Рассказывают:
после окончания встречи с Пу участники быстро разошлись, не смотря в глаза друг к другу. Общее чувство стыда не позволило им продолжить неформальное общение уже без высокого начальства.

Больше всех страдает Лия.
Скованная обещанием «не забалтывать» главную тему – помощи больным детям.
Чулпан выполнила то, что планировала – и получила то, что планировала получить.

Судя по тому, как охотно Лия идет на контакт с прессой и максимально откровенно рассказывает о подробностях встречи – ей, действительно, стыдно и горько.

Ощущение гадливости от Ярмольника испытывали многие участники.
«Он же Румату играл! Он же с Германом работал 10 лет!».

Я прочитала несколько постов e_grishkovets на эту тему – и понимаю его точку зрения, пусть и столь радикальную.
Встречаясь с ними, вступая с ними в контакт – ты участвуешь в ИХ планах, выполняешь ИХ задачи, что бы ты им ни говорил.

Подобные споры происходили и вокруг предыдущей встречи – с писателями, – в которой тогда отказались участвовать Дмитрий Быков и Людмила Улицкая.
А Архангельский Александр пошел. И задал вопрос про Ходорковского. И, как всегда, не получил никакого ответа, да и реакции никакой не было. Но в протоколах осталось: пришли писатели, говорили обо всем, в том числе и о деле Ходорковского. Получили исчерпывающие ответы.
– Свободное, блин общество! Говорили обо всем! Никаких запретных тем!

А на самом деле – имитация свободы, профанация неформального общения.
И Саша Архангельский – пусть и не по своей воле – оказался таким же статистом в их массовке, исправно исполнившим отведенную ему роль.

Но Шевчук позволил себе вольность, не входившую в их планы: он вступил с полковником в диалог, смял их драматургию, заставил себя слушать и тем самым вывел железного чекиста из себя.
Он все равно оказался самым и может, единственным свободным человеком, которому ничего от этих полковников не надо. У Шевчука, как и у Чулпан, был свой план. И он его выполнил.
Оказалось, оставаться собой совсем не страшно. И не каждое лицо при встрече с властью искажает собачья улыбка преданности.

И можно быть ходоком с чувством собственного достоинства.

Почему меня так волнует это.
Потому что все время думаю – смогла бы я? Ведь помимо тех, кто восхищен поступком Шевчука, есть и те, кто его за это возненавидел. В том числе и среди участников этой встречи. Он нарушил договор, он продемонстрировал, что можно жить и по-другому. Он опроверг формулу «Ну, старик, ты же понимаешь…».
Он отказался от этого спасительного «костыля», столь распространенного в интеллигентской среде, где подлость и малодушие – это всего лишь соблюдение правил жизни. Не более того.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире