22:16 , 26 сентября 2014

Параллельные расследования. Частный следователь против стороны обвинения

Примечательный законопроект № 608808-6 опубликован вчера на сайте государственной думы (ссылка). О нём еще мало сообщений. И если вы обойдете весь интернет, то может быть, только 2-3 сообщения в ФБ или РБК рассказали об этом событии. А поведать здесь есть о чем.

Как следует из статистики, по итогам работы судов в 2013 году доля оправданных приговоров составила 4,5% от общего числа обвиняемых. Одна из главных причин такого чудовищного перекоса в справедливости правосудия лежит в отсутствии реального противовеса обвинению. Несправедливость заключается главным образом в невозможности адвокату закреплять и предоставлять доказательства. То есть сведения он собирать может, но вот закрепить их, преобразовать в допустимые для суда доказательства — это процессуальное действие в отличие от следователя, прокурора или суда лежит не в его компетенции.

Такое положение дел обрекает адвоката на пассивность, на «переваривание» готовой доказательственной информации, собранной стороной обвинения, которая вовсе не обязана быть объективной в исследовании доказательств. Но такой «тактики» придерживаются не все. Мне повезло. Я лично участвовал в судебных процессах, как стажёр адвоката, а также по поручениям юристов с «именем». И вот почему могу сказать, что кое-что в деятельности российского адвоката понимаю.

Опытный адвокат для достижения главной цели — вытащить из лап «правосудия» доверителя — вынужден применять свои авторские приемы и методы. 

Для того, чтобы суд приобщил к делу нужные для адвоката сведения, адвокат направляет свои усилия на:

  • выстраивание опроса доверителя с удобной с точки зрения тактики защиты;
  • на поиск материалов уголовного дела, которые сторона обвинения хотя и успела приобщить, но сделала это скорее по своему недоразумению;
  • на поиск независимого с крепкой гражданской позицией нотариуса, который бы не побоялся и зафиксировал следы преступления через нотариальный протокол;
  • редко, но бывают случаи, когда следователь соглашается с позицией адвоката и проводит по его ходатайству следственное мероприятие.
  • и особняком стоят случаи, когда в процесс сбора и закрепления сведений включается пока еще непроцессуальная фигура детектива. Подобные мероприятия возможны и при взаимодействии детектива с органом дознания или следствием, с адвокатом, с патентным поверенным и ... судом.
Так вот, сам по себе проект закона интересен и удивителен. Интересен он, прежде всего для правоведов. Так выходит, что в истории российского права наша страна первой изобрела абсолютно новую и не похожую ни на одну другую известную в международном праве систему сдержек и противовесов. Для соблюдения принципов состязательности, в противовес следствию, Россия открыто предлагает новую формулу процессуального устройства. Вернее сказать, новую процессуальную единицу «адвокат + детектив», в которой детектив по поручению адвоката и с правами следователя собирает и закрепляет сведения, а адвокат старается доказать суду их значение для вынесения справедливого приговора в отношении подсудимого.

Теперь адвокату не требуется выпрашивать у следователя помощи найти свидетеля и допросить его; адвокат более не зависит от недобросовестного нерасторопного чиновника и вправе рассчитывать, что его первый помощник — детектив — оперативно получит сведения в реестре об имуществе должника или ответчика. Патентный поверенный может смело идти в суд с фактами от детектива о незаконном использовании товарного знака злодеем.

Я не сказал, чем меня этот проект удивил. С 1992 года «детективный» закон действует практически в своей первоначальной редакции. Не смотря на огромный пласт времени (22 года!) до сих пор фигура детектива не включена в Общероссийский классификатор профессий рабочих, должностей служащих и тарифных разрядов (ОКПДТР). Из-за этого правового недоразумения частные сыщики не могут рассчитывать на справедливый расчет пенсии, не участвуют в госторгах, не защищены от риска противоправных посягательств со стороны объекта расследования.

Мы вынуждены выживать и защищаться. Мы подбираем «крохи», которые остаются на сайте госзакупок после миллионных «сделок» нуворишей из служб безопасности, информационных фирм-однодневок, коллекторов и снобов, возомнивших себя частными разведчиками. В таких неравных условиях ведения хозяйственной деятельности рынок детективных услуг просто тихо звереет от ощущения несправедливости.

И вот как гром среди ясного неба — депутат от партии ЛДПР Виталий Сергеевич Золочевский дал профессионалам частного сыска реальную надежду заработать, так как мы это умеем делать лучше всего.

Надеюсь, что следующим шагом станет разработка при участии Федеральной палаты адвокатов России регламента взаимодействия адвокатов с детективами. В частности, считаю, что каждый детектив должен быть приписан к своей адвокатской конторе.

Огромное детективное спасибо депутату от ЛДПР В.С. Золочевскому! Всех Вам благ, Виталий Сергеевич!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире