Вы наверняка не хотите, чтобы бездомные в России умирали от холода, голода и болезней. И готовы участвовать в решении еще многих социальных проблем. Но на все вашего внимания и ваших денег не хватит, а значит, самое время посмотреть немного шире

Привет. Я работаю заместителем главного редактора в «Таких делах». Я не очень хорошо умею писать эмоциональные тексты и не так много работал «в поле». А перед вами фандрайзинговый текст — может, вы уже подобные встречали, а может быть, читаете такой в первый раз. В общем, это текст, в конце которого я  попрошу вас пожертвовать на социальный проект, которому мы собираем деньги. Сегодня именно нам, редакции «Таких дел». 

Простая экономика

Фандрайзинговые тексты, учим мы наших корреспондентов, должны быть чувственными, яркими, образными, в них должна быть острота переживаний и понятный, запоминающийся призыв. А еще мы учим, что с просьбами пожертвовать на какую-нибудь не самую очевидную тему, вроде правозащиты, образования для детей-мигрантов или работы журналистов, всегда сложней. И на этом месте вы, должно быть, думаете: подождите-ка, но что-то этот текст совсем не вызывает желания срочно достать банковскую карту и немедленно перевести денег. Тем более в  соседнем окне ждут благотворительные проекты с бездомными собачками и  неизлечимыми заболеваниями. 

Вот теперь сделаем два шага назад. Всякая трата денег — это в конечном счете инвестиция. А любая инвестиция должна быть эффективной. Эту эффективность я и предлагаю вместе посчитать; давайте договоримся, что в этом вы мне доверитесь. Все-таки в  «Таких делах» я с самого запуска проекта — сначала писал новости, потом сформировал информационный отдел, с прошлого года стал замглавреда и  посвятил свою работу выстраиванию процессов в редакции и анализу бюджета нашего издания. Может быть, писать я не горазд, но считать умею точно — по информатике и математике в школе всегда были пятерки.

Итак. Человек непрерывно находится в  тысячах ситуаций экономического выбора, и тратить деньги для этого необязательно. Можно даже не осознавать, что ты постоянно анализируешь все альтернативные издержки. Скажем, ты выбираешь, пойти домой пешком или поехать с другом на машине. Пока идешь, можно послушать новый альбом любимой группы — классно, особенно если погода хорошая. Зато на машине ты окажешься дома быстрее и у тебя будет свободный час. За этот час можно написать заметку на сторону и заработать денег. 

Но мы отвлеклись. Допустим, ты уже точно решил, что надо сделать мир немного лучше и кому-нибудь помочь. Времени на волонтерство или каких-то особых навыков у тебя нет, поэтому остановимся на том, что ты решил пожертвовать деньги. На борьбу с  какой-нибудь очень волнующей тебя проблемой. Но как это сделать? 

Прогрессивная инвестиция

Как-то раз мне довелось два часа доказывать своему папе, почему лучше пожертвовать в профильный фонд, а  не отдать эти деньги напрямую тем, кто о них просит. Мы проговорили все высеченные в граните аргументы про профессионализм, масштабируемость, прозрачную отчетность и другие заветы фонда «Нужна помощь» и пришли к  выводу, что, если я хочу помочь бездомным, лучше не давать тысячу рублей «Валентинычу, который живет во дворе», а перевести их в хорошую организацию и познакомить Валентиныча с ней. Потому что тысяча рублей в  руках «Милосердия» или «Ночлежки» станет кровом и пищей для десятка таких Валентинычей. А Валентиныч эту тысячу пропьет. Или миллион долларов пустит на неправильное лечение онкологии. Или на полсотни тысяч накупит игрушек в детские дома. А этого делать опять-таки не стоит, как вы понимаете. Короче, с этим разобрались.

Тут вы возразите: а почему надо давать деньги тем, кто ничего не делает своими руками? Не нянчит «больничных» деток, не дежурит в отделениях милосердия, не мотается по  вокзалам с горячим супом и не тушит пожары в лесах Сибири. Если все эти организации так хороши, почему бы не дать им напрямую? Это сделать, конечно, можно. Но на это можно посмотреть и с другой стороны. Кто бы  узнал о Доме милости для бездомных с инвалидностью в Усть-Илимске, если бы в этот далекий край не добрались наши журналисты? Собрала бы  эта очевидно важная и полезная организация столь необходимые для ремонта 730 тысяч рублей всего за полгода, если бы не прозвучала дальше домашнего региона? Смогли бы сотрудники Дома милости рассказать о своей ценной и уникальной для Усть-Илимска работе так, чтобы ни много ни мало 800 человек перевели им деньги? Боюсь, что нет.


Дом милости
Фото: Антон Климов для ТД 

Вы наверняка не хотите, чтобы бездомные в России умирали от холода, голода и болезней. И готовы участвовать в решении еще многих социальных проблем. Но на все вашего внимания и ваших денег не хватит, а значит, самое время посмотреть немного шире. Командировка нашего корреспондента Риммы Авшалумовой стоила 10 тысяч за билеты и 5 тысяч за проживание. Примерно столько же плюс гонорары 20 тысяч за три материала — работа внештатного фотографа Антона Климова. Три получившихся материала и  поддержка в соцсетях помогли нам закрыть всю сумму. Вы помогли появиться на свет трем текстам. А после этого читатели, готовые помочь бездомным, и организация, нуждающаяся в поддержке, нашли друг друга.

Поддержите работу журналиста — и в экономическом смысле вы станете мультипликатором. Ваши вложенные в  работу редакции 100 рублей помогут привлечь больше и больше новых людей. Мы возьмем на себя задачу рассказать о тех, чья работа так важна для изменения мира к лучшему, но кто не может рассказать о себе сам — во  всяком случае так, как умеют наши авторы и редакторы. 

Да, не всегда получается все так удачно. У «Таких дел» есть проекты, о которых мы пишем-пишем-пишем, и  вроде тексты классные, а все равно сочувствия у читателей не находят. У  меня каждый день болит об этом голова. Но это совсем не значит, что мы  неэффективны. Очевидно, нужно продолжать писать о тех, кого люди сторонятся: наркозависимых, ВИЧ-положительных, заключенных и  иммигрантах. Мы не только познакомим вас с проектами, которые помогают отверженным, но и в очередной раз напомним обществу о том, как важно быть внимательными, открытыми и сострадательными. Только это полдела. Не  менее важно, что, даже публикуя раз за разом «несобирающие» тексты, мы  никогда не знаем, где вдруг сорвем джекпот.

Внезапные перспективы

Расскажу личное. Я очень редко пишу и  оттого особенно переживаю из-за каждого текста. Однажды я написал несколько материалов в поддержку питерского проекта «Перспективы», помогающего семьям с детьми с ментальными нарушениями. Мне казалось крайне важным обратить внимание на то, как непросто приходится родителям, тем более когда их дети вырастают. Особенно жалко было старенькую бабушку с обаятельным внуком Вовой, моим ровесником и тезкой. В будущем, после смерти бабушки, Вову, парня в быту вполне самостоятельного, непременно отдадут в психоневрологический интернат. Если ему не помогут общественные организации, само собой.


Вова и Людмила Яковлевна
Фото: Наталья Булкина для ТД

После выхода материалов во всех редакциях авторы считают количество просмотров, лайков, комментариев, а в «Таких делах» еще и считают, сколько денег перевели в пользу благотворительного проекта. Я несколько дней проверял, сколько денег пожертвовали «Перспективам», — но взрослые дети с ментальными нарушениями, да еще и живущие в семье, читателей не интересовали. Переводили проекту считаные тысячи. 

Я расстроился и, в очередной раз устав от всего на свете, поехал в отпуск. В нем меня и настиг звонок координатора «Перспектив» Оли Янченко: «Представляешь, твой текст прочитал один бизнесмен и разом перевел нам 300 тысяч рублей». Думаю, это был один из самых радостных телефонных разговоров в моей жизни.

Не убедил? Соглашусь. Вероятно, у вас не то чтобы не завалялось 300 тысяч — может, у вас вообще нет свободных денег. Тогда попробуйте кое-что еще! Вложите свое время — распространяйте наши тексты, кидайте их своим друзьям, публикуйте во  всех социальных сетях, пишите комментарии и подводки. Пусть эти материалы кричат о неизвестном и страшном из каждого уголка. У нас есть внутренний мем — текст Маши Бобылевой «Невыносимо» о  слепоглухой девочке. Он был повсюду и попался на глаза одному очень богатому человеку. Человек позвонил нам и сказал: «Нет, это просто невыносимо читать» — и одним миллионом закрыл весь сбор на проект. Мы  потом еще футболку с этой надписью выпустили.


Серафима
Фото: Леся Полякова для ТД

«Ну-у-у, если есть такие сердобольные богачи, пусть фонды сами их находят, зачем тут прослойка в виде журналистов», — скажете вы. Но это не так. До сердца людей с деньгами не  достучаться простым ежемесячным отчетом или описанием программы. Это люди закаленные, черствые. Зато парочка таких финансово обеспеченных сухарей прочтет текст Жени Волунковой о том, что чувствует умирающая от рака молодая женщина, и вместе с  сотнями переводов поменьше соберет за неделю миллион в пользу Самарского хосписа.

Не про цифры

И это мы только про фандрайзинг. А  ведь «Такие дела» еще и главное социальное медиа в стране. А ведь не все наши тексты — о партнерских благотворительных проектах, еще мы  вскрываем вопиющую несправедливость, находим уникальных героев, объясняем сложные, но значимые новости. За четыре года нашей работы сдвинулись тектонические плиты: о невидимых прежде «маленьких» людях теперь пишут все кому не лень — от легкомысленных «Вилладжа» или «Афиши» до «Российской газеты» и RT. Только вот нам никто не диктует, где молчать или звать на помощь, нет над нами ни богатых спонсоров, ни  коммерческих контрактов, ни государственного бюджета, поэтому каждое ваше пожертвование «Таким делам» — это инвестиция в независимую, свободную и социально ответственную журналистику. Без нее ни одно современное общество не выживет.

У меня есть финальный, контрольный аргумент, почему поддержать «Такие дела» — круто. Он не про цифры. Сегодня «Такие дела» — это не просто журналистика, но непрерывно растущее сообщество тех, кому не все равно. Четыре года назад, старшекурсником, я приходил в маленький неизвестный проект и был уверен, что через полгодика перейду в какое-то «серьезное», именитое СМИ с  историей, ну там «Коммерсантъ» или «Ведомости». Сейчас нас читают сотни тысяч человек на самых разных площадках, а в каждом регионе, куда мы  приезжаем, десятки журналистов и редакций хотят с нами сотрудничать.

В нашей стране огромный запрос на  социальную журналистику — начать заниматься ей нетрудно, препятствий практически нет, зато больше всего возможностей помочь здесь и сейчас человеку в твоем доме, дворе, городе. И каждые ваши 100 рублей в  поддержку «Таких дел» — это нечто большее, чем просто перевод денег, это настоящее соучастие, новое общение с нами и сотнями наших сторонников в  регионах. Пожалуйста, поддержите нас, и вместе мы сможем сделать мир чуточку лучше.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире