с «лихими 90-ми», власть передавалась исключительно по наследству. То есть за пятьсот лет  власть не переходила по наследству где-то три десятилетия. При этом совершенно не принципиально, передавалась ли власть по закону о престолонаследии или по закону о выборах, так как суть оставалась неизменной. Наследник был известен заранее, как бы он ни назывался: царь, генеральный секретарь или президент.

Последние выборы с непредсказуемым результатом случились в 1996 году: Ельцин – Зюганов. Всё происходило по канонам демократических выборов. Любопытная деталь. И Земский собор 1613 годы, и выборы 1996 года стали символом окончания смутного времени. История — штука очень извилистая. Так что смутные времена ещё придут, и будут у нас очередные демократические выборы. Только можно ли ставить знак равенства между демократическими выборами и, в широком смысле, благополучием граждан?

Демократия, конечно, хорошо. Но кто сказал, что это – единственная, оптимальная форма существования общества, граждан, государства? В спорах об этом либералы любят ссылаться на выдающегося английского политика Уинстона Черчилля.

«Демократия является самой плохой формой правления, если не принимать во внимание все остальные», — говорил он. Фраза с подтекстом. Иногда ее  трактуют так: нет ничего в мире лучше демократии. А можно и так посмотреть: для одних государств демократическое правление — супер, а  для других – перманентные и латентные социально-экономические кризисы. Примеров в поддержку и той, и иной точек зрения можно привести великое множество. От Сингапура до Чили, от Китая до Венесуэлы.

Кстати, тот же Черчилль парадоксально заметил: «Лучшим аргументом против демократии является пятиминутный диалог со средним избирателем». Последние выборы на Дальнем Востоке, в Иркутской области в какой-то мере подтверждение этого тезиса. Выбрали, как говорится, жителя «от противного», но не факт, что жить станет менее противно.

Наш антипод Соединенные Штаты называют образцом для подражания в  плане демократии. Но демократические выборы там так же предсказуемы, как и псевдодемократические. Итоги известны заранее.  Но если у нас до  выборов известно имя президента или его наследника, то в Штатах избиратели еще до выборов знают, что при новом президенте будет всё как при старом. При любом варианте на выходе мы имеем стабильность и  преемственность. И не обязательно со знаком плюс.

А без учёта исторических традиций, политических реалий и прочих реалий демократия ради демократии становится абсурдом. Таким примером абсурда стал Брексит в демократической Англии. То, что страна сегодня в  определённом тупике  повинна популистская демократия, которая использовалась политиками для решения исключительно своих проблем. Просчитать все социально-экономические риски, все плюсы и минусы развода с ЕС невозможно  на митингах и демонстрациях. Такие вопросы решаются в  тихих кабинетах и только специалистами. А задача руководителей государства — выбрать наиболее оптимальное решение и взять на себя ответственность за своё решение. Избиратель, гражданин по определению не  несёт ответственности за свой выбор. Гражданин в основном поговорить громко любит.

А самый свежий пример демократии ради демократии — это президентские выборы на Украине, где у избирателя по  большому счету нет никакой ответственности за свой выбор. Такого разгула демократического шоу никогда не наблюдалось на постсоветском пространстве. Украинский избиратель в данный исторический момент хочет одновременно и «хлеба» и «зрелищ». Так бывает только на гладиаторских боях. Каждому своё. Украинский избиратель предпочёл «зрелище». А хлеб, наверное, сам вырастет. Как сорняк.

Не имея подобного зрелища сегодня у себя,  свободолюбивая часть российского общества умиляется украинскими выборами. У тех, кто умиляется, наверняка, с «хлебом» нет проблем.

Это грязные выборы с чёрным пиаром, всё, как мы любим. Но это выборы. И за неделю, кажется, до выборов… за 10 дней мы не знаем, кто победит. Это ВЫБОРЫ. И это самое главное. Что научилась Украина, когда из-под нас выбралась. Она выбирает. И она меняет власть. И она выберет сейчас другую власть… — говорит Виктор Шендерович и добавляет. — Он  (выбор) будет противоречивым. И там будет продолжаться смена, продолжаться налаживание механизмов. Это длинная история. И как грязные выборы превращаются в менее грязные. Потом еще менее грязные. И так далее…

Украина, конечно, суверенная страна. И не наше дело, каким президентом будет Владимир Зеленский. Но шоу закончится, а  предсказуемости как не было, так и не будет. Снова выборы, снова смена президента, снова зрелище без хлеба.

Да, у нас по всей вертикали, за редким исключением, выборы предсказуемые с фальсификациями, административным ресурсом и  дискредитацией оппонентов. В путинской вертикали огромное количество изъянов, которые раздражают общество. Но демократические и  непредсказуемые выборы на нынешнем этапе только увеличит количество изъянов. Лучше уж вороватый чиновник, чем бескорыстный Робеспьер.

Очень любопытны в этом плане наблюдения историка Сергея Волкова:

«Месяца три назад случилось мне в узком кругу делать доклад о  перспективах «режима», кажется, никому особо не понравившийся. Так вот, я  склонен полагать, что, если под «режимом» понимать не личность П. (который может быть и «внезапно смертен»), а очередной вариант-этап того, что имело началом 1917 г., – не только не доживает последние годы, а, напротив, находится в процессе становления.

А «путинская эпоха» только к середине 2000-х начала «обретать себя», избавившись от большинства предшествующих элементов. Так что сложилась она и обнаружила тенденцию к воспроизводству только в последнее десятилетие. И никуда просто так подеваться не может. А значит, и режим будет продолжать существовать, пока со сменой поколения лет через 20 не  сформируется новая, со своими специфическими чертами».

Если поставить на весы социально-экономические достижения российской демократии в конце прошлого века и достижения путинской эпохи, перевес очевиден. Да, при демократии мы получили свободу. Но, по большому счету, ее никто не отнимал. Как я в 1989 году писал, что считал нужным, то и делаю по сей день. Несвобода сидит исключительно внутри нас.

Если демократия на Западе – однополые браки, доносы на соседей, мало мотивированное изъятие детей из семей, то это слишком высокая цена для непредсказуемости выбора.

А вообще-то «времена не выбирают, в них живут и умирают».

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире