Дискуссии о том, включать ли упоминание о Боге в Конституцию, мне не кажутся продуктивными. Включим мы Его или не включим в Основной закон – Он все равно там будет, как есть Он везде.

Хотим подчеркнуть это для людей? Тут начинаются чисто человеческие, земные проблемы. Понятие Бога, как мне кажется, слишком абстрактно, чтобы использовать его в юридическом документе, тем более таком универсальном, каким призвана быть Конституция. Она должна содержать термины, понимание которых у большинства граждан России одинаковое.

С Богом так не получится. Под этим высоким словом патриарх понимает одно, муфтий — другое, раввин — третье, а буддист, атеист или агностик понимают что-то четвертое, пятое, шестое… Но все они — россияне. И Конституция у них — одна на всех. Вряд ли стоит включать в нее элементы, гарантированно обрекающие на разное толкование гражданами разных конфессий, национальностей, отношений с религией и верой. Думаю, в таком важном документе, к тому же сугубо светском, надо избегать поводов для разногласий и разночтений, особенно по мировоззренческим вопросам, а не искать их.

У евреев, как известно, своя национальная (и она же – религиозная) Конституция – Тора. И с ней у нас нет проблемы выбора – включать туда упоминание о Боге или не включать. Поскольку мы убеждены, что она нам Богом и дана – три тысячи лет назад, у подножия горы Синай, в присутствии всего народа, включая души умерших на тот момент и еще не рожденных – то есть нас.

Эта наша Конституция не менялась все три тысячи лет. Времена менялись, страны, условия существования, сами люди – еще как. А Тора, как считается, — ни единой строкой с того момента, как была записана Моисеем со слов Всевышнего.

Значит ли это, что евреи, как приняли свою Конституцию – Тору, — так и следовали ей все, как один, все эти тысячи лет, неукоснительно и безоговорочно, буква к букве? Любой, кто евреев знает, скажет вам, что это не так, этого не может быть, что будь так, мы бы не были евреями.

Все наоборот. С тех пор, как существует Тора, евреи занимаются ее толкованием, спорами по поводу нее, изучением этих толкований и дискуссий по поводу них. В этом и состоит традиционная еврейская ученость. И она предписана каждому еврею, в меру его сил и способностей, считается самым почетным занятием. Наиболее известный сборник этих толкований Торы и дискуссий по поводу них называется Талмуд. Он создавался в течение четырех веков в академиях Иудеи и Вавилона величайшими мудрецами и их учениками, пока не был записан, канонизирован и передан будущим поколениями для изучения уже его.
Толкования делались и все века после Талмуда, делаются до сих пор. Однако сама Тора, наш Основной закон, оставалась той же, что была, до каждой буквы. Когда в нее вносили изменения, добавляли новые статьи, целые разделы, создавали ее иные вариации и интерпретации, это уже была не наша Конституция, не наша религия. Так возникло христианство, а потом ислам, не считая других, более мелких ответвлений.
Но те, кто считали и продолжают считать себя евреями, остаются верными первоначальной Конституции – Торе. Более того, по приверженности этой Конституции определяется принадлежность к еврейству.

С чем это связано – с многовековой традицией или присутствием в этом основном документе Бога, не берусь судить. Должно ли быть обозначено присутствие Бога в светской Конституции, в частности новой российской, – остаюсь в сомнении. Чтобы достичь того же эффекта, какой получился с Торой, нужно множество условий, среди которых главное – уверенность, что она от Бога. И дело не в том, чтобы это заявить, надо, чтобы в это поверили люди, которым по ней жить.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире