15:04 , 12 ноября 2013

Перекрыть дороги, чтоб отстоять право на жизнь

Поселок Вожега —  642 км от Москвы и 179 км от областного центра Вологды. Все население района меньше 16 тысяч человек.

Каждый день к зданию районной администрации приходят люди —  предприниматели, занимающиеся лесозаготовкой и лесопереработкой.  На дворе сезон заготовки древесины, который так и не может начаться. Люди в кредитах (закуплена техника, за каждым из них стоят сотни работников), а работать нельзя. Все на нервах. Глава местной администрации кивает на область, мол, там не разрешают. Из области время от времени приезжает начальство, но кроме обещаний подвижек никаких нет.

Вот и стоят они на крыльце под дождем у «парадного подъезда». Эти предприниматели  далеки от привычного гламурного образа (дорогие машины, часы, костюмы от кутюр). Эти мужики — соль земли, те, за счет кого здесь еще что-то живо. За каждым из них  небольшие предприятия, работники, семьи…

Первые проблемы у местных лесозаготовителей появились после отмены аукционов. Раньше было так: хочешь работать, идешь на аукцион, покупаешь участок, работаешь. В этом методе был лишь один изъян — восстановление лесов. Казалось бы, что может быть проще? Включи деньги на восстановление в стоимость и вопрос решен. Но у нас никто простых путей не ищет. Аукционы отменили вообще. Чтоб поддержать малые предприятия на плаву в 2009 году в области был принят закон «Об особых случаях…», позволявший выживать предпринимателям за счет муниципального заказа. Этот закон существовал до осени текущего года, но был отменен по протесту областного прокурора, т.к. не соответствовал Лесному кодексу РФ.

Люди с 2009 года работали по созданным правилам, но правила эти в одночасье отменили, не создав новых. Ситуация получилась тупиковая. Сотни предпринимателей в кредитах, с простаивающей техникой, а тысячи людей остаются без работы.

После введения нового ЛК  в привилегированном положении оказались лишь крупные лесозаготовители, способные инвестировать не менее 300 миллионов рублей. Для них и аренда на 50% ниже, и лес выделяется без аукционов. В общем-то, это не удивительно. У крупных есть лоббисты, есть деньги, есть возможности влиять. К тому же, судя по опыту других регионов, многие «инвесторы» являются таковыми лишь на бумаге. Получают лес под якобы инвест-проекты, а потом перепродают его местным, только уже втридорога.

Тут надо сказать, что работы в глубинке не так много. Последние десятилетия экономика района сжималась как шагреневая кожа. От сельского хозяйства осталось лишь одно небольшое предприятие, а 66% от всей экономики района (включая торговлю) — лесозаготовка и лесопереработка.

Ситуация эта характерна не только для Вожегодского района, а для всех районов, где экономика строится на лесозаготовке и лесопереработке. Сегодня для жителей вологодской глубинки лес— это способ хоть как-то выжить и свести концы с концами. Кто помоложе — уезжают. Но такая возможность есть не у всех. На деньги от проданного в глуши дома квартиру не купишь, да и возраст многим не позволяет. У тех, кому около 50 лет и больше, шансов на трудоустройство в городе практически нет. Поэтому, в любой момент ситуация может зайти в тупик: сотни людей останутся без работы, без средств и без будущего.

Положение у людей отчаянное, но дела до них никому нет. В последнюю субботу октября, в поселке покончил с собой предприниматель. Известно, что к сезону он взял крупные кредиты на покупку лесопилки, сушилки, техники.

Это называется безнадега — глухая, злая, беспросветная. Проблему эту можно решить на уровне области, но областное начальство не вылезает из Москвы, где выпрашивает деньги, чтоб залатать огромные дыры в бюджете. Вот такой получается парадокс. Те, кто налоги платят – лишены права работать, а областная власть ездит за деньгами в Москву.

Ожидается, что Госдума примет нужные поправки к Лесному кодексу, что предварительно планируется сделать в 1 квартале 2014 г. Но такое промедление грозит новыми разорениями, социальными потрясениями, а возможно и самоубийствами. Как видим, право честно работать и зарабатывать с правом на жизнь стоят очень близко.

Как еще привлечь внимание и как заставить областных бюрократов работать, никто из них не знает. Говорят, если ничего не решат, выгоним технику и перекроем все дороги. Может быть, этот жест отчаянья и не самый законный, зато эффективный.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире