Хотите отдохнуть в Израиле, не вникая в перипетии местной политики, не делайте, как я, — не приезжайте сюда сразу после выборов. Официанты, таксисты, соседи по столику в кафе, друзья и случайные встречные, радио, ТВ – все говорят о политике.

Во вторник прошли уже вторые выборы в этом году, однако до сих пор неизвестно, кто станет премьер-министром, каким будет правительство, и не придется ли израильтянам отправляться на избирательные участки в третий раз.

Для нас особый интерес представляет то, что эта неустойчивая политическая ситуация возникла во многом, благодаря голосам русскоязычных израильтян.

Буквально на днях президент Владимир Путин, выступая перед еврейскими филантропами, назвал Израиль русскоязычной страной, поскольку там живет около двух миллионов выходцев из бывшего СССР. Он упомянул это, чтобы подчеркнуть естественность добрых отношений между Россией и еврейским государством, и вряд ли имел в виду влияние бывших наших соотечественников на политическую обстановку в Израиле, но по факту есть и это.

После выборов в апреле Биньямину Нетаниягу — главе партии «Ликуд», премьер-министру, занимающему этот пост уже более десяти лет, — не удалось сформировать правящую коалицию из-за позиции партии «Наш дом Израиль» (НДИ) во главе с Авигдором Либерманом. Основной избиратель ее – русскоязычные израильтяне. На прошлых выборах она получила всего 5 мандатов. Однако именно их не хватило Нетаниягу для обеспечения парламентского большинства. Он распустил Кнессет – и пошел на новые выборы.

Проблемы взаимоотношений религии и государства – а вернее, влияния религиозных партий на жизнь общества и страны, — из-за которых Либерман отказался присоединиться к будущему правительству, стали основным вопросом предвыборной кампании. Он оказался исключительно актуальным для израильтян, особенно русскоязычных. На нынешних выборах партия НДИ почти вдвое увеличила свое представительство, получив 8 или 9 мандатов (сейчас, когда я пишу эти строки, израильский ЦИК – Центральная избирательна комиссия – завершает окончательный подсчет голосов).

В результате выборов без НДИ ни один из крупнейших блоков – право-религиозный во главе с «Ликудом» и лево-центристский во главе «Кахоль-Лаван» — не могут получить большинство. А Либерман заявил, что присоединится только к широкому правительству национального единства в составе «Ликуда», «Кахоль-Лаван» и НДИ – без религиозных и ультралевых партий.

До выборов это условие, которое глава НДИ выдвинул с самого начала избирательной кампании, казалось невыполнимым. Оба лидера крупнейших партий хотели сами формировать правительство. Ганц отказывался сидеть в одном правительстве с Нетаниягу, последний не приемлет отказа от включения в коалицию религиозных партий, каждый из них видит премьером только себя, а не соперника.

Но через два дня после выборов уже начались обсуждения условий создания правительства национального единства и возможных компромиссов. Не приходится ждать компромисса только от Либермана. Он уже доказал, что в состоянии отказаться от высоких постов (Нетаниягу после прошлых выборов предлагал ему вернуться на место министра обороны), и это лишь увеличивает поддержку его основным электоратом – русскоязычными израильтянами.

Неизвестно, чем все это закончится. Вполне вероятно, что новыми выборами – третьими за год. Я, конечно, переживаю и за Биньямина Нетаниягу – блистательного политика, не знавшего поражений последние десять лет, и за Авигдора Либермана – одного из самых опытных и перспективных израильских политиков сегодня. С обоими хорошо знаком, у меня к ним личные теплые чувства. А теперь политическое противостояние разделило их.

Остается утешаться тем, что русские евреи – и политики, и их избиратели – определяют политическую повестку дня в Израиле, а возможно, определят и его ближайшее будущее. Есть гордость за наших. А будут ли основания для радости за них – увидим уже скоро.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире