Всё, устал я носить это в себе, и каждый раз  28 января, слышать лживые всхлипывания бывшей губернаторши Матвиенко о блокадниках.

 Родился я в декбре 1943 года в Ленинграде. Мама моя сразу после окончания в 1941 году, медицинского института, получив звание военврач 3 ранга, была направлена хирургом в эвакогоспиталь. Отец в 41 году, ещё и не знавший маму, воевал на знаменитом Ленинградском Пятачке.

В начале 1943 года на Невском пятачке, был тяжело ранен и волей судьбы попал в эвакогоспиталь к моей маме, хирургу. Жизнь есть жизнь и они полюбили друг друга.

Папа 1945 г. пригород Берлина ст.л-т сапёр.       Мама. 1941 год. Военврач 3 ранга. Ленинград.  

Весь госпиталь знал о их любви, а медсёстры и врачи говорили, что ну как тут не влюбиться. Они были созданы друг для друга. Когда умер отец маме было 45 лет.

Замуж она больше не вышла, говоря. что больше таких, как отец нет.

 

Подлечившись, отец снова ушёл на фронт, снова был ранен, но вернулся домой живой, что для сапёров было редкостью, и закончил войну в пригороде  Берлина, в звании старший л-т.

  В конце1943, мама родив меня, снова до дня победы работала хирургом в госпитале, и закончила войну в звании капитан медициской службы.

 Почти до самого дня, когда вернулся отец я болтался у мамы в госпитале, а все врачи и сёстры нянчилсь со мной. После войны мама брала меня с собой на встречи фронтовиков, как сына полка.

 

Никто никогда не кичился тем, что блокадник.

 Не было никаких льгот и званий. Ордена и медали родителей,  валялись в ящичках после того, как отменили выплату за награды в1949 году, лежат они у меня в ящике и сейчас, в обожжённом планшете с которым отец прошёл всю войну.

 

Всё началось  с известного постановления № 5 Ленгорисполкома об учреждении знака «Жителю блокадного Ленинграда», принятого 23 января 1989 года. Именно этот документ предписывает считать блокадниками только тех, что провел в блокаде не менее 120 дней. Если 119 дней-то НЕ блокадник.  Считается, что этот срок взят не с потолка,  а основан на официальном заключении некой специальной медкомиссии.  Ложь и полный бред.  Пенсионерке Евгении Кошмановой удалось документально доказать, что никакой медкомиссии НЕ БЫЛО вовсе!

Выяснилось, что вообще единственная сохранившаяся бумага, которая имеет отношение к постановлению № 5, — это протокол заседания Исполкома Ленсовета, где было принято решение об учреждении знака «Жителю блокадного Ленинграда».

Этот любопытный документ, впервые попавший в распоряжение прессы, вконец разбивает теорию о «специальной медкомиссии». Заседание состоялось 23 января 1988 года — ровно за год до выхода постановления. И пресловутый четырехмесячный срок в протоколе этого заседания уже есть. А вот упоминаний о медэкспертизе, предшествующей установлению этого срока, почему-то нет. Более того, не указано вообще ни одной причины его введения! Почему?

На этот вопрос пенсионерки, вскоре поступил исчерпывающий ответ из Смольного. На одно из ее многочисленных писем о допущенной несправедливости пришел официальный комментарий председателя Бюджетно-финансового комитета Законодательного собрания Петербурга Владимира Барканова. В нём черным по белому написано: «Продолжительность срока проживания в блокадном Ленинграде была установлена произвольно». Следовательно, никакой медкомиссии не было! Четырехмесячный срок попросту взят с потолка. Знали смольнинские чиновники, что это просто подлог?

Знали, и знают.

Когда у питерского ЗакСа не получилось решить проблему «младенцев 1943 года» на местном уровне, депутаты  обратились напрямую в Госдуму — предложили внести поправки в закон и признать блокадниками всех детей, рожденных в Ленинграде в блокадное время. И считать жителя блокадного города по ФАКТУ рождения на момент снятия блокады. Справедливо? Да, и логично при всей сложившейся ситуации.

Губернатор Яковлев завизировал, но вот власть поменялась.

 В 2004 году губернатор Валентина Матвиенко могла согласиться с депутатами и восстановить справедливость, но сделала она всё наоборот. «Из содержания статьи 1 Закона следует, что лица, которые смогут подтвердить проживание в Ленинграде в период блокады хотя бы в течение одного дня, будут иметь право на все предусмотренные законом меры социальной защиты. Меры социальной поддержки лиц, награжденных знаком «Жителю блокадного Ленинграда», являются расходными обязательствами Российской Федерации. Таким образом, принятие Закона Санкт-Петербурга «О вручении знака «Жителю блокадного Ленинграда» повлечет увеличение расходной части федерального бюджета…»

 И это до 2008-го, когда казна пухла от нефтедолларов, а таких младенцев всего около 1500 человек.

Теперь самая гнусная акция Матвиенко. Поделившая блокадников на блокадников первого сорта, просто на блокадников и младенцев 1943 года т.е просто байстрюков.

Якобы ходатайство семи крупнейших питерских организаций блокадников, включая «Жителей блокадного Ленинграда», «Юных участников обороны Ленинграда» и Ленинградский союз «Дети блокады-900».

Давно заметил: чем больше у «фронтовика» навешено медалей, тем больше сомнений в его героических подвигах. Глядя на их бравый вид и присмотревшись к медалям становится видно, что все побрякушки, не что иное, как юбилейные медальки. Бравый цветущий вид говорит сам за себя. Из всех однополчан отца, прошедших с ним войну, не дожил до 55 ЛЕТ ни ОДИН.  Как правило  у тех, кто везде колотит себя в грудь «я блокадник» оказывается совершенно мутная история.

В письме от 29 сентября 2004 года «признанные» блокадники (а точнее, руководители блокадных обществ) выражают свое несогласие с отменой  4-месячного срока при вручении «блокадного» знака.  Почему?

 Вот цитата из этого ходатайства: «В настоящее время льготы, предусмотренные ст. 18 Федерального закона «О ветеранах», предоставляются не в полном объеме. Просим вас не допустить расширение льготной категории жителей блокадного Ленинграда, а направить усилия на полную реализацию Федерального закона и законов Санкт-Петербурга, направленных на социальную поддержку ветеранов и блокадников».

Куда не пиши, чиновники никак не могут понять , видимо судя по себе, что я не прошу АБСОЛЮТНО НИЧЕГО, кроме извинений, за оскорбления моих родителей и наклеивания на меня ярлыка «байстрюк». Закрыть вообще эту тему выяснения и определения сортов блокадников.

Натыкаешься на железнобетонную стену. Евгения Кошманова прошла все муки добиваясь решения этого вопроса. На последнем суде ей с улыбкой, судья изрекла следующее :

 — Вам не хватает дней до 120, а где вы были остальное время? Вот вы  и должны доказать, что эти нехватающие дни находились в городе» .

 — Так я же была в утробе матери— сказала пенсионерка.

 -Вот это вам и нужно теперь доказать.

Всё круг замкнулся, дальнейшего уже выдержать не может никто.

 

Кучка прикормленных председателей   организаций лоснящихся и с иконостасами во всю грудь  даже не задумываются над всей гнусностью своей «барыни»? А она схитрив просто подставила их, мол это не я, это вот «общественность» по принципу разделяй и властвуй.

Мама и отец слава богу не дожили до этого. Кто я?

 По мнению барыни и её «общественников» — Я, выб..док,  тогда кто мама? 

Оскорби  маму любого кавказца, не проживешь и минуту, а мы, что не такие?

 Мне не нужно от власти  вообще ничего. Когда разговаривал с пенсионеркой  (примерно такоя же ситуация), Евгенией Кошмановой, которая борется  за свои права, то она мне сказала, что при беседе в смольном с чиновниками, ей посоветовали записаться на приём к мадам, и она «хороший человек» добавит 500 рублей.  Не пошла она за подачкой.

А я бы пошёл. Пошёл лишь для того, чтобы  бросить в лицо Матвиенко, эти деньги и значки.

Я не могу простить ей оскорбления моих родителей прошедших всю войну.

 Не прощу ей грязных намёков и  сортировку блокадников на сорты.  Таких младенцев 1943 года осталось думаю не больше 500, почти все молча сносят эти оскорбления. Уверен большая половина из них сделала бы тоже самое-бросила бы подачку ей как и я.

Как выяснил английский ученый Дэвид Баркер, те люди, чьи матери голодали в первой трети беременности, во взрослом состоянии чаще становятся гипертониками и умирают от геморрагического инсульта.

 Те, чьи матери голодали во второй трети срока, заболевают сахарным диабетом и умирают от ишемической болезни сердца. У матерей, голодавших в последней трети беременности, дети всю жизнь будут страдать от тромбоэмболических недугов. Матери «детей 43-го» зачастую голодали весь период беременности — я подтверждаю это, подтвердили и врачи дав мне 2 группу инвалидности.

Живу в надежде услышать от Матвиенко,  что она неправа и просто извинилась.

Не нужны мне никакие подачки. 

Кто дал ей право так вот мимоходом оскорблять моих родителей-настоящих фронтовиков, кто дал ей право оскорблять меня.

 

 С её подачи в общество, мне стало неловко называть свой  год рождения , выслушивать и 

стыдится грязных намёков, или долго рассказывать историю моего рждения.

Как я могу относиться к этой  губернаторше, которая ещё и разрушает город,

который отстаивали и защищали мои родители?

 

P.S

   Сколько по стране было  таких младенцев, хлебнувших даже не понимая, что их горя хватило бы и на взрослую жизнь. Сколько детей не доедали, не допивали, для которых была радостью конфетка и тряпочный мячик и в послевоенные годы. Проходило их детство в надежде на светлое будущее, которое наконец «настало» с унижениями, нищенскими подачками на старости лет и откровенного издевательства власти ко всем без исключения больных и пожилых детей ВОВ и послевоенного времени.

Не хныкали они в детстве, не привыкли просить и хныкать потом. Учились, работали отстраивали города и сёла. И теперь им говорят, что зря прожили жизнь, при этом учат и осуждают. Каждый несёт свою торбу и если ты не можешь помочь, не оттягивай лямки, а пройди лучше мимо.

 Все военные и послевоенные дети почти донесли уже свою ношу. Пронесли всю эту тяжесть через всю жизнь и почти никто не растерял из ней такой груз, как честь, достоинство и великодушие. (есть конечно исключения, растеряли.)

 

 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире