Координатор программы по устойчивому рыболовству WWF России, доктор биологических наук Сергей Коростелев о лососёвой путине

Бригадир одного из рыболовецких предприятий в личной беседе пожаловался, что в этом году уже пойманную горбушу, бьющуюся в неводе, приходится выпускать обратно в реку – собственник предприятия отказывается платить рыбакам за лосося, добытого сверх отведённой на день нормы. Всё потому, что рыбоперерабатывающий цех не справляется с огромной нагрузкой. И это не единичный случай. О нехватке перерабатывающих мощностей говорят на разных уровнях. При том, что рекордные подходы рыбная наука прогнозировала ещё весной. Заблаговременно к путине готовились береговые предприятия и перерабатывающий флот. Но их совокупных усилий всё равно оказалось мало – за день вместе «берег» и «море» могли переработать лишь 12 тысяч тонн. От выловленной сверх этой нормы рыбы промышленникам приходилось избавляться.

Этот бригадир выпускал ещё живую рыбу, а другой разворачивал грузовик с уже снулой горбушей на подъезде к цеху и вываливал тонны природного богатства на свалку или прямо в ближайшие кусты. Интернет эти летом наполнился кадрами с Камчатки, на которых тихоокеанские лососи в изобилии рассыпались по лесам, дорогам и прибрежной полосе. Прямое нарушение экологических норм, на которое решаются некоторые рыбопромышленники и за которое они, бесспорно, должны нести ответственность, больше походило на катастрофу.

На фоне кадров гниющей непоротой рыбы разговоры о рекордных 488 т. т, выловленных на Камчатке, и падении стоимости икры горбуши на рынках полуострова с 2500 до 1800 рублей за килограмм выглядели верхом цинизма. И кто-то из обывателей всерьёз рассуждал о том, что выброшенная в лесу рыба – результат жадности рыбопромышленников и их нежелания демпинговать цены.

Похожая ситуация с высокими подходами горбуши складывалась в 1998 году: низкая мощность береговых предприятий и тогда грозила переполнением нерестилищ. Зная это, власти разрешили свободно вести добычу всем жителям полуострова и предприятиям вне зависимости от их специализации, даже совсем далекие от рыбной промышленности. В годы тяжелой экономической ситуации, такое решение оказалось эффективным. В сегодняшних реалиях у чиновников не было либо возможности, либо желания разрешать населению свободный вылов. Неизвестно, обсуждали ли они вообще такой сценарий. Справедливости ради стоит признать, что бесплатная раздача рыбы населению имела место, но не носила массовый характер, проводилась лишь несколько раз возле учреждений социальной поддержки.

Видео с промысла. © Юлия Калиничева / WWF России

Конечно, предположение о нежелании рыбопромышленников снижать цену на свой товар кажется весьма сомнительным, зная реальную мощность перерабатывающих предприятий полуострова. Да и цена рыбы в сетке лишь отчасти влияет на конечную стоимость рыбопродукции. Перед производителями стоят другие проблемы, главная из которых – как реализовать весь добытый объём. Основная масса потребителей удалена от Камчатки на тысячи километров. Доставить соленую, копченую или мороженую продукцию можно лишь морским транспортом до Владивостока, а оттуда по железной дороге – в центральную часть страны. Проблема транспортировки возникает каждый год и является определяющей в формировании конечной стоимости готовой продукции. От того, что горбуши в этом году выловлено много, цена на нее в магазинах Москвы не станет меньше: низкая закупочная стоимость будет успешно компенсирована ростом арендной платы за складские помещения и ценой провоза груза. По законам рынка, это является отражением растущего спроса. Тем более не станут высокие подходы горбуши и стимулом для снижения стоимости рыбы других лососевых пород.

Что до самого лосося, то со всей уверенностью можно сказать, что и эту рекордную рыбалку он переживёт. Для человека впечатлительного, далёкого от рыбной промышленности и тонкостей лососёвого нереста, увиденное в Сети, безусловно, кажется катастрофой. Но если взглянуть на ситуацию отстранённо, с позиции учёного, то станет понятно, что происходящее далеко от природного катаклизма. Популяции горбуши подвержены колебаниям. Рекордные подходы случались и не раз.

Так в 1983 году переизбыток производителей на нерестилищах привёл к замору. Это природное явление характеризуется нехваткой места для гнёзд всем зашедшим на нерест рыбам. В итоге те, кто пришёл позже, разрушают кладки уже отнерестившихся особей. Икра оседает на дне, гибнет и начинает разлагаться. Активность микроорганизмов с погибшей икры постепенно перекидывается на здоровую, оставшуюся в нерестовых буграх.  В то же время, учитывая, что после нереста тихоокеанские лососи погибают, массы мёртвых рыб скапливаются на берегах и дне водоёмов. Процессы разложения происходят при активном потреблении растворённого в воде кислорода. Его концентрация снижается до критической и также приводит к гибели икринок в нерестовых буграх. Один процесс является, по сути, катализатором другого. В результате численность популяции в последующие поколения резко снижается. На её восстановление требуется время.

И тут встаёт вопрос: Что экономически более выгодно – выбросить непереработанную рыбу или допустить переполнение нерестилищ? Тогда, в 1983 году замор на нерестилищах привёл к смене доминирующего поколения, что имело серьёзные экономические последствия – первую удачную путину на Камчатке в следующий раз увидели только в 1992. Но для популяции горбуши это природное явление трагедией не стало.  Какие последствия будут иметь воодушевляющие рекордные подходы в тот раз, мы увидим в ближайшие несколько лет.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире