20:10 , 09 мая 2019

Для Нюты и реальное завтра — уже поздно

Я когда читаю Нюта Федермессер (Nyuta Federmesser), меня часто охватывает стыд. За себя.
О чем она пишет?
О том, что в пятницу не удалось обеспечить обезболивание одному человеку из Подмосковья и он мучился до понедельника. В понедельник обезболили, но ведь были суббота и воскресенье, когда он мог бы не страдать, а страдал. И Нюта сама кричит от боли, злости и стыда за то, что не получилось в пятницу.
Или о том, что ребенка забрали в больницу и он умер в реанимации, не дождавшись матери, хотя он паллиативный пациент и мог бы получить помощь и уйти по-человечески. Но опять потеряли день, другой, потом опять эти чертовы выходные…
Нюта живет измерением «здесь и сейчас», «немедленно», «каждому». Потому что болит — сейчас, кричат — сейчас, умирают — сейчас. Потому что некогда ждать светлого завтра, его ждешь — а оно никак не приходит, а люди лежат необезболенные и неухоженные в эту самую минуту, и у них нет никакого будущего

Кирилл Рогов (Kirill Rogov) написал хорошо структурированную статью про коллаборантов, которые ради своего «дела», ради статусов и выгод, поддерживают режимы. И которые если б встали и сказали нет, режимы бы обвалили. Это вроде как про Нюту, которая не встает и не говорит «нет».

И это, имхо, вообще не про нее.

Насколько я знаю и чувствую Нюту (а мы все-таки общались с ней много и продолжаем изредка общаться и сейчас), она живет на другой скорости, в другом масштабе, в другой плоскости, где вещи текут по другому — не так, как в плоскости Кирилла и Алексея Навального (при всем моем к ним уважении). Она просто не понимает задач, описанных Кириллом. Потому что они все — про абстрактное, умозрительное завтра, которое надо ждать и готовить. Это даже не реальное завтра. А для Нюты и реальное завтра — уже поздно. Потому что у нее прямо сейчас, без всякого фигурального смысла, люди должны получить облегчение. Она наполняет это «сейчас», каждую минуту бешеной энергией. И все те формы, которые она для этого избирает, могут лишь внешне напоминать понятные нам политические шаги. В Нютином контексте, в ее системе задач и отпущенных сроков — это совсем другое. Это способ еще больше энергетически насытить каждую минуту, спасти кого-то не только в Первом хосписе Москвы, но и в сто первом заштатном доме престарелых в Приморье. И ей реально стыдно за каждую упущенную минуту, за каждое «сейчас», когда эту энергию обеспечить не удалось.

А мне стыдно, потому что я так не могу. Я могу отложить на завтра и послезавтра, на через неделю или месяц. «Никто ж не умрет, если я не сделаю». У Нюты — умрут.

Я не знаю, что она ответит Навальному и/или Рогову. Но просто чувствую, что они пишут — не про то. Они с Нютой в каких-то разных системах счисления существуют, что ли. Они строят политику или ее обозревают каким-то понятным, предсказуемым способом. А Нюта — повторю, в моих глазах — абсолютно беззаконная комета, отменяющая все понятные способы ради четкой, конкретной, человечной и ежеминутной цели. (Мне не нравится этот дурацкий выспренний финал, но другого не находится, sorry).

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире