23:02 , 19 мая 2014

Во-первых, не брал, а, во-вторых, уже на место положил

К вопросу о том, как нельзя писать опровержения. Показательный на сей счёт случай произошёл совсем недавно.

13 мая в сети были опубликованы медицинские документы сектоведа А.Л. Дворкина, добытые неизвестными лицами из психиатрической больницы. Личность Дворкина прессе известна — информация разошлась широко: несколько новостных агентств, газеты «Трибуна» и «МК» и куча более мелких сайтов.

Спустя 3 дня от имени адвоката Дворкина публикуется опровержение, в котором заявляется, что, во-первых, документы фальшивые, а, во-вторых, психическое заболевание уже прошло!

Цитата: «Указанный в фальшивке диагноз «циклотомия» никак не может свидетельствовать о наличии психического заболевания, поскольку носит характер временного психического расстройства, вызванного стрессовыми или конфликтными ситуациями. Особенно часто данное расстройство наблюдается у молодых людей подросткового или юношеского возраста и в подавляющем большинстве случаев проходит бесследно.»

Как такое «опровержение» следует понимать?

Кроме того, в тексте поясняется, что и бланки якобы у медицинских документов не те, что с улицами вроде как путаница, но в то же время предупреждают, что раскрытие медицинских данных карается законом…

Разумеется, ничто не может оправдывать раскрытие медицинской тайны. Но на таком примере неумелой реакции в отношении данного факта нам с вами нужно учиться. Есть по этому поводу одно мудрое высказывание: cтепень виновности прямо пропорциональна интенсивности опровержений.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире