Идея с фотопортретами, конечно, не самая лучшая, согласна.
Если бы,действительно, огромные портреты мерзавцев можно было бы пронести строем под барабанную дробь и методично швырять их к стенам государственной Думы!! Это было бы зрелище! И пусть бы они сами потом их разгребали.

Но — увы— эта идея неосуществима.

Но не забудем, что мерзавцы эти — и депутаты, и сенаторы, и чиновники, одобрившие этот мерзкий закон, и сладкий негодяй Астахов, и иерархи РПЦ, и вся путинская администрация, и сам Путин — несут персональную ответственность за то, что случится на родине с каждым ребенком, оставшимся без родителей и без медицинской помощи.

А больше всего они боятся вот этой личной ответственности, поскольку их пахан подсадил их на вертикаль как на наркоту.
И каждая попытка содрать их с этой вертикали и заставить отвечать за свои поступки и преступления вызывает у них паническую ломку.

Персонификация — нет страшнее наказания для коллективного бессознательного!
Вот и Маша Гайдар это подтвердила в эфире, вспоминая о своем чиновничьем опыте, — больше всего они боятся произнесенной вслух своей фамилии. И путинские шутки про групповой секс, в котором можно сачкануть, тоже не случайны, — он прекрасно знает своих холуев, именно таких и подбирали, лживых, трусливых, с потными подмышками и трясущимися слюнявыми губами, привыкших матом разговаривать с подчиненными, а при виде начальства впадающих в гоголевский липкий ужас: «Ва-ва-ва-ва-ше-ство!..».

Они привыкли прятаться за задницами стоящих на следующей ступеньке, привыкли ни за что не отвечать.

Чуть тронешь за плечо, спросишь тихо — зачем ты это сделал, скотина? — тут же начнется ор о развернувшейся травле, о дискредитации государственной власти, о посягательстве на устои и измене родине.

Выход на улицу 13 января, с портретами или без, это наш способ напомнить мерзавцам, что они мерзавцы, что у коллективного безответственного одобрямса есть имена и фамилии, и мы их запомнили.
Что это изменит в их жизни? А вдруг кому-то из них станет стыдно? Или вдруг станет стыдно их детям, женам, друзьям? Ведь семь человек, которые голосовали против, наверное представили себе в какой-то момент, что им придется жить с этой гнусностью дальше, они на секунду испытали это ужасное чувство стыда. Значит, и остальные — тоже люди, правда? И этим Маршем мы их сильно растревожим, разворошим, им будет неприятно, их это будет ужасно раздражать, их приведет это в бешенство. Но они не посмеют в ответ вновь прикрыться детьми, потому что они поймут, что им этого больше не позволят.

Я вот работаю в этот день, 13 января.
Но я все равно приду. Потому что это мне нужно.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире