На днях на Корреспондент.Нет прошёл чат с председателем Национальной Экспертной Комиссии по защите морали, Василием Костицким.
Чат получился весьма неудачным, во многом из-за технической составляющей: длина вопроса была ограничена 255 символами, в этих рамках можно высказывать лишь очень общие, неконкретные мысли. А неконкретные обвинения Костицкий уже научился эффективно топить в потоке демагогии.

Более длинные вопросы, разбитые на фрагменты, модераторы не пропускали.

Василий Костицкий, в свою очередь, ничем ограничен не был и имел возможность выдавать длинные потоки сознания.
Само слово «чат» не совсем верно, диалог как таковой отсутствовал. Я бы скорее назвал это «ответами на заранее заготовленные вопросы».

Весьма симптоматично, что был пропущен вопрос про кровосиси Азарова, а вопрос про избиение журналистов – нет.

Я выложу здесь вопросы к Костицкому, которые заготовил перед чатом.
Из них, в конечном итоге, до адресата дошёл лишь первый, и то, в крайне урезанной форме.

1. Вопрос первый – НЭК декларирует одной из своих целей борьбу с неофашизмом и ксенофобией и, чтобы доказать это, даже запретила историческую книгу Майн Кампф.
При этом, в состав Комиссии входит член ультраправой Партии «Свобода» Богдан Бенюк, позволяющий в своих публичных выступлениях антисемитские ремарки (например, на акции анти-НЭК, проходившей в январе 2010). Надо заметить, что на своих шествиях (в частности на недавнем марше 7-го сентября) «Свобода» использует «кельтские кресты» – символ движения наци-скинхедов, который в массовом сознании в Европе с конца 80-х годов воспринимается примерно так же, как свастика. К примеру, в современной Германии, ни один член партии использующей похожую символику не был бы даже близко подпущен к государственной службе, не говоря уже о «защите морали».

Каким образом борьба с ксенофобией коррелирует с неонацистами в рядах НЭК?

Почему в таком случае в рядах НЭК нет производителей порнографии, педофилов (искренне уверен, что их нет!), наркоманов?

Нужны ли Комиссии такие кадры?
Я готов оказать посильную помощь в их поиске.

На вопросы про народного артиста, Костицкий традиционно отвечает, что тот крайне толерантен и всегда ведёт себя политкорректно.
Весьма спорный момент. Ксенофобия Бенюка общеизвестна, она проявляется, в том числе, и во время публичных выступлений. Очень трудно представить себе, что человек, который не сдерживается на сцене, способен сдержаться, принимая ответственные решения.

Костицкий никак не комментирует то, что участие в неофашистской партии (а Бенюк не рядовой участник, а одна из центральных фигур, он разделяет всю ответственность за деятельность ВО Свобода) дискредитирует человека и организацию к которой он принадлежит.

Ответ Костицкого на вопрос про Бенюка прозвучал в чате, но был вырезан из окончательной расшифровки.

Надо заметить, что аналогичный вопрос задавался и в прошлом году, и ответ был примерно таким же.


2. Вопрос второй – с людьми активно выступающими против НЭК происходят досадные случайности, например, Анатолия Ульянова несколько раз избивали, Елену Соколинскую (журналистку, которую Богдан Бенюк обругал матом со сцены) сбила машина через день после суда по её иску, и она чудом избежала тяжёлых увечий, жене Леся Подеревянского угрожали по телефону, а самый заметный Ваш оппонент, Олесь Ульяненко, вообще умер, два инсульта он перенёс, пока судился с Вами.
По словам самого писателя, ему регулярно по телефону угрожали неонацисты. По какому-то странному совпадению именно неонацисты очень симпатизируют деятельности НЭК. Все вышеописанные эпизоды предполагают участие полукриминальных элементов. Как вы оцениваете их деятельность и поддержку? Чего, на Ваш взгляд, следует ожидать от них в дальнейшем?

Никакого ответа дано не было.
В принципе, я его и не ждал, что тут отвечать.

Не исключаю, что я – на очереди. Надеюсь у Василия Васильевича хватит ума и такта придержать инициативу симпатизирующих ему ультраправых деятелей. Это, в первую очередь, в его собственных интересах, забота о моём здоровье должна стать одной из приоритетных задач НЭК.


3. Вопрос третий – одним из авторов и инициаторов принятия «закона о морали» выступал Леонид Черновецкий, который замешан в большом количестве коррупционных скандалов.
В каких отношениях лично Вы находитесь с Черновецким? Может ли борьба за мораль, на Ваш взгляд, в какой-то мере искупить грех стяжательства?

Тут никаких комментариев и пояснений не нужно.

4. Вопрос четвёртый – как Вы оцениваете тот факт, что западная пресса и международные правозащитные организации однозначно-негативно оценивают Вашу деятельность?
Не считаете ли Вы, что это заговор, имеющий своей целью разложение украинской молодёжи и последующий захват страны? Что мы должны делать, чтобы противостоять этому заговору?

Необходимо небольшое уточнение.
Костицкий любит говорить, что НЭК – не уникальное образование, что в цивилизованных странах есть похожие государственные органы. Это наиболее удачный образчик его демагогии.

В других государствах действительно есть формально-схожие образования, но ни одно из них не имеет сравнимых с НЭК полномочий.

Все «моральные комиссии» во всём мире подчиняются жёсткому общественному контролю, и их функции сводятся к наклейке «13+», «16+» и «18+» на коробки с фильмами.
Все их решения прозрачны и могут быть обжалованы. Для сравнения: с решениями НЭК трудно бороться даже с чисто-формальных позиций, суды часто отказываются принимать иски. Наличие в Уголовном Кодексе Украины дикой 301 статьи за распространение порнографии наделяет НЭК фактически репрессивными полномочиями.

Именно Комиссия вырабатывает критерии для определения порнографии.
Было бы можно смягчить 301 статью, ограничившись детским порно, зоофилией и насилием (как и происходит во всех цивилизованных странах), вместо этого, с критериями, принятыми НЭК, запретной порнографией можно счесть почти любую эротическую сцену. И получить за неё уголовное наказание.

Неодобрение западных правозащитников Костицкий всегда не комментирует или комментирует крайне скупо, намекая на интересы крупного капитала.


Нужно признать, что в аргументации противники НЭК на полшага отстают от его защитников.

Большинство оппонентов Костицкого не заметили, что за последнее время его риторика получила определённое развитие и продолжают наносить удары, которые Василий Васильевич научился отражать ещё год назад.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире