yans

Георгий Янс

05 ноября 2017

F

100-летие Октябрьской революции или переворота (кому как больше нравится), безусловно, эпохальный юбилей в истории нашей страны.

Но даже через 100 лет нет какой-либо однозначной оценки этого события. В данном случае я не беру чисто исторический аспект (факты и их трактовка), а имею в виду последствия этой революции. Один из последних опросов ВЦИОМ свидетельствует о неоднозначности оценки октябрьских событий.

«46% респондентов считают, что смена власти произошла в  интересах народа. Однако почти столько же людей не разделяют данную точку зрения, занимая противоположную позицию». В то же время подавляющее большинство опрошенных «считают революцию в нашей стране на современном этапе просто недопустимой».

В преддверии круглой даты модно проводить параллели между 1917 и 2017 годами. Любая историческая параллель некорректна. В этом плане более корректно сравнение с 1993 годом – расстрел Белого дома, результатом которого стал «верхушечный» переворот. Именно ельцинские реформы «перепахали» Россию, что похоже по последствиям с тем, что сделали большевики после своего переворота.

Если и есть сходство между этими вехами, то оно, на мой взгляд заключается, в следующем обстоятельстве. С поправкой на время 2017 год – наследник 1917 года. Главное в этом наследии – наплевательское отношение к  Закону. Если в 1917 году «рулила» революционная целесообразность – бессудные (ревтрибунал, вряд ли можно назвать судом) аресты и казни, экспроприация, массовое выдавливание интеллигенции из страны и т. д., то в наше вегетарианское время мы имеем вроде бы массу законов, ключевые из которых штампуются, исходя из политической и холуйской целесообразности.

Была ли альтернатива октябрьским событиям? Наверное, была. Нет смысла о ней рассуждать, раз альтернативой не воспользовались.

В то же время я не стал бы оценивать 1917 год и его последствия исключительно негативно. По одной простой причине – это часть нашей истории. Та часть, в которой жили наши не столь далёкие предки. Жили по-разному: одни в радости, другие в печали и горе, третьи в непонимании. Но  жили же.  Так и мы сегодня живём. По-разному.

Но есть одна неприглядная сторона революции.  Уничтожение собственного народа. Об этом здорово сказала Людмила Улицкая в романе «Казус Кукоцкого».

Сознательное истребление дворянской отборной части общества в гражданскую войну, высылка интеллектуальной элиты в 22 году, планомерное уничтожение лучших, работящих крестьян в эпоху коллективизации, изымание из  генофондов честных, имеющих смелость высказать собственное мнение во время партийных чисток, учителей и просветителей в лице духовенства; вторая мировая война и ГУЛАГ, истребившие большую часть мужской популяции, дают жестокую картину вырождения нации.

Да, за 100 лет мы, конечно, изменились. Но в варианте «лайт»  по-прежнему «наследники по прямой» 1917 года. Агрессия, нетерпимость, неуважение к чужому мнению – приметы нашего времени. От тяжелых последствий спасает только то, что негатив в человеческих взаимоотношениях носит в основном виртуальный характер.

В этом плане показательна вновь искусно раздутая дискуссия о  выносе тела Ленина из Мавзолея. Коммунисты надувают щёки: «Не дадим покуситься на святое». Некоммунисты: «Мы должны распрощаться с прошлым». Пустой и  никчемный спор. Всё надо выносить вовремя. В том числе и трупы. В 1961 убрали из Мавзолея Сталина. Символично и понятно – сделана (как оказалась, к  сожалению, не самая удачная) попытка десталинизации страны. Если Ленина убрали бы  в начале 90-х, то это было бы своевременно. И могло бы стать одним из значимых символов не только декоммунизации, но и десталинизации. Не случилось. А теперь нет уже никакого смысла. Нехай, лежит. Труп он и в Африке труп. К тому же, как говорят, полезный для науки.

Столетний юбилей революции провоцирует ещё одну параллель. Можно ли ожидать подобных событий сегодня. Честно отвечаю: «Не знаю». Об этом лучше спросить у активистов запрещенной организации «Артподготовка».

Но не дай Бог, чтобы слова из песни оказались пророческими: «Есть у революции начало, нет у революции конца».

Оригинал

Событием последнего времени стал перфоманс Ксении Собчак по  объявлению себя кандидатом в президенты. Если не будет случайностей (а их точно не будет) шоу Ксении Собчак может растянуться почти на пять месяцев.

Решение телеведущей вызвало вал комментариев. Может быть, я  был невнимателен, но в основной массе мне они показались негативными. «Очередной проект Кремля», «удар по оппозиции», «подножка Навальному», «легитимизация победы Путина».

Наверное, все бы инвективы имели бы право на жизнь, если на  полном серьезе верить в то, что у нас есть выборы. Нет, конечно, будут бюллетени с многочисленными кандидатами. Будут избирательные участки, на  которых можно будет опустить эти бюллетени с многочисленными кандидатами в урну. «Мир праху твоему». Еще кандидатский «прах» не успеет развеяться, а Владимир Путин в очередной раз будет «миропомазан» в президенты. Поэтому президентскую кампанию можно рассматривать только под одним углом зрения. Веселые выборы или занудливо-скучные. Участие Ксении Собчак предполагает, что скучно не будет.

Даже если это проект Кремля, то Ксения Собчак сделала правильный выбор, приняв решение об участии в выборах. Прошу прощения за  тавтологию. Ей сделали такое предложение, от которого не отказалось бы и большинство тех, кто клеймит телеведущую позором. Это же круто, получить предложение стать кандидатом в президенты от настоящего и будущего президента. Я бы от такого предложения не отказался. 

Но мне никогда не предложат, как и тем, кто бьет  себя в грудь: «Я никогда не приму предложение президента, потому что у меня принципы и идеалы». Но вся штука в том, что президент сделал предложение Собчак, а не тем, у кого «принципы и идеалы». Все разговоры о Собчак — разговоры завистников и неудачников. Нескольким партнерам по разговорам о Собчак задал простой вопрос: «Если бы Путин предложил вам стать кандидатом, приняли бы вы его предложение?»  Ответ предсказуемый – да. Отказаться от такого предложения очень сложно. Потому что участие в президентском шоу -  это драйв, реклама, узнаваемость и деньги. Наверное, не самые лучшие ценности, к которым человек должен стремиться. К сожалению, других у нас нет. 

Собчак в качестве кандидата в президенты решает свои проблемы – карьера, деньги, слава, самореализация.  Нравится или не нравится, но это исключительно дело ее и ее семьи. Поэтому  политологический бред на тему кандидатства телеведущей переходит все границы. «Она (Собчак) должна была отомстить за своего отца, убрав Путина. Здесь же всё вышло ровно наоборот — она не только не мстит за своего отца, она пошла в услужение его фактическому убийце».

Обсуждать достоинства и недостатки кандидата можно только в  одном случае. Если бы речь шла действительно о выборах президента. Неучастие или участие телеведущей в выборах не убавило бы, и не прибавило бы легитимности президенту Путину.  О нелегитимности можно говорить только в контексте, что у нас в принципе выборы отсутствуют как институт. Редкие исключения, те же московские муниципальные, выборы лишь  подтверждают правило.

Человек так устроен, по крайней мере, наш российский обыватель, что  нуждается в двух вещах – «хлеба и зрелищ». Прослеживается определенная закономерность. Чем меньше хлеба, тем больше человек жаждет зрелищ. Но чтобы обыватель не так остро ощущал отсутствие «хлеба», зрелища должны быть качественными и яркими.

А Ксения Собчак гарантия качественного и ярко-смешного «президентшоу». А выборы всего лишь,  необходимый атрибут шоу.

Я бы обратил внимание и на такую деталь. Все чаще системообразующим фактором ярких и запоминающихся шоу становятся женщины. «Президентшоу» предшествовало «матильдашоу», автором которого стала депутат Наталья Поклонская.  Она та же Собчак, только в профиль.  Надо отдать депутату  должное. Зрелище организовала захватывающее: с угрозами, поджогами, обращениями в самые разные правоохранительные органы. Зрители, затаив дыхание, следили за зрелищем,  уничтожая попкорн  тоннами.  Но «матильдашоу» уже выдыхается.  Важно, чтобы зрелища не прерывались, так как хлеба становится все меньше и меньше. 

Поэтому перчинки зрелищу под названием «президентские выборы» могло бы  добавить участие в нем Натальи Поклонской. Если предположить, что Собчак креатура Кремля, то почему бы  патриарху не благословить Поклонскую на участие в выборах. Не только молитвы с  мироточащим бюстом императора, но и деньги в церковной казне для президентской кампании найдутся. Я не сомневаюсь, что при таком раскладе качество «президентшоу» выросло бы в разы. 

Представляете предвыборные дебаты Собчак – Поклонская ? Высочайший рейтинг гарантирован.   Накал страстей в дебатах будет обеспечен. Никто и не заметит, что Путин в очередной раз не будет участвовать в дебатах. Да и зачем они ему. Если только с Махатма Ганди поговорить.

Хорошо, что выборы президента долгоиграющее зрелище. Чувство голода притупится на пять месяцев. Но и это не предел. Правда, если  президент увлечется разговором с Ганди, то  его место могут занять дамы. Фантастика? Не знаю. Если лошадь можно избрать в  сенат или, как на днях жители грузинского Телави проголосовали за овцу,  то почему Собчак-Поклонская не может стать президентом. Именно так, президентский тандем. Мне могут возразить. Так не  бывает. Президент может быть только один. Это у них только один президент. А мы в постоянном движении по «особому пути». У нас все особое.  Да и народ у нас хоть и терпеливый, но очень смешливый. Почему не избрать женский президентский тандем по приколу? И  последующие пять лет вообще можно жить без «хлеба», когда есть такое «зрелище».



В парадигме закон-целесообразность в истории нашей страны
всегда доминировала последняя. «Классика жанра» — большевики. Закон был подмят
в угоду революционной целесообразности. Террор, бессудные казни – квинтэссенция
революционной целесообразности. В сталинские годы вся та же революционная
целесообразность с видимостью законности.

Правда, сегодня времена достаточно вегетарианские, но  целесообразность продолжает рулить. С одной стороны, избирательность действия законов. С другой стороны, соблюдение видимости закона.

Наши губернаторы тому  нагляднейший пример. Кому нары, а кому «добровольную отставку Те, кто на нарах утверждают, что не виноваты, а  «добровольцы-отставники» успели придумать свои версии увольнения – устал, новая работа, «озеленение кадров». Но… «невыносимо, когда насильно, а  добровольно невыносимей».  Один «доброволец» со своей отставкой прокололся.
Бывший губернатор Красноярского края Виктор Толоконский о  своей «добровольной» отставке узнал из СМИ.  Более того, он осмелился утверждать, что объективных предпосылок для его отставки не было. Лакей, он и в Африке лакей. Видимо, лакею хозяева  настучали по маковке, и  у Толоконского «пришло понимание, что у главы государства свое видение региональной политики», а вместе с пониманием письменное заявление о «добровольной» отставке. Не придерешься. Всё по закону. Так и живем. От революционной целесообразности к лакейской. Губернатора вроде половичка для ног гаранта. На  половичке одиноко стоит «вертикаль». Холуйская.



«Государственная Дума рассмотрит вопрос об обязательном
чтении молитв в начале и конце заседаний рабочих групп, заявила возглавляющая
думский комитет по контролю и регламенту Ольга Савастьянова».

«У нас в регламенте, – пояснила Савастьянова, – такие нормы не прописаны, но не прописаны, потому что таких вопросов никогда не возникало. Но этого, я считаю, быть не должно. Так что здесь есть предмет для раздумий».
Сразу почему-то вспоминается пословица: «Заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибет».
Инициаторы очередного бредового предложения — члены межфракционной группы по защите христианских ценностей.  Сами они уже молятся на своих заседаниях.  Но хочется масштабной молитвы. Ощущение, что слава Поклонской не дает другим депутатам покоя. Поэтому и подкидывают в топку мракобесия очередную партию дров.
До сегодняшнего дня никогда не слышало межфракционной группе по защите христианских ценностей. Оказывается, она существует с 2012 года и  насчитывает порядка 50 человек. Один из ее создателей депутат-коммунист Сергей Гаврилов. Коммунист – защитник христианских ценностей такой же оксюморон как «горячий снег». Да и некоторые другие члены группы те еще защитнички. Пробы ставить негде.
Среди главных задач группы – «экспертная оценка законодательства с точки зрения защиты христианских ценностей, а также совместные паломнические поездки по святым местам России». Но судя по деятельности, члены группы заняты во основном выявлением врагов, как внутренних, так и внешних (сектанты, иностранные агенты, гомосексуалисты). Нормальная такая деятельность, очень выгодная сегодня, так как хорошо капитализируется.
Но члены группы большие гуманисты. Они молятся за «выздоровление» врагов. Но если кто-то посмеет раскалывать общество,  то тогда… «Мы с любовью должны каленым железом орудовать». Фраза про «любовь с каленым железом» принадлежит все тому же депутату-коммунисту Гаврилову. Инквизиция тоже с любовью каленым железом орудовали. Приехали. Депутаты хотят на себя взять функции инквизиторов. Надеюсь, что Госдума еще не достигла той точки, чтобы всерьез рассматривать подобные инициативы. Хотя, кто знает, что может произойти «в стране вечнозеленых помидоров и непуганых идиотов». Могут заставить молиться не только депутатов, но и всю страну. С любовью и каленым железом.



Сегодня гимназию имени Е.М. Примакова в деревне Раздоры
Одинцовского района открывал министр иностранных дел Сергей Лавров.

В первую очередь Лавров выразил губернатору Московской области Андрею Воробьеву  «искреннюю и  глубокую признательность» за то, что тот с самого начала работы над проектом выступил с инициативой присвоения гимназии имени Примакова.

Министр мог и не знать, что вся губернаторская работа над «проектом»  заключалась в безнравственных действиях по  отношению к жителям района.

Я подробно писал, как губернатор фактически украл школу у  жителей Одинцовского района. Здание, построенное за 2 миллиарда бюджетов района и поселений, переданное в некое АНОО.

В одночасье общеобразовательная и доступная школа превратилась в учреждение, куда принимают на платной и конкурсной основе. Все, как всегда. За государственный счет решать свои личные проблемы.

Образовательный комплекс уже частично выполнил свою пиаровскую функцию. Инвестиционная привлекательность деревни Раздоры растет. Сейчас идёт активный процесс продажи земельных участков. Говорят, что здесь покупают землю только очень важные персоны. По престижности Раздоры переплюнут Барвиху с Жуковкой. А что? В 2 км от Москвы, супер-пупер школа уже имеется. А  что ещё надо нашим чиновникам, которые так заботятся о своих детях?

Это было бы нормально и трогательно, если бы мы жили в  нормальной стране, а не в стране «непуганых идиотов и вечнозеленых помидоров». В нормальной стране частную школу строят на частные деньги, а в «отечестве непуганых идиотов» строить за свой счет, когда можно то же самое сделать за  бюджетный счёт, считается «западло».

Безнравственность губернатора заключается еще и в том, что в Одинцово острейший дефицит школьных зданий. Как минимум, не хватает 7-8 школ. Более 40% учащихся занимаются во вторую смену.  А с 1 сентября первоклассники начнут учиться в классах с наполняемостью 35-36 человек. Санитарная норма – 25 человек.

Хочу сразу сказать, что такие школы, как гимназия им. Примакова, безусловно, нужны. Это здорово, что в гимназии «каждый ребенок сможет найти себя» и «будет двигаться по своей индивидуальной траектории». Но  этот «образовательный банкет» не должен идти за счёт жителей района, чьи дети вместо «индивидуальных траекторий» учатся в переполненных классах.

Строительство образовательного учреждения для избранных за государственный счет высшая точка безнравственности власти. «Избранные» — элита, лидеры, а остальные быдло, чьё место в «образовательном хлеву».

 

Пару недель назад новость о том, что в Мурманске детей-инвалидов не  пустил в кафе, вызвала у меня бессильное возмущение. Прочитай я эту новость в России, реакция, возможно, была бы другой. Каждый день наши охранники кого-то не пускают, избивают, досматривают. Будничная бессмысленность бытия.

Но проблема в том, что эту новость прочитал, находясь в Вене. Именно контраст вызвал такую реакцию. В столице Австрии на улицах и площадях, в  метро и музеях беспрепятственно передвигаются сотни людей самых разных возрастов с ограниченными возможностями. И нигде ни одного охранника. Вообще ни одного. Да и полицейский на улицах тоже большая редкость.

У нас единицы смельчаков-инвалидов рискуют выйти на улицу. Зато у нас насчитывается миллион охранников. Миллион. Ладно, владельцы магазинов, ресторанов, офисов держат охрану. В конце концов, они платят свои деньги. Пусть забавляются. Но когда в государственных учреждениях за  счет бюджета гоняют балду десятки тысяч бездельников от здоровых бугаев до дам далеко после бальзаковского возраста, меня берет оторопь.

В каком-нибудь районном центре нет нормальных дорог, нет газа, не  хватает школ и больниц, зато в администрации обязательно есть охранник, а  то и не один, и не два. Мне нет дела до того, как внешне нормальные люди могут годами бездельничать. Я о другом.

Говорят, что наш президент увлекся цифровыми технологиями, которые могли бы стать основой нашего очередного «светлого» будущего. Какие технологии! Какое будущее! Все сведется к тому, что охранников станет не  миллион, а два. Будут охранять цифровые технологии. Вместе с  чиновниками и прочими депутатами. Они те же охранники, только в профиль и  на ступеньку выше в социальной иерархии. Их общее количество — население огромного мегаполиса. Мегаполис запретителей.

Такому количеству дармоедов я вижу только одно объяснение. Стране, которая как на трех китах стоит на запретах, такая «армия» просто необходима. И «армия» будет расти в геометрической прогрессии. Очень привлекательное безделье — запрещать и не пущать с четким разделением труда. Депутаты и чиновники запрещают, охранники не пущают.

Я не хочу касаться ограничений-запретов в такой глобальной сфере, как демократические свободы. Я о более приземленном. О своем личном жизненном пространстве, которое в результате всевозможных запретов и  ограничений становится некомфортным. Книги и фильмы, встречи и прогулки по улицам — все это так или иначе входит в зону прямых или косвенных запретов.

Я понимаю, что не совсем корректно сравнивать благополучную и  небольшую по населению (чуть более 8 млн человек) Австрию с великой в  плане бескрайних территорий Россией. И все же. В малом проявляется большое. Я курильщик со стажем. С пониманием отношусь к антиникотиновой пропаганде. Правильно говорит родное государство: «Курить — здоровью вредить». Но мое здоровье — это мое здоровье. И только мне решать, как им распорядиться, а не государству, которое лезет со своими советами в  форме запретов в мою личную жизнь. Поэтому раздражает, что не могу выпить чашку кофе с сигаретой в кафе на улице, перекурить в аэропорту или в гостинице в специально отведенных помещениях и т.д. и т.п., потому что запрещено. По количеству запретов в отношении я не курильщик, а  враг государства.

В Вене же я мог курить практически на любом открытом пространстве: в  кафе на улице, на открытых территориях музея, в саду, парке, во  внутреннем дворике гостиницы, в специальной кабине в аэропорту. Курят в  Вене много, несмотря на точно такие же устрашающие картинки на пачках сигарет. Мне, уже привыкшему к аскетическим условиям в Москве, иногда такое массовое курение казалось перебором. Но при этом средняя продолжительность жизни в Австрии составляет примерно 81 год (мужчины — 78, женщины — 83), а у нас 72 (мужчины — 67, женщины — 77). А родное министерство здравоохранения вместо того, чтобы заниматься качеством медицины, пыталось ввести запрет на государственную бюджетную поддержку фильмов, в которых действующие лица курят либо демонстрируются табачные изделия. Еще одни охранники. Только от медицины. Охраняют не здоровье, а  имитируют кипучую деятельность. Имитация может существовать исключительно в форме запретов. Если разрешить, придется работать. Это скучно и тяжело. Работать, попросту говоря, разучились, что и  продемонстрировала очередная прямая линия с президентом. По форме вроде  бы общение с народом, а по сути беседа со своими охранниками. Больная девушка раком в Мурманской области, свалка в Балашихе, женщина, потерявшая жилье в Забайкалье, — проблемы, которые лично президент пообещал «разрулить». Но это не торжество закона или здравого смысла, а  разговор со своими охранниками по понятиям. Они всё «поняли». Так и  живем. От одной прямой линии до другой.

В Вене доступный, удобный и относительно дешевый общественный транспорт. При этом на станциях нет вообще никаких контролеров и  охранников. Просто идешь, не встречая никаких препятствий на своем пути. Возможно, они где-то есть. Не видел. Наверное, затаились. Только редкие контролеры в вагонах. В метро за неделю не видел ни одного.

Я не так часто езжу в московском метро, но каждая редкая поездка — дискомфорт. 10–15 минут требуется, чтобы добраться до вагона через многочисленных контролеров и охранников, не считая поста полиции и  рамок, от которых толку как козла молока. Складывается ощущение, что едешь не в метро, а движешься по очередному сильно охраняемому «особому пути».

Охранники и охранители не могут жить без придуманных врагов. Если не  придумаешь угрозу, нечего будет охранять. Поэтому и множатся у нас враги от Тихого до Атлантического океана. В Вене жители врагов не видят. Они относились к нам ровно так же, как они относятся к арабам и японцам, туркам и далее по списку. А про наше величие и «особый путь» они, думаю, даже не знают. По всему городу расставлены информационные справочники-табло. Информацию можно прочитать на немецком, французском, английском, румынском чешском, польском, но только не на русском. Да что там говорить. В отделении российской авиакомпании в венском аэропорту никто не говорит на русском. Когда какой-то дедуля пытался что-то объяснить, то слышал только это: «Дойч, инглиш». О русском духе напоминает только ресторан «Столичный», в котором можно съесть борща да  закусить селедкой под шубой.

Если оставить в стороне эмоции, то в результате недолгого пребывания в  Вене у меня сложилось впечатление, что личный выбор — краеугольный камень тамошней жизни. Но твой не только выбор, но и ответственность за  него. Аксиоматично. Ничего нового. Хочет человек курить, пусть курит. Государство предупредило о вреде для здоровья. Дальше выбор только за  человеком. Курить или нет. Государство при любом выборе не будет чинить препятствий. Все в рамках дозволенного, а следовательно, разумного.

Я не сомневаюсь, что в венском метро в каком-то количестве имеются «зайцы». Ездить «зайцем» тоже выбор. Раз пронесло, два пронесло. Если же  попался, получай по полной программе. Штраф — 90 евро. Я по недоразумению на собственной шкуре почувствовал неотвратимость наказания. В последний день поездки купили с женой билеты на «айзбан», чтобы ехать в аэропорт. Но что-то сделали не так. И первая же наша встреча с контролером грозила обернуться штрафом в 180 евро. Пассажиры дружно встали на нашу защиту. Контролер смилостивился и наказал только  на половину суммы.

У нас же выбора нет, а есть только охрана отсутствия выбора. На  родине нужно было навестить знакомого в больнице. Въезд ограничен автоматическим шлагбаумом, который стерегут два охранника. Охранник подходит к машине, которая стоит передо мной. О чем-то переговорили, и  шлагбаум открылся. Другой охранник спрашивает: «Ты кого пропустил?» — «А черт его знает». Наверное, в этом «черт» и заключается ответ на вопрос, который меня мучил всю неделю. Почему они так живут?

Оригинал

«Прямая линия» с президентом каждый год становится знаковым событием в стране.
И то, что оно становится событием, скорее, печалит, чем радует. Во-первых, что между властью в целом и обществом практически отсутствует обратная связь. И только «добрый царь», если до него достучаться, может помочь. Каждый год находятся счастливчики, которые удачно сыграли в  президентскую лотерею, и им повезло решить свою личную или общую проблему.
Во-вторых, завышенные ожидания от «Прямой линии» свидетельствуют об очень простой и одновременно печальной вещи. Граждане тотально не доверяют местным и региональным чиновникам. Поэтому обращения на  «Прямую линию» становится чуть ли не единственным шансом для решения насущных проблем. Только вопросов пришло под 2 млн. Президента на всех не напасешься. Нас много, а  он один. Шоу продолжается. А главный шоумен не менее успешен, как когда-то были успешны Кашпировский с Чумаком. Те же пассы руками, та же «подзарядка» воды через телевизор. Пиплу шоу нравится. Пипл его хавает. Итак, смотрим, слушаем, читаем. Посмотрели, послушали, почитали.

Выступал, безусловно, умный и умудренный жизнью шоумен. Если просеять через условное сито содержание «Прямой линии», то в остатке будут: макроэкономические цифры о том, что все хорошо, несколько волшебных пассов для решения конкретных проблем и постановочные вопросы с видео, от бездарности которых сводит скулы.

Развитие и благополучие огромной страны зависит фактически от одного человека. Печальный вывод, честно говоря. Но таковы законы шоу. Никуда от этого не денешься.

Спортивный интерес к «Прямой линии» подогревался только в одной плоскости. Сколько волшебных дел успеет сделать главный шоумен страны за время «Прямой линии».

Волшебств было немного, прямо скажем. Но зато очень качественные волшебства. Волшебник-шоумен еще не ушел со сцены, а Следственный комитет уже занялся свалкой в Балашихе, губернатор в Забайкалье ищет квартиру для погорельцев, а  губернатор Ставрополья успел уйти с должности и тут же вернуться на нее. Ловкость рук, и никакого мошенничества.

Владимир Путин не дал чёткого и однозначного ответа, пойдёт ли он на новый президентский срок. Если пойдёт, шоу будет продолжаться. Не пойдёт этот, выберем нового шоумена. Куда же  мы без зрелищ.

Практически все антироссийские действия Украины можно свести к чуть перефразированной присказке: «Назло России уши отморожу». Черный список артистов, фильмов, книг, переименование улиц и городов, запрет российских сайт — все это из серии «отмороженных ушей».

Поэтому с большим скепсисом была встречена новость о том, что прокуратура Украины возбудила дело против Сталина и Берии за депортацию крымских татар.
В российских СМИ тут же назвали украинские действия абсурдными и нереальными. На мой взгляд, украинская прокуратура приняла правильное и справедливое решение, хотя возможно и невыполнимое. Говорю «невыполнимое» с учетом того, что многие вещи в Украине делаются через одно место с «отмороженными ушами». В то же время повторю: решение абсолютно правильное. Если было преступление, то обязательно должен быть и преступник. По — другому не бывает.
Ещё в СССР, а потом и в России депортация была признана преступлением. Об этом четко и однозначно говорится в российском законе «О реабилитации репрессированных народов».
Наверное, и нужно было еще четверть века назад возбуждать уголовные дела против Сталина и «его товарищей по партии» именно в России.

Провести своего рода «Нюрнберг — 2». Если бы такой судебный процесс состоялся
бы, нашлось бы подобающее место в истории Сталину со всеми вытекающими
последствиями. Последствия нюрнбергского процесса мы знаем очень хорошо.
Гитлеровский режим преступен, а Гитлер — преступник, которому нет оправдания.

Такой процесс не состоялся, поэтому имеем то, что имеем. Триаду национальных героев: князь Владимир, царь Иван Грозный и Иосиф Сталин. А  над триадой парит «путиннашевсе».
Если Украине удастся юридически и исторически безупречно и без «отмороженных ушей» оценить Сталина и «его товарищей», то решение украинской прокуратуры можно только приветствовать. В России такого процесса не дождаться, скорее всего, никогда, на котором Сталин — главный подозреваемый.

У Барвихи аура что ли какая-то особая.  Она как магнит притягивает к себе скандалы.  Только недавно «устаканилась» ситуация  с выборами-перевыборами и  отменой выборов, как на подходе новый скандал. Школа в Раздорах или, как пока её ещё называют гимназия им. Примакова.

В 2013 году в некое ООО «Парцель» презентовало проект застройки коттеджного посёлка в Раздорах. Предполагалось построить 450 домов на  этой территории. «Изюминкой» проекта  должен быть этот самый образовательный комплекс, который «Парцель» собирался строить за собственный счёт. Как всегда, вмешался «кризис».  Фирма «дарит» участок под образовательный комплекс району. Администрация принимает подарок. И с апреля 2014 года начинается процесс  по выбиванию денег из барвихинского бюджета и  бюджетов других поселений.

«Финт ушами» прост и понятен. Сначала за счет бюджета поселений построить комплекс. Сделать его привлекательным для богатых людей, а  потом уже начать жилищную застройку. Какой же богатый чувак откажется водить своё чадо в гимназию им. Примакова с билингвальным обучением

В июле 2015 года прошли «общественные обсуждения» по  строительству комплекса. Уровень «общественного обсуждения» выглядел так. Началось обсуждение в 10:00, закончилось в 10:15. Присутствовали шесть представителей администрации и четырнадцать «общественников» — заведующие детскими садами и директора школ. Что такое профанация, думаю, не надо объяснять. Но даже на такой профанации было принято более-менее законное решение.

«…Строительство многофункционального детского образовательного комплекса в сельском поселении Барвихинское, вблизи деревни Раздоры видится целесообразным, в том числе с точки зрения улучшения качества образовательного процесса».

Итак, можно зафиксировать, что школа строится для жителей Барвихи.  Верится с трудом, но  записано именно так. И ещё один очень важный момент. Комплекс был включён в целевую районную программу по образованию в свете исполнения майских указов президентов. Это не  только идеологический, но и важный финансовый документ, то есть деньги даются исключительно под целевое использование – под строительство муниципального комплекса. Нарушение целевого использования средств — преступление.

Цена вопроса 2 млрд бюджетных денег, больше трети (700 млн рублей) «выбили» из бюджета Барвихинского поселения. Два года «выбивали».  Барвихинские депутаты отказывались тратить такие деньги на «чудо-школу». На третий год их дожали, пообещав взамен кое-какие преференции.  Дороговато, конечно. Но что не сделаешь ради детей. Глава района называет будущий комплекс «визитной карточкой Одинцовского района».

Карточка карточкой, но барвихинских депутатов гнетут сомнения. Не кинут ли жителей в очередной раз. Такие деньги из бюджета отдали.  Поэтому в декабре 2016 года специально приглашают руководителей районной администрации, чтобы они публично подтвердили, что образовательный комплекс останется муниципальным.

Руководители администрации на заседание пришли и  подтвердили, «что данное учреждение не может оказаться коммерческим, т.к. строительство происходит на муниципальной земле на бюджетные деньги».

Это заявление успокоило. Тем более, что с нового года началась запись в новую школу, а управление образование объявило конкурс на  замещение должности директора комплекса.

Но в один день ситуация меняется перпендикулярно. День этот 14 марта 2017 года. Губернатор издает распоряжение о создании АНОО «Областная гимназия им. Е. М. Примакова».

««Учредить совместно с Администрацией Одинцовского муниципального района автономную некоммерческую общественную организацию «Областная гимназия им. Е. М. Примакова».

Без согласия района такое невозможно  было бы провернуть. Пошёл ли на очевидное нарушение закона район «с песнями и добровольно» или губернатор рекомендовал засунуть «визитную карточку» района в одно место.  Не знаю. Песен не слышал, а свечку в  известном месте не держал.  Правда, есть очень смешная деталь. Постоянно слышится, что наша бюрократическая машина неповоротлива. Официально заявляю: «Клевета». В этот же день 14 марта управление образование Одинцовского района конкурс на замещение должности директора конкурса. Не исключаю почти фантастического варианта. Конкурс отменили раньше, чем губернатор подписал распоряжение. Всё же фантастика. В  управлении образования экстрасенсов не наблюдал.

В этом же губернаторском постановлении говорится о  необходимости подготовки проекта «о внесении изменений в государственную программу Московской области «Образование Подмосковья» на 2017 -2025 год. Согласно этим изменениям образовательный комплекс вплоть до 2025 года будет получать из области 100 млн рублей в год. Не жирно, конечно. Но есть Одинцовский район, который возьмет на себя, судя по всему, основные расходы. Найдёт даже несмотря на то, что бюджет одинцовского образования в 2018 году сократится почти на миллиард(!) рублей. С 7210 млн до 6330 млн.

Оперативно появляется сайт гимназии и назначается директор комплекса. На сайте удивленные жители района читают, что образование будет платным (предварительная сумма 50 тысяч рублей в месяц), отбор, начиная с  детского сада на конкурсной основе для всех жителей Московской области.

Так практически в течение одного дня у жителей Барвихи украли школу за 2 млрд рублей.

Предварительная квота для жителей района 10%. Повторяю, что комплекс построен на бюджетные средства и будет содержаться муниципалитетом. Сначала украли, а потом дарят 10%. Спасибо, барин-губернатор. Ситуация цинична и бессовестна до предела. С одной стороны, налицо нарушение закона. Нецелевое использование бюджетных денег. С другой стороны, в городе Одинцово катастрофически не хватает школ. Вторая смена – норма жизни.  На 2 млрд можно построить три новых школы. Их  не только не построили, но еще украли школу за эти 2 млрд рублей.

Закон губернатору Андрею Воробьеву не указ. Указ ему, да и остальным губернаторам тоже только президент. Жители тоже это понимают, поэтому написали письмо Владимиру Путину. Официальной реакции пока не было.

Символично, что узаконенное воровство происходит буквально перед резиденцией президента РФ. Может быть поэтому у Барвихи и аура такая. Скандал за скандалом.

Более подробно о ситуации в Барвихе можно прочитать здесь и здесь.


День Победы уже не праздник «со слезами на глазах», а  достаточно успешный коммерческий проект, замешанный на лицемерии, фарисействе, псевдопатриотизме, вранье и холуйстве. Не секрет, что в нашей стране подобные человеческие качества хорошо монетизируются.
Даже такая нестандартная акция как «Бессмертный полк» превращается в официоз со всеми вытекающими последствиями. «Бессмертный полк» как гражданская инициатива изживает себя. Вместо искреннего порыва – принудительная разнарядка с раздачей непонятных портретов.
Это не дань памяти участникам войны, а оскорбление памяти. Слава Богу, что «мёртвые сраму не имут», а в живых солдат войны осталось буквально единицы.  Их осталось настолько  мало, что публично стараются цифры не озвучивать.
В этом плане показательна информация о визите Дмитрия Медведева в Смоленск.
«Сегодня по всей Смоленской области проживают почти 92,5 тысячи ветеранов ВОВ, членов семей погибших инвалидов и участников ВОВ, ветеранов боевых действий, тружеников тыла, ветеранов труда». Сколько среди них ветеранов ВОВ? 10-15 человек. Природу не обманешь. Жизнь человека конечна.
Нам бесконечно и навязчиво внушают, что наши отцы(деды, прапрадеды) отдали свои жизни за будущее детей и внуков. В таком случае логичнее организовать акцию не «Бессмертный полк», а «Детский полк».
Вот колонна родителей чиновников и олигархов с портретами детей: образование в США и Европе, работа в банке или в корпорации на  руководящих должностях. У кого «карьера» не состоялась, ПМЖ в «Лондонах и  Парижах».  Самая массовая колонна – среднестатистические родители. Они трепетно думают о своих детях. Но выше головы не прыгнешь. Места в банках, «Лондонах и Парижах» заняты. Третья колонна – дети— сироты при живых родителях. Не очень представляю, кто понесет их портреты. Портреты детей, погибшие в террактах в «Норд-Осте» и Беслане.  И самая малочисленная(пока) колонна  с портретами детей, которых только за участие (намерение) в оппозиционных митингах таскают в ФСБ и СК, а школьные учителя обещают им кары небесные.
Буквально на днях подростка из Владикавказа вызвали в Центр по борьбе с экстремизмом за комментарий по поводу митинга 12 июня. Он всего лишь написал: «Норм тема. Нужно идти». 
Если бы гипотетический  «Детский полк»  прошел маршем, погибшие и умершие солдаты войны ужаснулись бы: «Неужели за такое будущее детей и внуков мы отдавали свои жизни?»

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире