Представьте себе, что я вам достаточно жестко и агрессивно говорю: «В конце марта мы с вами идем на Эверест!».
Представили? А теперь отмотайте ваше сознание на несколько секунд назад и скажите честно: какая была ваша самая первая мысль? что у вас мелькнуло в голове в первую секунду?

Руководствуясь своим опытом общения с людьми, утверждаю, что мелькнуло что-то одно из двух, и, по большому счету, люди делятся на два типа.

Либо – первый вариант – вы сразу начали думать, где купить билеты, как надо тренироваться, какое снаряжение достать, какую команду собрать и т.д., чтобы в конечном итоге забраться на Эверест.

Либо – второй вариант – вы подумали: работа, семья, опасность, риск, никогда этого не делал, не та физическая форма и т.д. Другими словами, вы сразу начали искать причины, почему это не получится.

Два типа: люди, которые думают, как решить проблему, и люди, которые сразу начинают искать оправдания тому, почему у них это не получится сделать.

Подавляющее большинство граждан России относится ко второму типу.
Люди имеют продолжительный негативный опыт, возникший при попытке самостоятельного решения различных проблем, и у них укоренилась мысль о том, что от них ничего не зависит, что все куплено, что все решено за них. Люди мирятся с проблемами, и не ищут путей их решения. Потому что есть сотни причин, по которым ничего не выйдет.

С одной стороны, очень грустно, что у нас таких людей большинство, но, с другой стороны, это очень удобно.
Удобно для Путина, удобно для патерналистской государственной идеи в целом, когда есть мудрые правители, которые знают, что лучше, а вы не рыпайтесь, у вас ничего не получится.

Ну а что делать, если хочется жить в России, населенной людьми первого типа, где люди верят в себя, верят в свои способности преобразовывать действительность и занимаются этим, улучшая мир вокруг себя?
Если хочется жить в стране личностей, а не в стране послушного стада? Можно с этим что-то сделать?

С одной стороны понятно, почему у нас в стране преобладает второй тип людей, почему больше людей пассивных, чем предприимчивых.
Очевидно, что это история всей 80-летней отрицательной селекции, от раскулачивания до геронтократии. Модель патерналистского государства хорошенько проехалась по четырем поколениям наших сограждан, и привела к тому, что мы имеем. Но это банальность. А небанальность, которую я хочу сказать, заключается в следующем: разбиение на первый и второй тип не вечно, люди из одного типа в другой переходят. Их можно переводить.

Как можно перевести человека из первого типа во второй?
Надо, чтобы он несколько раз крупно обломался: один раз попробовал – не получилось, второй – снова не вышло, разу к десятому у нормального человека отпадет всякое желание даже пробовать что-либо делать. В конце концов, он поверит во всемогущество власти или в мировую закулису, поверит в то, что лучше за него все решат, а ему следует лишь спокойно плыть по течению. Но произойдет это не с первого раза, а где-нибудь с пятого-десятого.

А как можно перевести человека из второго типа в первый?
Показать ему, что от него что-то зависит, что он может решить какие-то проблемы. Необходимо просто взять этого человека за ручку, провести с собой, преодолевая какие-то трудности, и сказать: смотри, вот так это делается. Это производит сногсшибательное впечатление. Кстати, люди, которые только что перешли из второго типа в первый – самые замечательные, с ними очень приятно работать, у них горят глаза, поскольку у них за плечами свежая, первая победа. Будут и следующие победы, но первая всегда – самая яркая.
Фишка заключается в том, что перевести человека из первого типа во второй – это довольно сложно и долго, а из второго в первый – легко и быстро, достаточно всего лишь одного примера. Дело за малым – создавать такие примеры.

Всю свою общественно-политическую деятельность я сейчас осознаю как историю создания таких примеров.

Мои выборы два года тому назад были таким примером, когда я показал, что можно прийти просто с улицы, провести кампанию, честно ее отработать и в конечном итоге избраться в гордуму.
Еще один пример – прошлогодний митинг за сохранение площади Труда, когда мы показали, что можно через интернет организовать и собрать много тысяч людей. После этого в Екатеринбурге не осталось людей, которые думали бы, что «митинги ничего не решают». Сбор подписей в поддержку выдвижения Дмитрия Горчакова – тоже яркий пример. Все говорили, что это невозможно, а мы просто взяли и сделали.

(Кстати, по этой же самой причине я занимаюсь созданием регионального отделения ПАРНАСа. Очень просто говорить про страшного Суркова, Путина и т.д., которые ни за что на свете не зарегистрируют партию. Однако чтобы получить моральное право так говорить, надо сначала выполнить все предусмотренные законом процедуры. Вот если мы будем знать, что мы сделали все, что было в наших силах, а нам все равно отказали, – это другой разговор, но заранее опускать руки — никак нельзя).

Деятельность по демонстрации людям того, что они могут что-то решать сами, я готов назвать двумя словами – раскачивание лодки.

Серая масса единороссов говорит, что раскачивание лодки – это что-то плохое и страшное: не надо раскачивать лодку, иначе мы черпнем воды и пойдем ко дну.
Может быть из духа противоречия, может быть, по другой причине, но мне очень хочется объявить, что здесь и сейчас, начиная с этого момента, я буду использовать эти слова исключительно в положительном смысле.

Лодку раскачивать надо.
Причем как можно сильнее и скорее. Любыми действиями, здесь все методы хороши, а особенно хорош метод демонстрации людям на конкретных примерах, что от них что-то зависит, и что нет неразрешимых проблем.

Почему же лодку надо раскачивать?
По одной простой причине: чтобы она затонула, не отплыв слишком далеко от берега. Ведь каждый год нахождения у власти путинской команды усугубляет положение. Наши институциональные проблемы – сырьевая зависимость, демографическая ситуация, отсутствие современных производств – все это усугубляется с каждым годом. Мы идем вниз по наклонной достаточно быстро. История нас учит – от Чили и Индонезии, до Туниса и Египта, – что движение по наклонной не может быть бесконечным.

Еще одно наблюдение: когда человек начинает что-то предпринимать и видит вокруг лишь произвол и коррупцию, видит несправедливость, то он перестает быть сочувствующим власти.
Вовсе не обязательно он становится активным оппозиционером, но действия оппозиции у него перестают вызывать отторжение. Количество таких людей со временем не уменьшается; власть, оттолкнувшая человека несправедливостью, перетащить его обратно на свою сторону не сможет. В результате критическая масса зреет, и в итоге – египетский вариант.

При движении вниз по наклонной в коррумпированном, авторитарном государстве, этот вариант рано или поздно реализуется.
Раскачивание лодки – это совокупность действий, направленных на то, чтобы он произошел рано. И это хорошо по очень простой причине: через 10 лет будет украдено гораздо больше, чем через 3 года. Если отсчет нового времени начнется с 2020 года, то построить экономику заново на нормальных принципах будет гораздо сложнее, чем, если начать, например, в 2013 году. Именно поэтому раскачивание лодки всеми возможными способами – это благое дело, и этот термин должен употребляться только в положительном ключе.

Давайте раскачивать лодку!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире