vmoroz

Владимир Морозов

17 октября 2016

F
Третий конгресс российских исследователей религии, прошедший в г. Владимир 7-9 октября 2016 года открыл глаза на совершенно новые для религиоведов проблемы. А именно — разобщенность религиоведческого сообщества и снижение стандартов религиоведческой экспертизы. В качестве примера была приведена судебная экспертиза, выполненная казанским экспертом Ларисой Сергеевной Астаховой по деятельности Саентологической церкви Москвы летом 2015 года.

Тогда эта экспертиза была подвергнута жесткой критике со стороны ведущих религиоведов и обсуждения продолжаются до сих пор. «Составленная этим автором так называемая «экспертиза» — это непрофессиональный и попросту бессвязный текст, по своему уровню находящийся ниже всякой критики», — пишет директор Центра изучения и развития межкультурных отношений Юрий Тихонравов.

Однако нашлись сторонники и у Л.С. Астаховой, что создало эффект некой разобщенности, раскола религиведческого сообщества. Однако проведенное мной исследование показывает, что разобщенность — это лишь видимость, а настоящая проблема совесем в другом.

За религиоведческую науку начали принимать нечто иное, что в лучшие времена решительно отвергалось. Стандарты были постепенно снижены до некой новой, ранее совершенно неприемлемой «нормы». Так, уже с 2014 года в рамках официальной программы на кафедре религиоведения в Казанском (Приволжском) федеральном университете практикуется сектоведение в православно-апологетических традициях сектоборца А.Л.Дворкина.

Программа «Новые религиозные движения», разработанная Л.С. Астаховой в 2014 году для кафедры религиоведения КФУ, построена на материалах сектоведа А.Дворкина, диакона А.Кураева и зарубежного психолога-сектоведа Стивена Хассена! В рамках этого учебного плана внезапно обретают научность методики и положения «сектоведения» со всеми его «тоталитарными сектами» и «деструктивными культами». В учебную программу студентов-религиоведов КФУ теперь входят книга А.Л.Дворкина «Сектоведение: тоталитарные секты. Методы систематического исследования» и даже его фильм «Осторожно: секты!».

Все это приведет к еще большей деградации. Не успеем мы и глазом моргнуть, как эти будущие религиоведы нового образца, впитавшие в себя книги Дворкина, Хассена, да интервью и монографии самой Астаховой, получат и свои степени в одном из диссоветов КФУ под началом самой Ларисы Сергеевны… И через 5-10 от религиоведения не останется и следа.

Эти подросшие и окрепшие выпускники, сами того не ведая, станут сектоведами уже совсем иного сорта — они будут со степенями. И будут они постепенно занимать позиции на кафедрах, в институтах и экспертных советах, не оставляя места тем, кто живет настоящей наукой. Посмотрите на пример Экспертного религиоведческого совета при Минюсте РФ, когда в 2009 году в него, неожиданно для всех, вошел Дворкин и Ко, пусть и при личной протекции министра Коновалова. Каков был главный аргумент выступающих за его исключение из членов совета? Что у Дворкина нет профильного образования. И только к 2015 году удалось добиться хоть каких-то изменений — Дворкина сместили на зама, и пару других членов совета заменили на более близких к науке.

Какой будет главный аргумент против новых дворкиных, порожденных астаховской программой обучения? Почти никакого. К тому времени информационное пространство будет настолько завалено сектоведческим шумом, что голос религиоведов в этом просто утонет. В залах КФУ (университете федерального значения!) будут идти жаркие дебаты о том, является «Гербалайф» сектой или нет, и в ходу будут вот такие шпаргалки, какие сейчас используют слушатели курса «сектоведение» в ПСТГУ (скачано с одного из студенческих сайтов ПСТГУ). Вот такой паноптикум.

Это грядущая катастрофа. И стоит лишь надеяться на общественные проекты типа Диссернета, выявившие плагиат в докторской диссертации Астаховой, да на столпов отечественного религиоведения, которым дорога его репутация.
Лариса Сергеевна Астахова, супруга казанского православного священника Ярослава Бухараева, довольно известна в кругу религиоведов. Она заведует кафедрой религиоведения в Казанском федеральном университете, и одновременно с этим отвечает за религиоведческое направление в АНО «Казанский межрегиональный центр экспертиз». Именно этот центр часто становится объектом критики со стороны мусульман и других религиозных организаций за недобросовестные, по их мнению, экспертизы.

На этот раз под вопрос поставлена компетентность самой Астаховой. В её докторской диссертации «Динамика современных религиозных практик в структурах повседневности», защищенной в 2003 году, нашли 55,6% некорректных заимствований, что стало причиной обращения в Минобрнауки РФ о лишении ученой степени доктора философских наук.

Таблица некорректных заимствований выглядит так:



Заимствования найдены не только в основном тексте диссертации, но и в выносимых на защиту положениях. Помимо этого выявлены дублирование фрагментов текста диссертации, выдача чужих переводов за свои и другое.

Диссертационный совет Д800.009.01 при ЛГУ им. Пушкина уже рассмотрел заявление о лишении, но отказался его удовлетворить. Именно этот совет присудил Астаховой докторскую степень в октябре 2013-го. Однако на решение диссовета заявителем была подана апелляция в Экспертный совет при ВАК, рассмотрение которой должно быть назначено в ближайшее время.
На портале правовой информации размещен проект Минобрнауки, обязывающий сначала обращаться суд, прежде чем подавать заявление о лишении ученой степени на тех, у кого в диссертациях обнаружен плагиат.

Цитирую из проекта: «В случае если заявление о лишении ученых степеней подается в связи с нарушением требований, установленных пунктом 14 настоящего Положения, то к такому заявлению прикладывается копия судебного решения о признании нарушения авторских прав лицом, в отношении которого подано заявление».

Цитирую Пункт 14 в действующей редакции: «14. В диссертации соискатель ученой степени обязан ссылаться на автора и (или) источник заимствования материалов или отдельных результатов. При использовании в диссертации результатов научных работ, выполненных соискателем ученой степени лично и (или) в соавторстве, соискатель ученой степени обязан отметить в диссертации это обстоятельство».

Теперь будет так — если суда не было, то ничего и списано не было. Точнее — если автор оригинального текста не хочет, боится, не имеет денег или времени на обращение в суд, или не знает о плагиате, или вовсе умер, то дутые кандидаты и доктора будут и дальше себе преспокойненько спекулировать степенями.

Например, вот такой врач вас лечит…

плагиат в диссертации врача

...а вы все никак не поправляетесь и вскоре отходите в мир иной. А Ольга Борисовна с умным видом продолжает расхаживать по Тверской областной клинической больнице и получать надбавку за кандидатскую степень.

Вместо того, чтобы содействовать Диссернету по вычищению подобной скверны, Минобр наоборот рубит на корню всю деятельность проекта. Печальное начало карьеры вновь назначенного Министра Васильевой, очень печальное.

Да, понятно, что с приложенным судебным решением ВАКу будет гораздо легче принимать решения, меньше думать придется. Однако такая новация не только добавит лишний бюрократический механизм к и без того громоздкой махине Минобра, но и значительно снизит количество заявлений по реальным плагиатчикам. Просто это шаг не в ту сторону, вот и все.

Проект закона еще на стадии обсуждения и Вы можете проголосовать против его принятия.
Наши юристы завершили анализ «заключения специалиста», которое подготовил не кто иной, как сам глав-сектовед Александр Дворкин (он же председатель Экспертного религиоведческого совета при Минюсте РФ). Желающие могут ознакомиться с результатами здесь.

Дворкин со своим заключением попал на наш радар после этого случая: сообщается о неком заказном деле, в рамках которого сектоведа А.Л. Дворкина привлекли в качестве эксперта якобы для того, чтобы «отжать» завод у одного ярославского бизнесмена.

Удалось ли «отжать» завод или нет нам мало интересно, а вот ангажированные эксперты — наш профиль. И в данном случае, заключение, подготовленное Дворкиным, нельзя назвать не то чтобы объективным… его сложно назвать адекватным. Были нарушены фундаментальные правила проведения экспертных исследований, изложенные в ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности» и в научно-методической литературе.

Вызывает удивление, как такую «работу» вообще приняли в Центре по противодействию экстремизму при УВД по Ярославской области, по заказу которого готовилось заключение. Наши юристы настаивают на том, что заказчика заключения (полковника милиции В.В.Камешкова) ввели в заблуждение, и готовы предоставить ему необходимые разъяснения. Об экспертном уровне Дворкина обязательно будет уведомлен Минюст РФ, при котором тот состоит экспертом.

Об известных Вам случаях подготовки ангажированных экспертиз сообщайте через специальную форму на нашем сайте: falseexperts.info. Будем их изучать и добавлять авторов в «список чести» нашего портала.
В прошедшую пятницу целая орава «сектоведов» планировала принять участие в заседании Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. В эти дни проходила их конференция, на которую приехали православные борцы с ересями из разных стран: Болгарии, Греции, Кипра, Украины, Румынии и других. От нашей с  вами страны, разумеется, принимал участие главный сектоборец Александр Дворкин.

Небезызвестный питерский депутат Виталий Милонов, которому как раз в эту пятницу выпало быть дежурный депутатом, пригласил всю эту православную братию поучаствовать в деятельности ЗакС, выступить с парочкой докладов, помозговать о насущных проблемах борьбы с вредными неправославными идеологиям. На самом деле, всё это было запланировано заранее за несколько месяцев, включено в программу конференции, подготовлены доклады.

Но так как адвокат Дворкина Александра Корелов не смог удержать план конференции в тайне и за неделю до её начала вывалил всю программу у себя на страничке Фэйсбука, информация о планируемом заседании разошлась и была доведена до внимания председателя ЗакС, который, как оказалось, слабо себе представлял, что же именно будет твориться в его учреждении. На этом инициатива Милонова и оборвалась.

Неясно, что именно  повлияло на отмену запланированного заседания: информация о психических болезнях Дворкина (а именно он должен был зачитать свой доклад в ЗакС), его репутация, заработанная лекциями против ислама, или же всё вкупе с  осознанием того, в какой бедлам может превратиться ЗакС, когда в нём одновременно окажутся много подобных дворкиных из разных стран.

В итоге, православным сектоведам пришлось тешиться возможностью собраться в помещении Александро-Невской Лавры и глушить горькую обиду обвинениями сектантов в очередных бессовестных выпадах по срыву их богоугодных планов.

Печально…

Вполне допускаю, что широкий читатель не в курсе подробностей шумихи вокруг основоположника российского сектоведения Александра Дворкина. Несколько месяцев назад доброжелатели выложили в сеть его медицинские карты из психбольницы и психдиспансера. А пару недель назад выложили экспертизу из института Сербского, которую те сделали заочно по этим же картам. Для публичной личности это все равно, что попасть под камаз с прицепом.

Бумаги и экспертиза подлинные. Это подтверждается не только опрошенными врачами, но и тем, насколько Дворкин и его защитники беспомощно отреагировали на сам факт публикации документов. Вместо всех логичных действий, которые следовали в данном случае предпринять, они обвиняют обличителей в «попытке дискредитации центральной фигуры сектоведения». Об этом я уже писал короткий пост.

Этот скандал привлек внимание многих религиозных людей и людей, имеющих отношение к религиоведению. И защита Дворкина решила, что такая публика патологически неспособна отличить публикацию правды о человеке от простой попытки его дискредитации. Честное слово, такое ощущение, что сторонники Дворкина обращаются к детям с расстройством восприятия. В своих защитных репликах они продолжают использовать слова «клевета», «фотошоп» и «разнузданная кампания».

Хотя сегодня даже дети знают, что попытка дискредитации человека — это найти двух деклассированных женщин, с помощью денег или шантажа заставить их на камеру обвинить нужного человека в изнасиловании и выложить запись на ютуб. Обнародование же правды — это выложить в интернет непосредственно САМУ ЗАПИСЬ изнасилования с участием указанного человека. Что называется, почувствуйте разницу.

Неизвестно, кто у Дворкина является советником по связям с общественностью, но их существующая концепция защиты годится лишь для детских утренников и требует взросления как минимум до уровня брошенного вызова. Иначе они так и останутся играться в песочнице, в то время как оппоненты уже начали самостоятельную взрослую жизнь.

К вопросу о том, как нельзя писать опровержения. Показательный на сей счёт случай произошёл совсем недавно.

13 мая в сети были опубликованы медицинские документы сектоведа А.Л. Дворкина, добытые неизвестными лицами из психиатрической больницы. Личность Дворкина прессе известна — информация разошлась широко: несколько новостных агентств, газеты «Трибуна» и «МК» и куча более мелких сайтов.

Спустя 3 дня от имени адвоката Дворкина публикуется опровержение, в котором заявляется, что, во-первых, документы фальшивые, а, во-вторых, психическое заболевание уже прошло!

Цитата: «Указанный в фальшивке диагноз «циклотомия» никак не может свидетельствовать о наличии психического заболевания, поскольку носит характер временного психического расстройства, вызванного стрессовыми или конфликтными ситуациями. Особенно часто данное расстройство наблюдается у молодых людей подросткового или юношеского возраста и в подавляющем большинстве случаев проходит бесследно.»

Как такое «опровержение» следует понимать?

Кроме того, в тексте поясняется, что и бланки якобы у медицинских документов не те, что с улицами вроде как путаница, но в то же время предупреждают, что раскрытие медицинских данных карается законом…

Разумеется, ничто не может оправдывать раскрытие медицинской тайны. Но на таком примере неумелой реакции в отношении данного факта нам с вами нужно учиться. Есть по этому поводу одно мудрое высказывание: cтепень виновности прямо пропорциональна интенсивности опровержений.

Только я закончил материал по одному сектоведу (А.В. Кузьмину, члену экспертного религиоведческого совета при Минюсте РФ), у которого обнаружился плагиат в диссертации, от юристов приходит информация по другому -— теперь уже по председателю этого совета А.Л. Дворкину.

На самом деле, эта история довольно показательная. Она демонстрирует как Минюст неравнозначно применяет законы к разным некоммерческим организациям (НКО).

Фактически, на Министерстве юстиции со всеми его территориальными подразделениями лежит важная миссия -— пресекать и искоренять нарушения законов со стороны НКО, вплоть до ликвидации тех, которые отказываются устранить допущенные нарушения. Проверяя, как Минюст выполняет свои обязанности, случилась интересная история.

Оказалось, политика этого органа, мягко говоря, разнится. По крайней мере, в отношении тех, кто для Минюста не чужой человек. Таким является Александр Дворкин, именуемый «сектоведом», порой с прибавлением гордого прилагательного «главный». Отсутствие научной дисциплины «сектоведение» в России и отсутствие у Дворкина профильного образования, не помешали ему занять место председателя Совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции России и ведать «сектами» с этой вершины.

Часто этот председатель резко критикует неправославные религиозные организации и каждое, даже мелкое формальное нарушение, найденное у таковых, становится объектом обсуждения в прессе.

У Дворкина имеется своя НКО – межрегиональная общественная организация «Центр религиоведческих исследований». И вот, возник вопрос – насколько соблюдает закон России эта НКО под руководством Дворкина. Ответ на него найден на официальном портале Минюста России, где в разделе «Отчеты некоммерческих организаций» есть много чего интересного… Но нет там отчетов Центра религиоведческих исследований за 2010-2013 годы, а также отчетов о расходовании его средств за этот же период, что откровенно нарушает законодательство России для этого вида НКО (см. Федеральный закон «Об общественных объединениях»), причем нарушает, как можно понять, систематически – 4 года подряд.

Для тех, кто не знает, поясним – в соответствии Приказом Минюста России от 07.10.2010 №252 каждая НКО обязана самостоятельно загружать свои отчёты на сайт Минюста к установленному сроку.

Что ж, посмотрим, насколько быстро Минюст наведёт порядок в организации у председателя своего же Совета. Об обнаруженных нарушениях 26.08.2013 г. было подано заявление в Главное управление Министерства юстиции по Москве.

В положенный по закону месячный срок ответа не поступило. Телефонный звонок в управление принес автору запроса разочарование: заявление в Управлении юстиции не зарегистрировано. Тогда 27 августа 2013 г. был подан еще один запрос. Ответ на него поступил хоть и с полумесячным опозданием (12.11.2013 г.), но зато не разочаровал: оказалось, что и телефонное сообщение об отсутствии в базе зарегистрированного запроса было ложным, и непоступление ответа – досадной случайностью (очевидно, промашкой Почты России), так как был приложен ответ Минюста от 27.08.2013 г. И, о чудо, из него следовало, что НКО А. Дворкина получила предупреждение за нарушение закона!

Инициатор захотел узнать, в какой срок должны быть устранены нарушения. Новый запрос был подан по этому поводу 04.12.2013 г.

Еще один месяц прошел, а вместе с ним и год закончился. И вот, долгожданный ответ Управления юстиции по Москве все-таки приходит. Из него мы снова узнаем хорошие новости: сектовед взялся за ум, и его Центр таки опубликовал свою отчетность.

 

 

Наконец-то! Вот теперь можно будет узнать, что он ранее утаивал в своих финансовых отчётах… но не тут-то было. На уже известной странице сайта Минюста вновь не оказалось никаких долженствующих там по закону быть отчетов дворкинского Центра о деятельности и о расходовании средств за 2010-2013 годы. Там по-прежнему  были размещены лишь формы сообщений о продолжении деятельности организации, хотя в соответствии с требованиями закона эти формы упрощенного порядка отчетности вообще не применяются в данном случае.

Еще интереснее, что руководство Управления юстиции по Москве свято верит, что НКО предупреждение исполнило, и соответствующие отчёты на сайт загрузило. Не понимают разницы между разными видами отчетности? С трудом верится. Что же получается? Сектовед при Минюсте и не думал исполнять требования закона по деятельности НКО, хотя получил предупреждение об этом. Тут уже попахивает действительно принципиальной позицией типа «я плевал на законы России и на меня они не распространяются».

И это притом, что особенно в наши дни Минюст обязали не просто жёстко следить за деятельностью НКО, но и обращать особое внимание на те из них, которые управляются иностранными гражданами, а Дворкин, как известно, является гражданином США.

Недоуменный вопрос в адрес Управления юстиции вызвал ответ (вновь с просрочкой на полмесяца), из которого можно понять, что на большее рассчитывать просто не приходится: Управление напомнило, какие сведения могут быть предоставлены «в качестве услуги» по предоставлению информации. По существу вопроса о пресечении затянувшегося нарушения – ни слова. Да уж, ненавязчивый сервис, как принято было характеризовать сферу услуг в советское время. Но что скрывается в финансовых отчётах Центра Дворкина мы так и не узнали… Это при том, что его НКО продолжает получать гранты, но Минюст не позволяет осуществить общественный контроль за их реализацией.

Итог: есть НКО, получающая гранты от государства на свою «душеспасительную» деятельность, и руководитель которой является гражданином США. Эта НКО демонстративно игнорирует требования закона, за которые Минюст скрупулезно «гоняет» прочие НКО. Организация сектоведа получает предупреждение о несоблюдении им закона, но игнорирует его, а управление Минюста по Москве неприкрыто спускает этот вопрос «на тормозах», отвечать не спешит, информации не предоставляет, и, самое главное – не добивается устранения нарушения, делая вид, что оно устранено. Хотя, уж если нарушение имеет настолько длящийся характер, и так подчеркнуто игнорируется предупреждение о необходимости устранить многолетнее  нарушение, то это ведь основание для ликвидации НКО за систематическое нарушение закона. Но стоит ли ожидать применения закона в отношении тех, кто для Минюста попадает в категорию «свои»?

Собираются ли работающие на нашем содержании чиновники добиваться одинакового применения законов ко всем организациям?

Неделю назад я писал про плагиат в кандидатской диссертаци А.В. Кузьмина. Похоже, плагит этот распространился и за пределы диссертации, а именно — на осваивание федерального бюджета.

Как сообщается на сайте Саратовского госуниверситета, науный руководитель Кузьмина Белов Владимир Николаевич был руководителем проекта «Конструктивные и деструктивные формы социализации молодежи России» (2010-2012 гг.) Федерального агентства по инновациям и науке в рамках федеральной программы «Научно-педагогические кадры инновационной России» (2009-2013 гг.).

Как раз в рамках этой программы Кузьмин подготовил и опубликовал статью «Деструктивные формы социализации молодежи в нетрадиционных религиозных организациях и сектах» в Известиях Саратовского университета в 2011 году (государственный контракт №02.740.11.0592). 81% текста этой статьи А. В. Кузьмин взял из своей же диссертации…

Местечковый распил? Полагаю, Федеральное агентство по инновациям и науке ожидало немного более научного подхода…

Анализу на плагиат была подвергнута кандидатская диссертация Кузьмина Александра Валерьевича, который с 2009 года является членом Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Минюсте России.

30 октября 2009 года на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций по философским наукам при Белгородском государственном университете (г. Белгород) Кузьмин защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата философских наук. Тема диссертации: «Феномен деструктивности новых религиозных движений».

О заимствованиях сообщает сетевое сообщество «Диссернет», что отражено в таблице, опубликованной на сайте сообщества. Из таблицы следует, что диссертация А.В. Кузьмина «сшита» в основном из ненаучных источников. Если рассмотреть диссертацию Кузьмина более глубинно, то можно обнаружить не только большее количество плагиата, но и множество других примечательных ошибок.

Эксперты «Центра по проведению судебных экспертиз и исследований» после экспертизы данной диссертации отмечают:

«Процент некорректных заимствований, содержащихся в тексте указанной диссертации, составляет 42%. Выявленные значительные заимствования в объеме 42% и их характер не позволяет считать исследуемую диссертацию оригинальной (самостоятельно написанной, согласно п. 8 «Положения о порядке присуждения ученых степеней»)… Общий процент заимствований в указанной диссертации, в том числе некорректных, составляет 46%».

В действительности, процент некорректных заимствований гораздо выше. При составлении заключения, эксперты не учли «список использованной литературы», который является неотъемлемой частью диссертации. Этот список содержит 306 наименований «источников» литературы, что составляет 17,5% от общего объема диссертации. Но только 7 из 306 наименований литературы цитируются в диссертации. Налицо недопустимое нарушение требований, предъявляемых к научной работе (см. требования ниже). Текст диссертации также содержит большое количество повторных фрагментов.

С учетом вышеизложенного, фактический процент некорректных заимствований (плагиата) составляет 52%, а общий процент заимствований, в том числе некорректных составляет 58%.

Плагиат в таком объёме – это очень серьезно. Например, завкафедрой истории Московского педагогического университета за подобное был уволен. Известны и масса других примеров. Но только этим нарушения Кузьмина не ограничиваются. Имеют место незнание предмета, неуважительное отношение к науке и ученым, недобросовестное отношение к написанию диссертации в целом – всё это при переписывании породило массу несуразиц. Далее коротко о некоторых из них.

В настоящее время Кузьмин Александр Валерьевич в чине диакона преподает в Саратовской православной духовной семинарии. Обратите внимание на дисциплины, которые он преподаёт, как указано на сайте семинарии:

Кузьмин на сайте Саратовской православной духовной семинарии

(источник изображения)

А теперь рассмотрим лишь некоторые фрагменты из его диссертации.

Вот вам «логика» от Кузьмина:

 

Полагаем, что Кузьмин «устрашился», когда узнал, что мормоны «претендуют на истинность именно своей веры». Вы не согласны? Тогда ждите мормона с санкциями!

Вот ещё образец «логики». Кузьмин пишет:

В следующем абзаце продолжает:

Колин Кэмпбэлл был счастливым обладателем Машины времени?


Теперь сравним определения, которые Кузьмин даёт слову «секта», а через 19 страниц тщательной «научной» работы термину «деструктивная секта» (все повторяющиеся фрагменты выделены цветом).

Ай да гений! Назвал «деструктивная», стала деструктивной, не назвал – значит не деструктивная. Ценнейший вклад в науку! Наконец-то наука имеет это важное определение в своём хранилище знаний.

А вот вам «риторика»:

«Большинство сект почти или совсем не имеют профессиональных священнослужителей и подчеркивают равенство своих членов. Лишь по факту рождения, большинство примыкает к сектам в зрелом возрасте, стремясь упрочить свою веру».

Попробуйте примкнуть к какой-нибудь секте лишь по факту рождения в зрелом возрасте. Ну что, получилось? А вот источник заимствования:

«Большинство сект почти или совсем не имеют профессиональных священнослужителей и подчеркивают равенство всех своих членов. Лишь сравнительно малая часть сторонников той или иной секты включается в ее состав по факту рождения, большинство примыкает к сектам в зрелом возрасте, стремясь упрочить свою веру». (Гидденс Э. Социология. М.: Эдиториал УРСС.1999. С. 434)

Ещё немного «риторики»:

Мы обращаемся к вам, Анализ. Осторожно, Вы можете быть подвергнуты риску для самого исследователя!

А вот История русской религиозной философии от Кузьмина:

Не подскажите, Монголия – это Россия или СНГ?

Александр Валерьевич, Вас не огорчит известие о том, что Курт Левин в 1947 году уже был мёртв?

А теперь встаньте и снимите шляпы! Здесь Кузьмин совершает «величайшее открытие» уже в педагогике. Метод наглядности (картинка) и метод контроля усвоения материала (контрольный вопрос) в педагогике, согласно его «открытию», являются одним и тем же:

Кроме плагиата и множества «научных откровений» работа Кузьмина в изобилии содержит повторы текста, придающие ей объём. Да-да, самый наглый копипаст, который встречается через страницу, через предложение или вовсе через запятую:

Полные тёзки!

Ладно, опечатался человек, с кем не бывает. Но как объяснить ЭТО?!

Итак, мы имеем «работу», являющуюся более чем наполовину плагиатом, с массовыми повторами текста, с мыслимыми и немыслимыми несуразицами, не удовлетворяющую требованиям, предъявляемым к научной работе. И за это Кузьмин удостоился ученого звания – кандидат философских наук. Складывается ощущение, что писал он эту работу уже заранее зная, что она будет принята без сколько-нибудь тщательной проверки.

Нам пока сложно ответить на вопрос, чем руководствовался диссертационный совет, оценивая, подпадает ли работа Кузьмина под критерии, которым должна соответствовать диссертация. В действовавшем на момент защиты диссертации Постановлении Правительства РФ от 30 января 2002 г. N 74 (в редакции от 31.03.2009 N 279) «О порядке присуждения ученых степеней» есть конкретные пункты.

Например, пункт 8:

«Диссертация на соискание ученой степени кандидата наук должна быть научно-квалификационной работой, в которой содержится решение задачи, имеющей существенное значение для соответствующей отрасли знаний».

Пункт 9:

«Диссертация должна быть написана единолично, содержать совокупность новых научных результатов и положений, выдвигаемых автором для публичной защиты, иметь внутреннее единство и свидетельствовать о личном вкладе автора в науку».

Пункт 12:

«При написании диссертации соискатель обязан давать ссылки на автора и источник, откуда он заимствует материалы или отдельные результаты».

«В случае использования заимствованного материала без ссылки на автора и источник заимствования диссертация снимается с рассмотрения вне зависимости от стадии ее рассмотрения без права повторной защиты».

В новом Постановлении Правительства РФ от 24 сентября 2013 г. N 842 «О порядке присуждения ученых степеней» суть указанных пунктов сохраняется.

Стоит обратить внимание, что научным руководителем Кузьмина был профессор Саратовского государственного университета Белов Владимир Николаевич, который вместе с Кузьминым входит в Экспертный религиоведческий совет при Минюсте РФ. Удивляемся, как ему удалось не заметить многочисленные нарушения при изучении диссертации своего подопечного.

Искренне сочувствуем семинаристам, которым преподает Кузьмин, и религиозным организациям, в отношении которых этот «эксперт» намерен делать свои заключения для Минюста России.

Обращаем внимание А.Л. Дворкина – президента Российской ассоциации центров изучения религий и сект (РАЦИРС), – в которой Кузьмин состоит с 2006 года, а с 2012 года является ответственным секретарём. Ведь в том числе из книги Дворкина ворует куски текста Кузьмин, не ссылаясь и выдавая за свое.

Сразу после вручения Кузьмину диплома кандидата наук, на своём сайте А.Л. Дворкин написал:

«Защита прошла блестяще, и ученый совет университета проголосовал за присвоение степени единогласно.

Руководство и члены РАЦИРС от всей души радуются за нашего коллегу и соратника Александра Кузьмина и желают ему дальнейших успехов в его академической, преподавательской и общественной деятельности во славу Церкви Христовой и на благо нашего земного отечества – России.

Многая и благая лета!»

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире