Ровно год назад, вечером 21 ноября, первые протестующие вышли на Майдан Незалежности. Они брали тогда с собой теплые вещи, термосы, зонтики и апельсины. Так совпало, что второй Майдан начался почти день в день с очередной годовщиной Оранжевой революции.
Тогда, 21 ноября 2013 года, вряд ли кто-нибудь из тех сотен людей на Майдане мог бы предсказать, что совсем скоро в центре Киева вырастут баррикады, а через несколько месяцев тогдашний президент просто бежит из страны.
Сторонники курса евроинтеграции на Украине победили, то самое соглашение об ассоциации с ЕС все-таки подписано. Но с какими чувствами страна встречает первую годовщину начала Евромайдана? Есть ли разочарование от того, что то, что начиналось как борьба за европейский выбор, в результате закончилось потерей Крыма и полномасштабной войной на Востоке Украины?
Об этом я поговорила со знакомыми украинцами. Всем им нет еще и 30. Во время Оранжевой революции 10 лет назад они были еще подростками. Это та самая молодежь, о лучшем будущем которой так часто говорили и продолжают говорить украинские политики.
Но что эти молодые люди и девушки сами думают об итогах Революции Достоинства? Почувствовали ли они на себе спустя год ее положительные плоды?
Это рассказ молодых украинцев о самих себе и тех исторических событиях, свидетелями которых они стали за этот год. Именно поэтому они практически не вспоминают Россию – все-таки Евромайдан был проеворпейской и проукраинской, а вовсе не антирусской революцией.

1540480
Ирина Фищук
Я не была на Майдане с первых дней. Принимать участие в протесте начала только с начала декабря. Выйти на улицы Киева меня заставило беззаконие, неразвитость страны, коррупция, удушье малого и среднего класса. И выходила я, чтобы добиться европейской интеграции, новых образовательных возможностей (чтобы просто европейские стипендиальные программы стали доступны для украинцев), чтобы была прозрачность при выборе руководства страны, чтобы у любого украинца, независимо от его веры, языка или возраста, было бы чувство достоинства. Год назад все началось с одного-единственного требования – подписать-таки то самое соглашение об ассоциации с ЕС. Со временем целью стало желание убрать наконец донецких во главе с зеком Януковичем (Зека Геть!), которые откровенно грабили страну.
Сегодня главным итогом Революции Достоинства мне кажется установление контроля за властью, рождение в стране сознательного общества, сплочение Украины, осознание украинцами своих корней, интерес к истории.

Что реально изменилось в Украине за этот год? В государственном управлении стало больше людей из бизнеса и тех, у кого есть иностранный диплом. Также увеличилось число социально активных людей.
Однако что-то и сегодня осталось прежним: со стороны власти снова нет волевых решений, нет и конкретных действий в борьбе коррупцией, со спекуляцией валютой. Во власти все знакомые со старыми людьми, которых попросту боятся сажать. Но тем не менее, процесс идет, хотя и очень медленно. Сегодня есть много новых проектов, таких как, например, «Нова країна» («Новая страна»), где обсуждаются все важные вопросы развития страны. Новые лица востребованы и в политике, и в госуправлении. За этот год у нас появился новый президент и новый парламент, в Киеве тоже новый мэр.
И тем не менее, год – это слишком еще малый срок, чтобы сказать, выиграли или проиграли люди в результате Евромайдана. Страну Янукович так под себя подмял, что людям было нечего терять: массово отбирали собственно построенный бизнес, давили налогами. Сегодня тенденции таковы, что политик или чиновник должен проработать какой-то срок на своем посту и поменяться, а не занимать этот пост вечно. И в то же время по отношению к мировым валютам провалилась гривна. Сама Украина потеряла очень много представителей социально активных мужчин. А это чей-то сын, чей-то муж, чей-то отец. У меня лично у подруги муж погиб, их ребенку 2 года. Она говорит, он герой, и ребенок это знает. Пишется новая история, но история – это всегда кровь. Сегодня ссорят славянские народы.
Война – это также и заработок. Кто-то погибает, а кто-то и зарабатывает на этом. Я не расистка, но ведь скоро белый человек будет как в зоопарке — и его убивают. Узнав про груз 200, вообще ужаснулась.
Самая большая ошибка руководства СНГ – жадность. Нужно создавать новые события, новые архитектурные здания, привлекать к себе интерес, сплачиваться, а вовсе не упирать на тему языка. В мире, где глобальный язык – английский, нужно принимать эти правила игры, просто добавляя свои изюминки; идти в ногу со временем, а не жить в 19 или 20 столетии, когда за окном 21 век. А так как лидером СНГ всегда была Россия, то именно в этом всем я вижу ее провал. Война – это как удержать насильно девушку (жену) без любви, под замком и под дулом пистолета, а ведь можно было предложить иные условия и сыграть так, чтобы она сама захотела остаться и любить. У Европы есть свои проблемы, но они там выстроили правильную модель, к которой хочется тянуться и учится.
Безусловно, политика за это года стала играть бОльшую роль в нашей жизни, но есть и усталость от нее. Присутствует все эти чувства сразу. Но политика – это часть нашей жизни, от нее не уйти, как бы нам не хотелось. А усталость есть от того, что постоянного приходится объяснять своим российским друзьям, что же у нас происходит.

1540478
Владислав Долецкий
Я пришел на Евромайдан в его первый день. Точнее, в первую ночь – ту самую с 21 на 22 ноября. Тогда всё началось около 10 вечера. Люди просто шли на главную площадь Украины и звали вместе с собой друзей и знакомых. Сам я подтянулся на Майдан Незалежности только ближе к полуночи. Почему? Я просто понял, что в стране начинает происходить нечто-то важное. Когда Кабинет министров Азарова остановил процесс подготовки подписания Ассоциации с Европейским Союзом, напряжение в фейсбучной среде достигло своего пика: мы все просто почувствовали, что наше мнение проигнорировали, а нас самих обманули. Мы были не согласны с решением властей, и этот внутренний протест моментально вылился на улицу. Мы решили показать, что это наша страна, что именно мы, обычные люди, будем решать куда двигаться – в сторону Европейского союза или России.
Главным лозунгом стала простая фраза – «Україна – це Європа» (Украина – это Европа). Мы всего лишь констатировали очевидный факт, который почему-то власть не замечала. Главной целью Евромайдана тогда было подписание той самой Ассоциации с ЕС. Лично я тогда, в ноябре 2013, верил, что Виктор Янукович в конце концов это сделает. Мне казалось, что заявление о приостановке – всего лишь хороший пиар-ход для него, а потом он сделает вид, как будто прислушался к своему народу, услышал мнение людей… Но нет, оказалось, что Янукович слушал кого-то другого. И власть на протест народа отреагировала по-своему: избиением студентов.
Потом, конечно, требования трансформировались, но начиналось все с борьбы за евроинтеграцию.
Главным достижением Революции Достоинства, определенно, стала отставка правительства Николая Азарова и побег Виктора Януковича и всей «семьи» (людей, близко связанных с бывшим президентом). Но едва ли не большим завоеванием является то, что украинцы перестали думать, что они ничего не зависит, что политика – это вовсе не про них, то есть нас. Зависит! И победа Революции Достоинства тому пример.
За тот год, что прошел с начала Евромайдана, в стране изменилось многое. В первую очередь, поменялись сами люди. Мы стали сильнее. Сменилась власть. Прошли демократические выборы. Принят закон о люстрации. В Верховную Раду прошли много новых людей. Говорить о том, кто что выиграл или проиграл в результате революции очень сложно… Все зависит от того, кто за чем шел. Но все-таки, думаю, все больше выиграли. Усталости от политики лично у меня нет: она часть моей жизни, и я вижу ,что люди способны влиять на нее. О достижениях новой власти говорить еще рано, но в то же время нет и никакого разочарования. На нашем пути нам предстоят новые трудности, но нет никаких сомнений, что мы их преодолеем.
Лично для меня этот год стал определяющим в плане самосознания. Я закончил университет. Решил, кем хочу быть. И сейчас ищу пути реализации своих планов.

1540484
Олеся Григоришин
Я вышла на Майдан в первый же вечер. Как только увидела сообщение Мустафы Найема (украинский журналист, который вечером 21 ноября написал в социальных сетях призыв выйти на Майдан) в Фейсбуке, тут же сделала репост и перезвонила нескольким друзьям. С ними мы договорились, что через час встречаемся в центре Киева. Когда мы пришли, то увидели на Майдане где-то всего 100-150 человек, но уже тогда появилось ощущение, что это только начало.
Первоначально выйти на Майдан меня заставило, конечно, возмущение, что, не подписав ассоциацию с ЕС, нас всех абсолютно нагло обманули. Но после того как 30-го ноября разогнали студентов, пришло осознание того, что дальше нельзя ни жить в такой стране, ни терпеть такую власть, что нужно что-то менять и это уже касается каждого. А ведь всего за два часа до начала разгона Майдана оттуда ушла домой моя сестра, она очень устала стоять целый день и целый вечер. Так что после 30-го ноября позиция, что «моя хата с краю», уже была неуместна. На месте тех студентов мог оказаться абсолютно любой из нас. Вот тогда цель людей, которые вышли на Евромайдан добиться подписания ассоциации с ЕС, трансформировалась в абсолютное убеждение, что на Майдане стоять нужно до того времени, пока не падет режим Януковича; что нужно менять не просто власть, а саму систему. И с самого начала, у меня не было абсолютно никаких сомнений, что цель наших протестов будет достигнута. Другой вопрос, что год назад никто не мог предсказать, каким именно путем это произойдет и какую высокую цену придется заплатить за это.
Мне кажется, что главным достижением Революции Достоинства стало то, что украинцы перестали бояться. Я впервые после 2004 года опять почувствовала себе свободной. Я никогда не видела так много доброты, сочувствия и любви друг к другу, как за последний год. Весь тот ужас от того, что мы  пережили, очень сплотил народ. Это в итоге помогло определить вектор движения в проевропейскую сторону даже тем, кто раньше был против этого.
В моей стране политика затронула абсолютно всех. Я всегда очень активно ею интересовалась, но, конечно, такой жизни в информационном пространстве как сейчас (буквально круглосуточно – 24 часа в сутки и 7 дней в неделю) еще не было. Да, за год я устала от политики, мы все устали, но если мы захотели участвовать в процессе построения демократического государства Украины, то для этого нужно брать на себя ответственность. Теперь нужно контролировать уже новую власть. Кстати, о достижениях власти хотелось бы сказать намного больше. Но пока реальные изменения заметны среди обычных граждан: поменялось отношение к коррупции; стало более критичным восприятие самой власти и ее предназначения; появилось сочувствие и желание помочь тем, кто в этом нуждается и как пример этого – сильное волонтерское движение.
Что касается оппозиционеров, которые были вместе с людьми на Майдане, никто не питали никаких иллюзий относительно них. Люди в первую очередь стояли на Майдане за себя и свои права, а не ради имен каких-то отдельных политиков. Этим и отличается Майдан образца 2004 и 2014 года.
И тем не менее, от последствий прошедшего года страдают абсолютно все: как и рядовые граждане, так и другие. Но это стоит воспринимать как инвестицию, без которой у нас не будет будущего.
А вообще я абсолютно уверена, что это был самый фантастический, самый прекрасный, но и самый грустный и страшный год в моей жизни.

1540474
Александр Гузенко
В Майдане я начал принимать участие с самого его начала. Я хорошо помню, как ближе уже к вечеру мелькнула новость о том, что Соглашение об Ассоциации не будет подписано. Никто сначала не поверил, но грустных новостей становилось всё больше и больше. Рабочий день закончился, и по пути домой я решил пройти через Майдан, где начинали собираться люди. С первого момента мне стало ясно, что «вот он шанс, донести свое мнение и поучаствовать в создании будущего страны». Так сложилось, что до Майдана народ для государства был просто формальностью, массой, которая раз в 4 года проявляет гражданскую позицию, которая требует, «чтобы завтра было лучше, чем вчера», но не хочет знать, каким образом. Майдан же доказал прямо противоположное. Для всех, включая меня самого, было важно быть услышанными и знать, что будущее творит не президент и не власть в целом, а народ Украины. Я хотел стать частью этого будущего.
Первым лозунгом, который я год назад выучил, стали слова: «Буде не легко, але воно того варте!» (Будет не легко, но оно того стоит).
Хотя все происходящее буквально с первого дня назвали «Евромайданом», никто всерьез не рассчитывал на то, что Украину сразу же возьмут в ЕС. Все просто хотели получить шанс, для того чтобы в будущем это стало возможным, не важно, сколько времени и усилий будет потрачено. Мы хотели дать понять, что это наша страна и наше будущее, которое мы видим в Европе. Мы знали, что достигнем своей цели, потому что власть должна слушать свой народ, иначе или это не власть, или мы не народ. И мне кажется, что во время Евромайдана мы впервые за всю историю независимой Украины осознали, что мы все-таки народ, что мы вправе решать свою судьбу. Да, Украина после Революции Достоинства столкнулась с массой трудностей, но никто не жалеет о случившемся. Теперь мы знаем, к какой цели идем, к чему стремимся, и ищем пути для осуществления своих целей. Мы перестали думать только о себе и теперь с легкостью протянем руку помощи тому, кто нуждается. У нас возродилось волонтерское движение – мы без труда находим способы закрывать те дырки, которые власть пока не в состоянии закрыть (это касается военных, переселенцев, их семей и родственников). У нас больше не возникает вопросов «зачем и почему», каждый понимает, что если не поможешь ты сам ,Украине не поможет никто другой.

В Евромайдане нет выигравших и нет проигравших. Каждый получил ровно столько же, сколько был готов отдать во имя революции. Украинцы выросли как народ, осознали свою силу и свой потенциал – а это бесценно. За этот год мы начали жизнь с чистого листа, запустили механизм, который приведет нас к цели. У нас война и у нас есть те, кто готов идти воевать за страну, не потому что приказ, а потому что Украина одна и она стоит того что бы отдать за неё жизнь.
Кардинальных изменений сейчас никто не ожидает. Главное, чтобы у кого-то хватило смелости запустить механизм трансформации. У Украины сейчас «правительство камикадзе», как они сами себя назвали, потому что удержать страну на плаву после революции и в разгар войны – это не каждому под силу.
Конечно, за минувший год политика стала очень важным аспектом в моей жизни. Стало интересно следить за тем, что, где и, главное, почему происходит в жизни страны. Появилось желание глубже анализировать политику и делать соответствующие выводы. В стране много чего происходит, ситуация меняется каждый день, поэтому усталости от политических новостей нет.
Майдан дал огромное количество возможностей для развития, и главное – дал желание развиваться. События 2013-2014 годов заставили по-новому взглянуть на страну и на себя, осознать, где мы есть и куда стремимся. Сегодня, глядя на нового себя, приятно вспомнить холодные ночи, проведенные на Майдане, и жаркий огонь горящих в темноте баррикад, то, как мы кто-как-мог создавали новую Украину. Когда мы стояли там, со щитом в руках и в строительной каске, для нас не существовало другого мира, кроме Майдана: он был воплощением всей Украины, которую мы создавали и за которую боролись.

1540476
Анастасия Старова
За этот год изменилось мировоззрение людей в целом, изменилось национальное самосознание, у многих система ценностей изменилась (но не у всех, увы). Однозначно, многие люди стали ценить мир превыше всего. Приятно было понимать, что нация объединилась в едином порыве, видеть, как люди стремятся помочь ближним. У нас появилось настоящее единение народа, осознание украинской нации как целостности, осознание молодежью необходимости отстаивать свои права, свой голос, свой выбор.
Лично я ничего не ожидала от этих перемен: власть всегда разочаровывала нас. Евромайдан начали простые люди. То, что мы получили в итоге, многим может показаться проигрышем на данный момент, в моем понимании, это был большой и необходимый урок для всей страны, и те, кому суждено, вырастут духовно в итоге. Без крови и боли не бывает значительных перемен и роста.

От политики я однозначно устала. Это даже не усталость, а измождение. Но политика стала играть меньшую роль в моей жизни, потому что я себя от нее стала защищать.
Вообще, этот год был депрессивным. Честно и откровенно говоря, я впервые в своей жизни испытала депрессию, которая потребовала медицинского вмешательства. Страшно просыпаться каждое утро в надежде еще один день не увидеть объявления о введении военного положения в новостях. Никому не пожелаешь.
Но отсюда же главной итог как для меня лично, так и для страны: жизнь превыше всего, мир превыше всего, момент превыше всего. Как-то так.

1540482
Кристина Челмакина
К протесту я присоединилась через пару дней после начала Евромайдана. Выйти на Майдан меня заставило несогласие с действиями Президента Януковича касательно подписания Соглашения об Ассоциации как инструмента к повышению стандартов жизни. Я выражала свою гражданскую позицию. Мне хотелось изменить систему, в которой мы живем. Поэтому и лозунги были связаны со свержением бывшей власти и выбором Украиной европейского пути развития. Главной целью на тот момент было убрать символ плохой жизни в стране – коррумпированную систему управления Украиной, приобщиться к демократическим ценностям (как например, настоящему верховенству права). Но со временем для нас стало важно не просто избавиться от «нехорошей» власти, а реформировать страну, достичь европейских стандартов во всех аспектах жизни общества.
На самом деле мы долго верили в то, что протестами все-таки сможем заставить президента и премьера изменить свое решение и подписать то самое соглашение об ассоциации.
За этот год, как мне кажется, произошло изменение в мышлении украинцев. Их несколько. Во-первых, мы поняли, что все возможно в плане влияния общественности на власть. Это четко проявляется в том количестве общественных организаций, которые вносят свои предложения власти. Во-вторых, пришло осознание, что украинцы и россияне – это не один народ. Да, мы похожи, но не идентичны. Однако это вовсе не значит, что мы не можем жить в мире. В-третьих, увеличилась заинтересованность обычных людей в политической жизни. И в-четвертых, украинцы осознали себя единой нацией, пускай и такой разнообразной.
Простые граждане явно выиграли от Евромайдана. Даже если они не меняют ничего глобально, они могут поменять что-то локально: в своей квартире, доме, районе. Такие точечные изменения в итоге и приведут в страну глобальные изменения.
Теперь к власти пришли люди, которые все пытаются начать реформы. Все-таки есть разочарование от того, что хотя власть теперь у тех, кто ровно год назад был в оппозиции, на деле ничего кардинально не поменялось. И тем не менее, надежда еще тлеет.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире