В очередной раз, блуждая по необъятным просторам Интернета, наткнулся на «новость» о том, что докторская диссертация Павла Астахова – возможный плагиат. Я не готов оценить ее научную значимость и тем более выносить вердикт на предмет ее аутентичности. Но, сам факт постановки вопроса, вернул меня к мысли о том, что нам необходим реальный эффективный институт омбудсмена. Я уверен, что, если бы уполномоченный по правам ребенка действительно болел своим делом, всем было бы глубоко наплевать на то, какова его диссертация, и существует ли она вообще.Надо создавать социальный институт. Недостаточно одного человека, который будет периодически выносить на суд общественности резонансные дела. Омбудсмен должен заниматься детьми каждый день, принимать участие в каждом случае. Именно поэтому такой уполномоченный должен быть на каждом уровне, начиная от небольшого поселка, заканчивая федеральным округом. У него должен быть свой штат. Возникает закономерный вопрос – а где же все это взять, опять выделять бюджет? Коррупция неизбежна. Но ведь у нас есть прекрасный опыт работы с детьми в советское время – детская комната милиции. Да, сейчас у многих подобное словосочетание вызывает тревогу и недоверие. Но в этом же и заключается решение. На базе этих детских комнат милиции, как организационной, кадровой структуры, можно выстроить институт во главе с выборным омбудсменом. Все не так сложно, как может показаться.Большинство инициатив нашего нынешнего уполномоченного по правам ребенка, к сожалению – мыльные пузыри. Будь то единовременная денежная выплата за счет республиканского бюджета замещающим семьям или уроки здоровья в Республике Алтай. И это не его вина, вернее — не только его. Невозможно одному справится со всеми проблемами, тем более, если для тебя это не основной вид деятельности. 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире