Я вчера не пошла к Соловецкому камню.
Но весь день думаю о них, моих…

Только один мой дед достался мне живым: хохол, детдомовец из Харькова, прошедший всю войну.
С ним мы каждое 9 мая ходили в Парк Культуры, встречались с его однополчанами, пели «Распрягайте хлопцы кони», смотрели «Максима Перепелицу»...

Он никогда не рассказывал о войне, обожал мемуары Жукова и «Момент истины» Богомолова.
Сталина любил. Умер от рака легких в 65 лет. А служил в СМЕРШе, и до этого, похоже, был и в заградотряде.

Другой мой дед — Николай Васильевич Покровский, был кадровым офицером, еще из тех, в 37-м сел по делу Тухачевского, и сгинул на фронте в штрафроте.
Единственная его фотография сохранилась: как с доски почета в военной части, роскошный красивый полковник с усмешечкой.

Я вот все думаю: а вдруг они встретились там, на фронте, и один мой дед гнал моего другого деда в атаку, целясь ему в спину…
Жуткая страна. Страшная. Нечеловеческая.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире