Недавно Путин предложил говорить о проблемах Байкала «без визга».
К сожалению, без визга о российских водных проблемах говорить может только очень безразличный.

22 марта – Всемирный день воды.
Россия обладает самыми большими в мире запасами пресных вод, в одном Байкале – более 20% пресной воды мира. И как и с другими природными ресурсами, их богатство для страны превратилось в проклятье.
Даже по заниженным официальным данным, в среднем в России 30% водопроводной воды не соответствуют санитарно-гигиеническим требованиям (в некоторых городах большая часть воды из под крана опасна для здоровья) и 60% водопроводов требуют замены.

Принимаемый в эти дни закон о радиоактивных отходах легализует опасную закачку этих отходов в подземные водоносные горизонты.
Весенний паводок этого года грозит разрушить больше, чем в прошлом году обветшавших гидротехнических сооружений (таких в стране – многие тысячи).

Ради быстрой и скорой прибыли правительство попустительствует планам подъема уровня воды в Чебоксарском и Нижнекамском водохранилищах, строительству Эвенкийской ГЭС (грозящей самому существованию эвенков как народа), и даже время от времени обсуждает планы спуска озера Байкал (как посчитал в свое время О. Митволь, в маловодный год один сантиметр уровня Байкала = около 200 млн. долларов в кармане Дерипаски).

С угрожающей частотой в России рвутся наспех сооруженные (в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке) или беспредельно изношенные (в Западной Сибири и Европейской части страны) нефтепроводы, загрязняя водоемы.
Фильтры Петрика, освященные именами Грызлова и Шойгу, шагая по стране, грозят здоровью россиян. Даже бутилированная вода, в условиях ослабления санитарно-эпидемиологического контроля, становится опасной (выборочные проверки говорят, что до 30% продаваемой в бутылках воды – поддельные).

В 2009 г. в России принята государственная Водная стратегия, призванная обеспечить и устойчивое водопользование, и охрану водных объектов.
Выполнить эти благородные задачи не удастся при той общей политике деэкологизации, коррупции и отстранения граждан от контроля за чиновниками. О какой «реализации конкурентных преимуществ Российской Федерации в водоресурсной сфере», декларируемой Водной стратегией, может идти речь, когда Правительство разрешает сброс загрязненных вод от Байкальского целлюлозно-бумажного комбината?

О Байкале чуть подробнее.
15 марта Путин в своем знаменитом выступлении в Географическом обществе сделал настоящее географическое открытие – он «повернул» Ангару в Байкал, включив иркутские сбросы в перечень тех, которые, по его мнению, поступают в Священное озеро. Оговорился, наверное.
Но он не оговорился, когда еще раньше он утверждал, что загрязнение Байкала не увеличилось за последние 40 лет – именно так ему сказали ученые, и он сам видел чистую воду у дна озера через иллюминаторы «Мира».

40 лет назад проф. Веселов, зав. Кафедры гидробиологии из Петрозаводского университета подписал документ о том, что сбросы БЦБК не повлияют на Байкал, и вошел в список российских геростратов.
Интересно, какие же современные геростраты напели Путину о неизменной чистоте Байкала? Заглянули бы хотя в Государственный доклад об охране озера Байкал…

О какой «защите от негативного воздействия» водоемов, «сбалансированном социально-экономическом развитии страны», «реализации конституционных прав граждан на благоприятную окружающую среду» (это все – из Водной стратегии) можно говорить перед лицом повсеместного попустительства органов власти массовым нарушениям водного законодательства, режима водоохранных зон, незаконной застройке и перекрыванию свободного доступа граждан к водоемам?

Среди вельможных захватчиков берегов – Путин, Фурсенко, Якунин (пайщики дачного кооператива «Озеро», еще в 1994 году отгородившим километр берега озера Комсомольского в Ленобласти, об этом – как примере вопиющего нарушения закона высшими российскими чиновниками, – писала даже «Уолт Стрит Джорнал»).

Сооружения дворцового типа появились на берегах Байкала.
А как прилично назвать законодательный беспредел со строительством новых резиденций для Президента – на Утрише (Черное море) и полуострове Гамова в Приморском крае?

Мало сомнений в том, что в условиях тотальной коррупции и отсутствия гражданского контроля, большая часть выделенных более 600 миллиардов рублей на реализацию Водной стратегии пойдет не на решение водохозяйственных проблем и охрану вод России, а осядет в карманах «нужных» людей.

Перечитал и вспомнил, что не упомянул о постыдном Водном кодексе (2007) сократившем водоохранные зоны в два раза, не упомянул бед Онеги и Ладоги, Волги и Амура, Енисея и Оби.
И вспомнил, что пора сменить фильтр в домашнем кувшине для очистки воды.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире