yakovlev_s

Станислав Яковлев

14 марта 2019

F

Дорогие друзья, коллеги, читатели.

Вы знаете, что я очень редко прошу о помощи, и никогда — для себя.

Вот и сейчас, помощь нужна очень важному для меня человеку.

Про Свету я в паблике говорил до сих пор мало и коротко, поскольку тема очень личная.

Кажется, много лет назад упоминал ее в интервью Олегу Кашину, или в разговоре с  Юрием Сапрыкиным, как человека, который однажды почти заставил меня как-то пробовать складывать буквы в слова. И это действительно так.

Я  был частым гостем у Светы в доме, дружил с родителями и прекрасным котом, а когда скончалась Лидия Ивановна, милейший, чудеснейший человек, классически тип еврейской бабушки — простите за подробности, нес гроб с  ее телом на своих плечах. Мне было семнадцать.

Теперь у Светы есть муж Юра, а у мужа рак позвоночника. Хордома G1 длиной 2,6 см. Пока что операбельная, но тянуть нельзя, очень высокий риск метастаз.

Не  могу не упомянуть, что живут мои друзья на Украине. Света гражданка РФ, Юра из Донецка. До отъезда в больницу снимал кино и клипы с российскими продакшенами [надеюсь, что и дальше будет снимать]. Вообще, эти двое настолько не про политику, что говорить об этом странно. Но приходится.

На данный момент Юра лежит на протоколе [Таксол +
Герцепин + Зомета] в Харьковском военном госпитале [какими-то правдами его определили туда].

Госпиталь выставил счет на 12 500$ [операция на CyberKnife G4, стационар, курс химии и все поддерживающие медикаменты].

Половина суммы есть. Вторую половину очень надо найти.

Если вдруг возможна от вас какая-то помощь — буду, мягко говоря, чрезвычайно благодарен и признателен.

Карта ВТБ РФ: 5492 2300 8138 9576

Да, у Светы с Юрой есть дочь.
Завтра девочке исполнится ровно год и один месяц.

Если требуются какие-то уточнения и подробности — я, разумеется, готов ответить на любые вопросы.

Спасибо.

Оригинал

Какие интересные новости приходят из Самары.

Именно сейчас, когда коммунистам, вроде бы, следует демонстрировать особое единство, последовательность и самодостаточность, агитируя через это разочарованный пенсионной реформой электорат — в Самаре, городе, между прочим, трудовой славы, партия как никогда близка к тому, чтобы позорно п*** все свои политические шансы и возможно даже, что саму себя.

Потому что есть такой политтехнолог Михаил Матвеев. Депутат от КПРФ в местном Заксобрании. Бывший кандидат в губернаторы Самары на выборах 2014 года, на которых он набрал, извините, 3,5%.

Поэтому на нынешних выборах кандидатом в губернаторы от КПРФ является совсем другой человек, Алексей Лескин, глава местного партийного обкома.

И вот, Алексей Лескин баллотируется в губернаторы, вместо провалившего эту политическую задачу Михаила Матвеева. А чем же занимается в это время Михаил Матвеев?

Выступает в качестве организатора городских акций социального протеста!

И в чем же здесь проблема? Один баллотируется, другой на улице бузит, классическая «двойка», пожелаем дорогим товарищам удачи — разве нет?

А вот нет. Сами активисты КПРФ уже открыто говорят, что срач Матвеева с Лескиным реально хоронит партию в регионе: на каждом шагу Матвеев ставит Лескину подножки, при этом за самим Матвеевым не идут ни коммунисты старой закалки, ни молодежь.

Во-первых, Матвеев в своих протестах сознательно спутался с оголтелыми навальнистами, которые за КПРФ голосовать в любом случае не будут, потому что Навальный им выборы запретил.

Во-вторых, очередной раунд своей уличной бузы Матвеев, в компании оголтелых навальнистов, назначил на 8 сентября, в «День тишины».
Мотивация Матвеева понятная.

Либо местный ЦИК наложит санкции на кандидата от КПРФ за агитацию за Лескина в «День тишины», либо, если создать проблемы Лескину не удастся, политтехнолог Матвеев поставит отсутсвие этих проблем себе в заслугу.

Потому что вот какой он крутой и настоящий народный уличный революционер, только благодаря его активности партия на выборах нормальный результат показала, иначе бы не справились, а уж Лескин тем более.

В общем, самарские товарищи очень просили уточнить, что с этим дураком и вредителем в итоге делать?

Может быть, Геннадий Андреевич подскажет?

Почему-то об этом не говорят.

А если и говорят, то очень мало и тихо — настолько, что я не услышал.

Хартумская декларация, я имею ввиду.

В последние дни лета в ЦАР прошли первые за более чем пятилетнюю историю «острой» стадии местного конфликта мирные переговоры всех, скажем так, заинтересованных сторон: официального республиканского правительства, исламистов «Селеки» и христиан «Антибалаки».

Почему в дни? Потому что продолжались они двое суток. Прописью — более сорока восьми часов.

Событие действительно историческое.

Первая и главная заслуга в том, что эти переговоры в принципе состоялись — угадайте, чья?

Совершенно верно. «Спасибо, Россия!»

Прошлой осенью президент ЦАР встречался с Сергеем Лавровым в Сочи.

И вот — результат. Пока ещё промежуточный, разумеется. Но успех все равно колоссальный.

В момент появления в ЦАР медиагруппы Джемаля — Расторгуева — Родченко к переговорам все было уже готово, оставались, как говорится, только столы расставить и кофе заказать.

В этой ситуации было бы совершенным безумием предполагать, что кому-то в Африке могло быть выгодно «заказное убийство» российских журналистов.

Хоть официальным властям, хоть экстремистским группировкам.

Разве что всяким стремным агентам иностранных спецслужб, которым миротворческая миссия России сильно поперёк яиц встала.

Но это тоже сомнительно — иначе сейчас в западных медиа полыхал бы огромный скандал про очередные возмутительные преступления кровавого Кремля.

Однако не полыхает. Западные медиа перебывают, по большей части, в задумчивости и сильном смущении.

И даже оппозиционный телеканал «Дождь» вынужден согласиться с федеральным российским телевидением: заявление бывшего куратора отдела расследований «Открытки» Коняхина что журналистам в ЦАР не нужна была защита, потому что «их бы и так убили» — как минимум, озадачивает.

Нет, в чем-то с Коняхиным можно, наверное, и согласиться: для людей, решивших прокатиться по ЦАР ночью, тем более по исламистским территориям — это 99,99% гибель.

У христиан хотя бы огнестрел не в чести (название их группировки так и переводится: «балака» искаженное «калаш», как в ЦАР называют все, что стреляет)

Но, если Коняхин настаивает, что убийство носило именно заказной характер, тогда пусть подробно обьяснит мотивы заказчика.

Мотив мог быть только один — сорвать переговоры. Если упорно и настойчиво развивать эту версию, можно до совсем страшных вещей додуматься. Так что я бы не советовал.

Потому что в этом случае заказчика следует искать где угодно, но точно не в России и не в Африке.

А вот обыкновенный африканский дорожный бандитизм — это да. Увы, но — да.

Тем более, что «таксист» медиагруппы заранее успел убедиться, что у его пассажиров карманы баксами доверху набиты.

Вот и Кобзон внезапно, но неизбежно пригодился. А сколько было за последний год язвительного юмора и даже недвусмысленных оскорблений в адрес знаменитого певца и заслуженного депутата. Самый главный был подлец и лицемер у прогрессивной общественности. Сторонник изоляционистского политического курса, патриот Донбасса, защитник «закона Димы Яковлева». Обратившийся, вдобавок, лично к Владимиру Путину за специальным пропуском на загнивающий Запад; поскольку российская медицина о здоровье Кобзона адекватно заботиться оказалась почему-то не в состоянии.

То ли людоед, то ли клоун, то ли одновременно — что-то из фильма ужасов, то есть, а не человек.

Теперь бывший клоун из фильма ужасов снова стал «уважаемый Иосиф Давыдович». Сразу как только ознакомился с агрессивной проповедью Навального про людей, похожих на родных и близких генпрокурора Юрия Чайки, и страшно возмутился, и обещал добиться официального расследования по фактуре, собранной ФБК. А самому генпрокурору предложил задуматься об отставке. Навальный и его сторонники отреагировали на инициативу Кобзона очень благосклонно и доброжелательно.

Причина этой великолепной активности, во всей ее цветущей многосложности, вполне естественна и понятна. Выступая с ежегодным Посланием Федеральному Собранию Президент России Владимир Путин уделил особое внимание проблемам защиты предпринимательства.

Оказывается, «следственные органы» которые по фамилиям, должностям и даже ведомственному происхождению напрямую не названы [но все компетентные люди понимают, что речь идет о сотрудниках Следственного Комитета, год назад вернувших себе право возбуждать налоговые дела без санкции ФНС] используют свои широкие полномочия не всегда во благо. А проще говоря, шантажируют и разоряют бизнесменов уголовными делами. При том, что большая часть этих дел либо вовсе не доходит до суда, либо в суде непоправимо и позорно разваливается.

Приструнить разгулявшихся следователей, должна, по замыслу Президента, именно прокуратура. Это очень разумный и хороший, по-моему, замысел. Если учесть, что прокуратура, вообще-то, для того и существует. Просто сейчас прокуроры элементарно опасаются лишний раз противоречить Следственному Комитету. Который, будучи в расцвете своего могущества, на любые попытки себя ограничить реагирует резко и с большой неприязнью.

Но разве для того вчера Навальный предъявил на публику скандальное кино, чтобы сегодня Владимир Путин объяснил, что идея ограничить Следственный Комитет вполне полезная, и даже иногда необходимая, а работать в этом направлении должны те, кому официально положено — то есть прокуроры.

Нет, совсем не для того. А вовсе даже наоборот.

Я тут прочитал вдумчиво либеральный сегмент фейсбука. Буря негодования. Исполняется хором. «Почему Путин не вычеркнул из послания прокуратуру? Как он посмел? Это же оскорбление, плевок в лицо всем людям доброй воли».

В числе людей доброй воли оказался Иосиф Давыдович. Неплохо. И это еще не самый потрясающий случай: на запятнавшего мундир Юрия Чайку яростно ополчилась одна из самых «адских» по выражению Навального журналисток газеты «Известия» Анастасия Кашеварова  — позор лгуну и проходимцу, нет бы манатки мотать и сухари сушить, а он про «заказные дела» оправдывается.

Пожар эмоций журналистки Кашеваровой тоже, в общем, нельзя сказать, что большой сюрприз. Достаточно помнить, что газета «Известия» давно уже воспринимается как вестник Следственного комитета. В частности, одним из постоянных колумнистов уважаемого издания является фактический пресс-секретарь СКРФ Владимир Маркин.

Посыл очевидный. Совершенно недопустимо для прокуроров контролировать неблагопристойных, в смысле взаимодействия с бизнесом, следователей. Поскольку прокуроры сами — первые похабники среди силовиков. На Владимира Путина этот намек впечатления, однако же, не произвел. Редактировать свое Послание в последнюю ночь перед оглашением Президенту оказалось не очень интересно. Ему вообще не очень интересно уступать давлению, особенно настолько грубому, тем более от таких людей.

Ну что же, значит тем хуже для прокуратуры. Если Навальный слишком сомнительная фигура — вот нам тогда несомненный Кобзон.

Я вовсе не собираюсь как-то специально и убедительно оправдывать прокурора Чайку. Фактура про связь с Цапками слабая [«бывшая жена одного из заместителей» — ну что это такое], а по эпизоду про иркутское пароходство даже комментировать нечего — столько лет прошло. Зато история с карьером — действительно печальный сюжет. Особенно в контексте защиты прав и свобод частного и честного предпринимательства. Другое дело, что здесь нет никакого откровения, про скандал вокруг «Мостовского Карьера» писали год назад и «Ведомости», и «Форбз», и многие другие заинтересованные люди [но в тот момент никого из популярных блогеров своими выкладками почему-то не заинтересовали].

Но допустим, что генпрокурор плохой. Совсем плохой. Договорились. Но вот что особенно важно понимать: смысл нынешней кампании не в том, чтобы закопать плохого Чайку. Смысл в том, чтобы плохая прокуратура не имела намерений подкапываться к следственным органам. Право имела — но право она и раньше имела. А намерений, вопреки ключевым тезисам сегодняшнего президентского послания — нет.

Но я позволю себе напомнить, что получается, когда прокуратура, при всех своих внутренних проблемах, избавляется от намерений контролировать качество следственных действий.

Вера Трифонова. Помните такую? Пожилая женщина — и как раз предприниматель — скончалась в СИЗО, хотя прокуратура очень долго боролась со следствием, чтобы отпустить ее под домашний арест. И это только самый скандальный и громкий случай. А  сколько случаев тихих, когда прокуратура, с одной стороны, устала скандалить, а с другой предприниматели оказались живучие ребята, их просто разорили, вот и все. Владимир Путин назвал сегодня примерную цифру. Достаточно страшная цифра, если задуматься о том, что каждая в ней единица — это конкретная человеческая судьба.

То есть у нас тут налицо работа на разделение властей, и относительная, но однозначная либерализация. По крайней мере, заявка на либерализацию. И что мы слышим в ответ от профессиональных либерализаторов? Ой, давайте лучше запретим все эти поползновения категорически и насовсем, потому что – слышали, что Навальный про Генпрокурора рассказал? У сына прокурорского гостиничный бизнес в Греции, вот как. Даже Кобзона проняло.

Удивительное все-таки люди. Российское гражданское общество, имеется в виду. Особенно, если учесть, что плодами предыдущего этапа либерализации активно и сполна воспользовался сам Навальный. Из кировской тюрьмы его вытаскивали, если кто забыл, именно прокуроры. Ну что же, долг платежом красен. Ни одно доброе дело не должно оставаться безнаказанным.

Будто в знак добрых намерений и полного взаимопонимания, в один день с выпуском фильма ФБК про поганую прокуратуру, Следственный комитет арестовал очередного обвиняемого по Болотному делу. Кобзон и бровью не повел. Да вообще никто не повел.

Бывают окаянные дни, когда ничтожный человек забывает о Страхе Божьем и прельстившийся суетным тщеславием, бормочет всякие стыдные глупости: «Бытие, бытие. А что, собственно, бытие? Скучная, пыльная помойка. Я здесь все уже увидел. Ничем меня не удивишь. Завершено мое познание мира».

Действительно, бывают такие дни. У всех бывают. Даже у меня время от времени.

И тогда Господь, благой и милосердный, терпеливо снисходит до заблудшего балбеса, отверзая ему помутневшие очи на доселе невиданные, но несомненно существующие явления в доказательство неисчерпаемости и безграничности Замысла.

Сразу же становится очень стыдно. Раскаиваюсь слезно и деятельно. Говорю, что все понял, огромное спасибо, я ведь просто спросил. Зачем Вы так со мной, предупреждать же надо.

А вот за грехи, миленький. За грехи и лень духовную. За что же еще тебе в жизни очередной гражданский активист. Тем более, прогрессивный блогер. Но, в самом деле, доселе невиданный. Очень впечатляет, прямо за душу берет. От нового знания — новые скорби, разве тебя не предупреждали?

* * *

Разговор про Руслана Левиева. Подробности в новостях, но если коротко, то Левиев владелец блога про суровую жизнь и благородную миссию российских военных в Сирии.

И заодно организатор «Conflict Intelligence Team». Формально именно эта группа является производителем всего оригинального контента в блоге Левиева. Характер контента и манера его подачи выглядят примерно так:

«Очень интересные солдаты. И вот еще посмотрите, какая база у них отличная. С индексом и адресом. Теперь они с этой базы поехали знаете куда? Высылаю координаты. Сейчас еще расскажу, на каком танке, и что там у них за оружие. А хотите, могу по фамилиям их назвать?»

И он называет. Такой человек.

Первая проблема Руслана Левиева, на мой взгляд, в том, что он феноменально, ослепительно неумен. Так что может быть и хорошо, что не патриот. Это субъективная оценка. Но разумеется, я готов ее объяснить.

Во-первых, Руслан Левиев очевидно настроен прославить себя в статусе «Русский Bellingcat». Но Эллиот Хиггинс, глава настоящего «Bellingcat». хладнокровный британский джентльмен с внешностью плюшевой акулы, ведет свою игру несколько иначе.

Хиггинс был финансовый аналитик и немного геймер, но потом вдруг лишился работы, и задумался, как же дальше жить. Чтобы лучше думалось, открыл анонимный блог про войну Сирии. В первом же полугодии, мотивированный полемическим задором, совершил несколько сенсационных открытий. И вдруг как бросились к нему со всеми сторон рукопожимать, аж ладонь распухла. Потому что Хиггинс умел пользоваться геотегами, электронными картами и поиском по социальным сетям, а вокруг все были дураки и не умели. Теперь к Хиггинсу генералы НАТО на прием записываются, тоже хотят геотегам учиться, капустные головы. Выгнать бы их всех взашей за неактуальность, но как выгонишь, они же не виноваты что такими родились, надо помогать людям. Все это довольно неожиданно, но очень мило, ведь до начала Арабской весны Хиггинс, по собственному признанию, если даже и понимал, с какой стороны у автомата приклад расположен, то очень неуверенно и в основном благодаря компьютерным играм.

Хороший парень этот Хиггинс. А главное, неглупый. Спрашивают его — а зачем вы этим занимаетесь? Да как вам сказать. Хобби, просто хобби. Я же англичанин, у нас принято иметь хобби.

[После Украины хобби стало работой, но Хиггинс постоянно подчеркивает, что это его сугубо личное несчастье, потому что он хозяин офиса, а все прочие сотрудники работают исключительно как волонтеры]

Спрашивают его снова — скажите, но почему же ваши разоблачения направлены в основном против российской стороны? А это посто так исторически сложилось, что именно в российском генштабе самые загадочные люди. А мы тут все большие любители интересных головоломок.

Минуточку, неужели вы всерьез делаете нам грязные намеки, будто «Bellingcat», хотя бы теоретически, лицо заинтересованное? Вот же шаромыжница сиволапая, а мы-то тебя пудингом угощали. Еще раз повторяем, по буквам. Хобби. Загадки. Вот и все, что нашим лицам интересно. В остальном — как, впрочем, и в предыдущем — мы полностью объективные, беспристрастные, независимые, немного блогеры и чуточку геймеры. И вдобавок, кроме босса, волонтеры.

Красота же. Made in England, понимать надо. А теперь сравним с ответственным производителем. Берем манифест Левиева. Видим ясно прописанную цель: остановить российскую власть. Которая несет народам мира слишком много горя и крови. Саму войну остановить, к сожалению, вряд ли получится. Давайте хотя бы российскую власть остановим.

Салютую вашим благородным намерениям. Единственное, что смущает, на каком из множества вероятных путей вы рассчитываете ее остановить. Сугубо территориально. Идеально, если на встрече Владимира Путина и Франсуа Олланда. Вы только представьте, выходит такой президент Олланд, навстречу ему президент Путин, уже совсем готовы рукопожиматься, десять секунд до непоправимого. И вдруг откуда-то из протокольных декораций Руслан Левиев как прыгнет. Олланду на плечи вскочил, трясет его, оттаскивает, орет в ухо: «Опомнись, безумец!». А какой-нибудь коллега Левиева колобком свернувшийся, в этот момент Путину в ноги кидается. Именем Бодлера, проход закрыт, да здравствует Республика.

Вот так, даже в самых, казалось бы, безнадежных ситуациях, всегда есть шанс остановить российскую власть. Нужно только очень захотеть. А если на саммите G20 собираетесь обустроить для власти остановку, так это еще удобнее. Там столько потрясающих возможностей, и совершенно логично: Олланд один, а этих деятелей два десятка. Обращайтесь если что, готов подробно проконсультировать. Но заранее предупреждаю: не рассчитывайте на сочувствие собравшихся. У них свои интересы, вашим противоположные. Они хотят, чтобы российская власть двигалась уверенно и быстро. Свиньи, что еще сказать. Буржуазия недобитая. Взять бы их всех, да научить диалектике. И непременно расстрелять, потому что зачем нам столько диалектиков.

В общем, останавливать российскую власть лично и непосредственно, особенно когда она идет на встречу с лидерами западного мира, это дело конечно рыцарственное. Но есть определенные риски. В частности, в следующий раз вместо печенек нас могут запросто накормить х… А это, по-моему, унизительно. Такая вот неоднозначная перспектива, дорогие братья-карбонарии, есть о чем призадуматься.

Нет, может быть я вас неправильно понял, насчет личного и непосредственного участия. А настоящая ваша стратегия совсем другая. Вот, допустим, сайт. Стоп, теперь я не понимаю вас уже совсем по-настоящему. Руслан Левиев рассчитывает остановить российскую власть своим сайтом. Интересная затея. Разумно предположить, что главным тормозом российской власти в этом случае окажутся люди, для которых сайт и весь его контент существуют и умножаются.

А для кого он существует. Кому предназначены эти данные? Кто именно и каким образом должен эти данные использовать, чтобы остановить российскую власть? Нет, конечно же не террористы, даже и мыслях не было. Террористов решительно вычеркиваем. Но вопрос остается. И к нему еще один добавляю, извините: а почему мы вычеркиваем террористов? Они не смогут воспользоваться этими данными? Что же им помешает, вы наверное их строго отругаете и оставите без сладкого. Или у вас на сайте особый файерволл, что если зайдет террорист, то вместо ваших материалов он гарантированно увидит большую банку свиной тушенки размноженную в манере Энди Уорхолла. Все это очень серьезные меры защиты. Но боюсь, недостаточные. Поэтому с тяжелым сердцем и непослушной рукой, придется все-таки вписать террористов обратно.

Особенно если не забывать, что для работы по этим данным террористам даже не обязательно приезжать из Сирии. В России свой ИГИЛ, который называется Имарат Кавказ. Это не фигура речи, северокавказские боевики присягнули халифу Ибрагиму, и значительно раньше, чем Россия объявила, о начале спецоперации в Сирии.

Следующий раздел манифеста Левиева. «Почему мы вам нужны». Да, вот это очень интересно.

Аргумент первый: «Мы собираем самую лучшую и объективную информацию, поэтому с нами очень дружат BBC, CNN, Аль-Джазира и тому подобное».

Я совсем запутался, вы собираете самую лучшую и объективную информацию, или ваша цель — остановить российскую власть? Если вы собираете самую лучшую и объективную информацию только когда она соответствует вашим целям, то напрасно вы так уверенно хвастаетесь по поводу своих контактов. Востребованность у иностранных журналистов в этих обстоятельствах не красит ни вас, ни журналистов.

Аргумент второй: «Мы такие известные и хорошие, что у нас уже появились контакты в Сирии, и вдобавок среди военнослужащих, и их родственников. Но мы не умножаем зло для солдат. Мы хотим остановить российскую власть».

Вот это хорошо, это откровенно. Но странная получается история. В Сирии обнаружены российские военнослужащие, которые хотят остановить российскую власть? Как же они в таком случае оказались в Сирии? Или военнослужащие в Сирии самые обычные, просто вы им про свои цели забыли рассказать? Тогда причем тут ваша известность. Скорее уж наоборот, вы способны втираться в доверие к бойцам именно потому, что кудри ваши еще не вполне примелькались. Помимо этого, где гарантия, что на руках у ваших сирийских друзей не кажется база контактов ваших российских друзей? Вместе, как вы сами уже рассказали, с их родственниками? Еще более интересно, согласны ли ваши сирийские друзья, что остановить российскую власть необходимо без умножения зла для солдат, или в их логике это взаимоисключающие параграфы. И если противоречие все-таки имеется, то как же вы его решаете.

На самом деле это отдельная большая тема — положительный смысл вашей активности. Про зло более-менее понятно. К сожалению, над вопросами добра до сих пор довлеет тьма, извините за выражение, египетская. Вы же причиняете добро? Наверняка причиняете, особенно российским солдатам. А в манифесте об этом ни слова, хотя казалось бы, должно быть центральной темой.

И отдельным пунктом, почему встретив ваше добро на дороге российская власть обязательно споткнется, упадет и больше не поднимется. Этот момент пока что совсем неочевидный. Самое большое вызывает смущение. Не надо адресов, паролей, явок, но хотя бы концепцию, в общих чертах. Только не надо про международное мнение всех людей доброй воли. Вот уж умоляю. Это мнение чем дальше, тем больше не вашу пользу.

Третий аргумент, он же финальный: «Если вы пришлете нам денег, мы на этот капитал выучим арабский язык. А когда Путин куда-нибудь уйдет, будем шикарными международниками».

Вау, деньги. Здесь, кажется, заговорили про какие-то деньги. Моя любимая тема. Обожаю просто. Все, что было до сих пор, пусть считается разминкой. Начинаем настоящий разговор. Почему Руслан Левиев ослепительно неумен. Следите за последовательностью действий.

Первое. Соорудить откровенно безумный проект. Иррациональность, логическая необъяснимость которого особенно проявляется в его собственном манифесте. Единственное, что несомненно — его про-исламистский характер, поскольку других плохих парней, кроме российской власти, в проекте просто нет.

Второе. Приколотить у входа кассовую будку.

Третье. Выбрать для этого самое подходящее время. Во Франции террористическая атака и национальный траур. В России крушение самолета «Когалымавия» признано терактом. Владимир Путин призывает к международному объединению против терроризма.

И, наконец,самое замечательное. Сагитировать Навального, Албурова и прочих важных членов команды вписаться в эту содомию хором, публично, как в родную. Просто Левиев, так уж получилось, и сам известный деятель этой команда. Почему бы двум благородным донам не сделать друг другу немного приятного. И он сделали. Весь твиттер ссылками забит. «Давайте поможем ИГИЛ остановить тирана Путина». Сдавайте деньги в кассу, Навальный разрешил.

Вы хоть понимаете теперь, что вы натворили?

А теперь почему Руслан Левиев неумен феноменально. Он же ведь вовсе не от Сирии начинал свое беспринципное иллюстрированное правдоискательство. Все началось гораздо раньше, с войны в/на Украине. Но в ситуации на Донбассе его деятельность еще могла иметь какой-то смысл. Левиев старался обнаружить на Донбассе российские войска, в ситуации, когда их там официально не было. Не важно, насколько прошлая деятельность Левиева кажется вам сейчас прекрасной или отвратительной. Мы в данном случае говорим только про смысл, сам факт возможного его наличия.

Но во-первых, на Донбассе противник был другой. Каратели хунты, конечно, очень плохие люди, но московское метро взрывали вовсе не украинцы.

Во-вторых, разоблачение гибридной войны действительно можно объяснить заботой о российских солдатах. Ведь если их там официально нет, значит им никто ничего не должен. А это все-таки нехорошо.

В-третьих, чего скрывать, большая часть российского населения смысла этой войны не очень понимала. Не может средний российский обыватель всерьез считать врагом украинца. Так что все известные разоблачители не вполне опознавались как коллаборанты. Более того, иногда они вовсе выглядели как безумцы или сознательные дезинформаторы в штатском, одна Елена Васильева чего стоит.

И в-четвертых, все эти разоблачения можно было с известной осторожностью, но все-таки использовать в пропаганде: «Вот почему у нас забрали сыр, вот из-за кого страна погружается в кризис».

Сейчас война на Донбассе официально завершена. Насколько официальное в данном случае равняется достоверному, время покажет. Пока что условно равняется. И что же теперь делать Руслану Левиеву, которому страшно понравилось быть русским «Bellingcat»? Переживать крушение мечты? Да ни в коем случае. Бессердечные вы люди. Если дело любимое, зачем же его бросать. Любовь, она не просто так, любовью заниматься нужно.

Но если сила прилива любовных энергий определяется интенсивностью разоблачения российских военнослужащих. Где бы их теперь разоблачить. Вопрос риторический.

Здравствуй, сладостная Сирия.

Сирийский конфликт, противник в котором — террористы ИГИЛ, а в существование «умеренной» вооруженной оппозиции верит более-менее никто и совершенно справедливо.

Сирийский конфликт, где российская армия присутствует совершенно официально, и правовой статус военных вполне однозначен.

Сирийский конфликт, в связи с которым наметилась позитивная, как мне кажется, корректировка российского государственного курса, так что в обозримом будущем самоизоляция нам вроде бы не грозит, зато нас снова рады видеть в Европе. В том числе и как защитников.

И вот на этот арабский фундамент, который похож только если наоброт на донецкий , Руслан Левиев взгромоздил свой «Русский Беллингкэт» как будто так и надо. А то получается, английскому «Bellingcat» российскую армию можно на любой войне разоблачать, а чем русские хуже?

Я объяснил немного выше суть различий, но добавлю к ним еще одно. Вы не подданный Ее Величества, и место жительства у вас не город Лондон.

Англичанин на своей земле удаленно и меланхолично препарирует чужую армию.

Ваша ситуация почти что зеркально противоположная.

Англичанин определяет это как хобби и полностью отрицает политический интерес.

Ваш интерес обострен почти до революционного, и каждый шаг есть антиправительственное выступление.

Для англичанина сирийский вопрос из области аналитики с геополитикой. Он работает на своих, но свои равноудалены от всех сторон конфликта. Старушка Европа — отличная подушка безопасности. Беженцы или террористы или чорт в ступе, первый удар примет на себя Континент. И второй удар, и третий. А на Острове жить хорошо. Можно иметь хобби. Или требовать отставки Ассада. Столько интересных развлечений можно выдумать, и даже нужно — в ситуации, когда счет предъявят не тебе.

Но Россия далеко не остров. Здесь такое развлечение называется «поддержка терроризма». Не по идеологии, не по пропаганде, не по стереотипу, а по логике. Простой человеческой логике. Английский «Bellingcat» пересаженный на русскую почву не остается таким же «Бэллингом», только русским. Он превращается в «Белый ИГИЛ».

Ладно, пора закруглятся. Закончим на торжественной ноте. По поводу сайта, где идет сбор средств, в блоге у Левиева есть пояснительная записка. Согласно которой сумма собранных средств отражает успех кампании. Поддержали 48 человек. За 3 дня. Требуется 2 880 000. Собрано 56 899. Завершено: 1%. Да, это успех. Аллах свидетель.

Напоминаю, что Левиев загрузил своим фандрайзингом и лично Навального, и всю его команду. Всем этим прекрасным людям теперь еще долго, я уверен, будут зеленые повязки дарить. С другой стороны, хоть какое-то утешение.

26 июля 2014

Пакт перемирия

«Он был бы полезнее Кремлю, если бы был на свободе, но для Кремля весомее желание отомстить Удальцову за то, что два с половиной года назад люди выходили на площадь в том числе и за ним, а система ценностей у российского государства такая, что оно скорее простит Порошенко ту операцию, которую в России называли карательной, но никогда не простит Удальцову Болотной площади».

Сообщает Олег Кашин, журналист, про Сергея Удальцова.

Общеизвестно, с какой нежностью я отношусь к Олегу Кашину, только все это х***я на постном масле.

Понятно, что за Болотную должен был кто-то ответить. Ритуальной жертвой на торжественный пакт об очередном перемирии между Кремлем и прогрессивной [по матушке «рублевская»] общественностью оказался Сергей Удальцов. По обоюдному согласию. Согласие есть продукт при полном непротивлении сторон.

Для тех исчезающе немногочисленных в прогрессивной среде граждан, которые еще не успели додушить в себе так, чтобы окончательно, смрадную химеру совести, есть проверенная терапевтическая формулировка: «Зато мы спасли Навального». Принимать три раза в день, внутривенно, после еды и до у****ки. Пока от восторга глаза на лоб не полезут.

Соответственно, прогрессивная общественность результатами такого компромиссного решения мало того, что не опечалена, но даже не считает нужным скрывать свое удовольствие. Во-первых, выщелкнула «паршивую овцу» из опереточного своего лагеря, во-вторых, приобрела мученический лик очередного узника режима для капитализации на различных фуршетных мероприятиях, в-третьих, сам характер сделки оставляет возможность для интерпретаций с представлением оппонента как ущемленной стороны. Выдали кремлевским самого кремлевского — двойная выгода. Еще одна маленькая, но очень важная победа над Кремлем. Пусть даже и таким не самым очевидным образом. Если так уж получилось, что другого образа нонеча не завезли.

Действительно, при текущем внешнеполитическом курсе такие люди, как Сергей Удальцов, интереснее Кремлю, когда они на свободе.

Другой вопрос, что в Кремле все-таки не дураки сидят и свой интерес соблюдают достаточно строго. Сергей Удальцов, в государственном дискурсе — подробный и очень убедительный пример для тех самых мальчиков и девочек, которые сейчас собирают гуманитарную помощь на Донбасс, как оно получается, когда люди отчетливо нерублевского происхождения, из соображений ложно понятой целесообразности, решаются на публичные политические действия в союзе с классовым врагом.

Дерзайте, орлята, дерзайте. Впереди нас всех ожидает еще великое множество замирительных пактов. И каждому необходим свой искупитель.

Какой-нибудь наивный активист-первогодок, наверное, спросит меня: а что же, неужели все эти пакты нам даны как историческая неизбежность? А если однажды вдруг все-таки война, и чтобы прямо до победного конца? Вернуть наконец-то страну ее законным хозяевам?

Отвечаю. Дорогой мой. Ты когда-нибудь бывал на Рублевке? В местах заповедных и милых для каждого русского сердца? Барвиха Лакшери и прочее? Выпадет случай — сходи, прогуляйся, наберись впечатлений.

ОНИ И ЕСТЬ ХОЗЯЕВА СТРАНЫ. Причем давно уже. Ты, миленький, слово «Россия» еще не выговаривал, когда они ею вовсю распоряжались. И продолжают до сих пор.

А чего же они в таком случае с кремлевскими поделить не могут, если оба-два хозяева? А так оно всегда бывает, когда хозяев больше, чем один. Не обращай внимания, спор хозяйствующих субъектов. Любого, кто в эту свару попробует залезть даже на правах миноритария — порвут совершенно согласованно, в две глотки. А уж на правах полноправного собственника, к чему, например, располагает русский национализм, который заклятый враг номер один, до ненависти, до белых глаз, до пенных припадков, что для тех, что для этих — в общем, лучше заранее гроб заготовь, пригодится.

Не влезай, дурак. Убьет.

Если хочется жить, но и влезть тоже хочется, растущий организм требует активности, то свою сторону в этом конфликте определить очень просто. По уровню собственной социальной близости к политическому классу «рублевская аристократия». Если уровень этот трагически смехотворный, значит твоя сторона — Кремль, без вариантов.

За человека обе стороны тебя не считают абсолютно одинаково, тут не обольщайся. Но для первых, которые «кремлевские», ты, по крайней мере, ресурс. Ресурс такая штука, что можно в дело его пустить, а можно и в расход, но необходимо поддерживать условия, в которых он, как минимум, мог бы самовоспроизводиться. Этот самый ресурс. Который ты. Который для первых. Которые не вторые.

А вот для вторых ты — проблемный актив.

Знаешь, деточка, что такое проблемный актив? По глазам вижу, что догадываешься. Да-да, все правильно. Проблемный актив, это когда ты в клетке сидишь, а журналист Олег Кашин про тебя колонку пишет, какие у тебя теперь в связи с этим обязанности.

Да уж известно, какие. Очень простые, конечно.

СИМВОЛИЗИРОВАТЬ.

Никогда еще журналист Олег Кашин не был так пугающе близок к правде.

Оригинал


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире