Вся жизнь Ани проходит за бетонными заборами детских домов и интернатов. И только когда она едет на работу без сопровождения — чувствует себя свободной

То, что Аня детдомовская, можно понять по речи. Она говорит «проживающие» вместо «соседи», «палата» вместо «комната». Не говорит «мне надо домой», говорит «в интернат опоздаю».

«Интернат не дом», — твердит Аня. Мы идем после ее работы гулять в парк. В этот момент она чувствует себя наравне с прохожими. Что она такая же, как и они, — взрослая. Все бегут с работы, и она — с работы. Только они придут домой, а Аня — в интернат.


Аня пьет чай перед началом работы в мастерской
Фото: Андрей Любимов для ТД

«Обидно очень. Что никогда не жила дома, когда была маленькая. С рождения никогда не жила дома. Я до сих пор на это очень злюсь, обижаюсь, завидно. Когда гуляю, иду по городу, вижу: люди живут нормальной жизнью в квартире. У них свобода, мне тоже так хочется очень — свободу, нормальную жизнь».

Три коробочки

Аню мама оставила в роддоме, о ней и папе Аня ничего не знает и узнать не от кого. Воспоминания о жизни у Ани в голове разложены в три коробочки: первый детдом, второй детдом и интернат. О первом она помнит только, что там у нее не было любимой игрушки или игры. А перед первым классом ее просто посадили в автобус и привезли во второй детский дом, где была школа. «Утром после завтрака воспитательница Наталья Анатольевна отвела меня на автобус, и все».

Школа была на территории детского дома, внутри того же бетонного, в зеленую и белую полоску, забора. Школьное время закончилось экзаменами, без праздника и последнего звонка. У Ани ни разу в жизни не было выпускного с концертом, красивым платьем и прощальными песнями.


Аня работает в мастерской
Фото: Андрей Любимов для ТД

Как тысячи детей с задержкой развития, оказавшихся в сиротской системе, в восемнадцать лет Аня переехала из детского дома в психоневрологический интернат. Как говорит она сама, «поступила».

— Ты всегда знала, что из детского дома поедешь в ПНИ?

— Давно знала, еще с маленьких лет.

— А что ты знала про ПНИ?

— Ну я думала, что я буду нормальной жизнью жить, что будет хорошо в ПНИ. Когда поступила, стало, к сожалению, не очень. Думала о хорошем, а стало не очень хорошо. Там проживающие пожестче [чем в детском доме], есть некоторые злые и обижают меня.

Быть взрослым

Быть взрослым — значит иметь возможность себя защитить, уйти оттуда, где тебе плохо. Но если ты сирота, если у тебя задержка развития и ты живешь в ПНИ, то ты совершенно беззащитен.


Посуда после обработки
Фото: Андрей Любимов для ТД

У Ани плохое зрение, и ей нужны очки. Несколько месяцев соседи по интернату называли Аню «очкастая дура», и она не могла себя защитить, не имела возможности переехать на другой этаж или в другой интернат. Только однажды не выдержала, со всей злости кинула очки на пол, они сломались — и больше Аня очки в интернате не надевала. Вместе с сестрой милосердия купила новые, но носит их на улице, а в интернате щурится. Но слышать издевки хуже, чем видеть размытые предметы.

Еще быть взрослым — значит защищать свое личное пространство и определять, где оно начинается. Аня изо всех сил пытается, но в интернате в одной с ней палате живет еще несколько женщин разного возраста. Одежду проживающие сдают в прачечную, и она стирается вся вместе. Аня придумала: она ходит в душ со своим вкусным гелем и не пользуется общественным мылом. Трусы и лифчики стирает сама руками и развешивает сушиться не на общую сушилку (там порой они пропадают, Аня говорит, что воруют), а на батарею за своей кроватью. Такие мелочи помогают Ане присваивать себе жизнь, чувствовать себя отдельным, самостоятельным человеком.


Аня обрабатывает тарелку, убирая все неровности
Фото: Андрей Любимов для ТД


Аня работает в мастерской
Фото: Андрей Любимов для ТД

Аня отучилась в колледже на специалиста по озеленению. Специальность выбрала не она, так распределили в детдоме. Если бы Аня выбирала, стала бы поваром. Но ей нравились предметы в колледже: дендрология, ботаника, основы зеленого строительства. Два года их группу воспитатель привозила на занятия и отвозила обратно. Поехать на учебу самой было нельзя. Когда пришло время выпускного в колледже, Аня уже жила в ПНИ, и в тот день не нашлось сопровождающего, чтобы привезти Аню на праздник. «Диплом мне привезли в интернат и отдали соцработнику, я даже не разглядела его нормально, мне не дали его подержать».

«Видишь, у меня жизнь какая, никогда не повидала я выпускной».

Но тяжелее всего было, когда пришла пандемия и интернат Ани, как и все интернаты страны, закрыли на вход и выход. Аня к тому времени уже целый год работала пять дней в неделю, а тут ее снова заперли. «Мне нервы трепали некоторые проживающие, обижали, командовали. Было очень обидно, что нельзя выйти из интерната. Гулять там неинтересно на территории — везде забор. Я всю жизнь видела этот забор, с самого рождения».

Что такое нормальная жизнь

В апреле 2019 года жизнь Ани изменилась. У нее появилась настоящая работа с обязанностями и зарплатой. А главное — с необходимостью на работу приезжать, а значит, выходить из интерната.


Аня
Фото: Андрей Любимов для ТД

В России человеку с ограниченными возможностями здоровья очень трудно найти работу. По данным на весну 2018 года, в Москве трудоустроено всего около 30 процентов людей с инвалидностью. Ане повезло: она попала в этот процент и трудится в Творческом объединении «Круг». Это благотворительный фонд, который уже семь лет занимается сопровождением взрослых людей с инвалидностью. Люди с ментальными и психическими нарушениями, которые живут в ПНИ, а также люди с ограниченным слухом и зрением получают здесь настоящую работу. В мастерских они занимаются керамикой, мыловарением, озеленением и производством свечей. Расписанную посуду, мыло и свечи перед праздниками часто покупают бизнес-компании целыми партиями. Аня трудится в мастерских по озеленению и керамике, но еще работает уборщицей: подметает и моет полы, помогает наводить порядок на кухне. Пять дней в неделю она встает в шесть утра и едет на метро с двумя пересадками.

Поехать на работу — это простое действие. Но тем, кто живет в ПНИ, чтобы выйти в город, нужно подписать заявление у трех человек: заведующего, старшей медсестры и директора. Каждый день Аня бросает подписанное заявление под дверь заведующего.


Аня едет к заказчику с образцами керамики, которую производит их творческое объединение
Фото: Андрей Любимов для ТД

— Какое самое счастливое время в твоей жизни? — спрашиваю Аню. Мы сидим на лавочке в Парке Горького и пьем кофе из высоких пластиковых стаканчиков.

— То, которое сейчас: я работаю в городе, сама езжу на метро. Вот это самое хорошее. Гуляю, с тобой общаюсь как нормальный человек. Только плохо, что в интернате пока живу.

В парке много людей, они катаются на велосипедах и самокатах, едят мороженое, напротив нас компания танцует на траве. Аня несколько раз признается, что она им завидует.

— Люди живут нормальной жизнью, у них свобода, не надо никаких заявлений подписывать. Гуляй сколько тебе влезет, хоть ночью, а нам это нельзя.


Первое в жизни Ани посещение обычной парикмахерской
Фото: Андрей Любимов для ТД


Первая в жизни Ани стрижка в обычной парикмахерской
Фото: Андрей Любимов для ТД

Аня любит Москву и ориентируется в метро. Любимые места Москвы делятся на те, куда она ездила сама, и те, куда возили из детдома автобусом. В Музей космонавтики на ВДНХ — автобусом, Аня там потерялась. Парикмахерская — недавно, в двадцать четыре года, первый раз в жизни сама пришла, волосы обрезала коротко. Храм царевича Димитрия у метро «Октябрьская» — раньше сопровождали сестры милосердия, а теперь по воскресеньям Аня ездит сама и стоит службу. В храме Аня молится о том, чтобы уехать из интерната на сопровождаемое проживание. «Чтобы я спала одна в комнате. Чтобы был свой личный телевизор, шкаф, тумбочка, кровать. Магнитофон я бы купила, чтобы музыку слушать».

Благодаря фонду «Творческое объединение «Круг»» несколько человек с ментальными нарушениями уже живут в квартирах сопровождаемого проживания. Возможно, скоро придет и очередь Ани.

А пока она очень дорожит своей работой уборщицы. Самое главное для нее в этой работе даже не зарплата, а возможность почти на целый день уйти из интерната. Первый раз одна Аня поехала на метро в двадцать два года, в апреле 2019-го.


Аня держит в руках пакет с образцами керамики, которую производит их творческое объединение
Фото: Андрей Любимов для ТД

То, что для домашнего человека иногда тяжелая повинность — ехать рано утром в переполненном вагоне метро на рутинную работу, — для человека из ПНИ настоящее счастье. Хрупкие минуты ощущения достоинства, независимости и причастности к миру взрослых людей.

Пожалуйста, поддержите фонд «Творческое объединение «Круг»», который дает работу Ане и другим людям с инвалидностью. Подпишитесь на ежемесячное пожертвование, для вас это может быть совсем небольшая сумма — стоимость чашки кофе, — но для фонда она важна. Деньги пойдут на зарплату кураторов мастерских и работников с ментальными нарушениями, а еще на аренду квартиры сопровождаемого проживания. Благодаря вашему вкладу десятки взрослых людей из ПНИ смогут ехать на работу на метро и быть при этом абсолютно счастливы. Спасибо!

Благотворительный Фонд «Нужна помощь» открыл сбор средств на проект Трудоустройство и сопровождаемое проживание для людей с ОВЗ. Подробная информация доступна на сайте фонда nuznapomosh.ru.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире