Завтра в Израиле выборы. Третьи за одиннадцать месяцев. Единственная демократия на Ближнем Востоке фактически больше года пребывает в состоянии предвыборной и послевыборной горячки, и не факт, что выйдет из него послезавтра.

Это вызывает откровенное злорадство и насмешки многочисленных и, в основном, неблагожелательных соседей, раздражение самих израильтян, для которых происходящее тоже в диковинку – случай беспрецедентный в истории страны. Но гримасы демократии могут принимать и такую форму. Издержки действующей государственной системы.

Израиль – парламентская демократия, построенная по британскому образцу. Голосование проходит исключительно по партийному принципу, а правительство формируется большинством Кнессета, в котором всего 120 депутатов. Ни одна партия не в состоянии обеспечить такое большинство самостоятельно (по крайней мере, в истории страны этого не случалось ни разу) и вынуждена формировать коалицию в союзе с другими – близкими по идеологическим позициям и не самыми близкими, но приемлемыми по тактическим соображениям.

Так вот, после выборов и в апреле прошлого года, и в сентябре ни одной из крупнейших политических сил – партии «Ликуд» во главе с Биньямином Нетаниягу, возглавляющем страну почти 14 лет, из них почти 11 лет непрерывно, и блока «Кахоль-лаван», возглавляемого бывшим начальником Генштаба генерал-лейтенантом Бени Ганцом (в руководстве блока еще двое бывших командующих израильской армией) – не удалось обеспечить желаемое большинство, хотя бы из 61 депутата. Нет большинства – нет и правительства, по крайней мере нового – у власти остается временное переходное с ограниченными полномочиями, возглавляемое тем же Биньямином Нетаниягу.

Такая патовая ситуация возникла в результате реального разделения предпочтений общества, где примерно поровну тех, кто склоняется к сохранению прежнего курса правительства, олицетворенного в прежнем лидере, и тех, кто настаивает на переменах, связанных с тем же – сменой главы правительства. Речь идет о перевесе в считанные мандаты. Но его не удалось достичь в двух предыдущих попытках и не факт, что удастся добиться в третьей.

Естественно, что за тем, как разрешится это позиционное противостояние, внимательно следят в России.

Не только потому, что в Израиле, как считается, «на четверть бывший наш народ» (хотя это и преувеличение, – Ю.К.), и не потому, что изменение ситуации (как и ее возникновение) во многом зависит от позиции партии «Наш дом Израиль» во главе с бывшим министром обороны и главой МИДа Авигдором Либерманом, представляющей значительную часть русскоязычных израильтян.

Главное — что Израиль, является оплотом стабильности в регионе, одним из ключевых игроков здесь и – надежным партнером России на Ближнем Востоке. При всей разнице интересов и целей, благодаря этому многолетнему сотрудничеству и взаимопониманию, укрепленному личными отношениями между лидерами двух стран, ситуация здесь не выходит из-под контроля. Как Россия, так и Израиль, заинтересованы в том, чтобы это положение, по крайней мере, не ухудшилось.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире