Вменение незаконных действий по ограничению делового сотрудничества России с Европой, с одной стороны, безусловно, мешает развитию отечественной экономики, а с другой — очень болезненно сказывается на самих странах Евросоюза, совокупные потери которых от этих действий оцениваются в 42 млрд. долларов. Такую цифру озвучил недавно министр иностранных дел Испании Хосе Мануэль Гарсия-Маргальо. Пока политики делают громкие заявления, бизнес подсчитывает убытки. Очевидно, что еще один виток санкций только усугубит ситуацию. Инициатором в данном вопросе, как известно, выступают США, а предпринимаемые ими усилия имеют целью не допустить развития тесного сотрудничества России с Европой. В то же время все это резко бьет по глобальной конкурентоспособности европейской экономики. Как говорил Козьма Прутков, «зри в корень!», и я исхожу из того, что политическое давление, которое оказывается на нашу страну, есть следствие экономических реалий глобального плана.

В глобальной финансовой системе, выстроенной «по-американски», существует практически единственная резервная валюта — доллар, и тот, кто владеет печатным станком, приобретает невероятные преимущества перед всеми другими. Но этот инструмент развития — стимулирование спроса через деэмиссию доллара, с которым мировая экономика просуществовала последние 40 лет, перестает работать. Это действует во всем мире — системный кризис усугубляется и негативно сказывается на экономиках всех стран, в том числе и самых развитых — США, ЕС, Китая. Судя по всему, ближайшие годы будут очень турбулентными, с точки зрения становления новой экономической модели, которая должна прийти на смену тому, что отжило. Об этом говорят многие уважаемые эксперты — как наши, так и зарубежные. На неизбежность подобного развития событий, кстати, указывал и экс-глава МВФ Доминик Стросс-Кан, говоривший, что доллар явно переоценен, и он приветствовал бы возникновение двух-трех других резервных валют. То, что с ним вслед за этим произошло (сексуальный скандал и отставка), показывает, насколько болезненно относятся бенефициары глобализации к подобной перспективе.

В контексте вышесказанного инициативы стран БРИКС — по созданию Нового банка развития и Китая — по созданию Азиатского банка инфраструктурных инвестиций выглядят как вполне своевременные и разумные. Единственный вопрос состоит в том, будут ли эти банки в своих расчетах и ведении баланса также ориентироваться на доллар? Если они хотят взять курс на самостоятельное развитие, то в повестку дня должен быть поставлен вопрос о реальном создании альтернативных резервных валют и изъятии такой монополии у финансово-банковской системы, которая была спроектирована Соединенными Штатами. Очевидно, что альтернативная резервная валюта должна быть надежной и поддержанной развитой экономикой. Реальный претендент на эту роль — китайский юань, возможно — и евро, но при условии выхода европейской валюты из-под долларового давления. Думаю, что при достижении определенной экономической стабилизации этим претендентом может быть и рубль, который сейчас сильно недооценен.

На данном же этапе целесообразно говорить о дедолларизации российской экономики в тех сферах, где уместно. В этой связи позволю себе высказать смелую мысль, имея в виду деятельность ОАО «РЖД». Если наши партнеры — зарубежные компании (в данном случае производители ж/д техники) — локализовывают производство внутри России, почему мы должны осуществлять финансирование этих проектов с использованием евро или доллара? Поскольку инвестиции осуществляются на территории России и получение дохода происходит на территории России, возможно, имеет смысл продвигать идею финансового сотрудничества, деноминированного в рублевом эквиваленте. Мы эту идею высказали на Шанхайском экономическом форуме, обсуждалась она и на железнодорожном бизнес-форуме «Стратегическое партнерство 1520» в Сочи. Могу сказать, что внимание и интерес к таким предложениям сегодня расширяется, и мы готовы стать тут «первыми ласточками».

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире