Приветствую. Я — кинопродюсер из Петербурга, и у нас в Петербурге нет денег и нет культуры.

В силу исторических, политических, финансовых и самых разных причин в городе, который называется «культурной столицей», живой и актуальной современной культуры нет. Нет, что-то есть, конечно, но — пренебрежимо мало. Зато есть две очень важные крайности — наследие и андеграунд. Есть Эрмитаж, Мариинка, БДТ, Ленфильм — и далее по списку. Там всё «правильно». И есть галерея «Свиное рыло», «Пушкинская 10» — замечательные места, где представлены работы современных художников, музыкантов и всевозможных троллей. Там всё «не как у всех». И то же касается кино.

Ушел из жизни Балабанов, которого вот только что вспоминали в связи с 60-летием со дня рождения — и исчезло целое живое и актуальное направление, если не считать фанатов и подражателей. Но остался андеграунд. Он небогат деньгами и выразительными возможностями (в некоторых случаях, особенно в кино, это связано), но он живой и настоящий.

Чем хорош андеграунд? Абсолютной свободой. Наследие обязывает, многих сковывает и мешает. А в андеграунде нет никаких правил — полная свобода. Можно сделать то, что реально хочется.

3068029 Несколько лет назад приятель позвал меня в гости и познакомил со съемочной группой, начавшей работу над фильмом «Цензор». Было снято несколько сцен, и авторский план был такой: закончить работу и выложить фильм в Сеть. Но материал не был похож на то, что обычно делали энтузиасты, взявшие в руки фотоаппарат. В кадре у режиссёра Константина Шелепова, не имевшего ни профильного образования, ни опыта в большом кино, был оригинальный мир. Тогда еще не было нынешней моды на VOD, и мое предложение было — поставить планку выше: выйти на фестивали и далее в кинопрокат, вывести фильм из подполья в большую игру.

Продолжались съемки, пересъемки, шел поиск дополнительного финансирования, еще финансирования, еще пересъемки. Звучит масштабно — времени ушло много — но, на самом деле, производственный бюджет у «Цензора» был несильно больше 60 тысяч долларов. Специалисты часто не верят, что это возможно. Фильм с полноценными трюками, пиротехникой, перестрелками, погонями, компьютерной графикой. «Хардкор», с которым нас стали сравнивать, стоил раз в 30 больше, и за «Цензором» не стояло ни мэтров, ни суперзвезд. По правилам большого кино никто бы не дал Косте, которого никто не знал, сделать первый фильм сразу жанровым и зрелищным. А в андеграунде это было возможно, потому что никаких правил нет. Другое дело, что такой фильм таким методом можно снять всего раз в жизни. Но и это — хорошо.

Фильм начался с фантастического рассказа, по которому его же автор Иван Тропов затем написал для «Цензора» сценарий. Сюжет, описанный в рассказе, в самом фильме занимает буквально один эпизод. Идей, заключенных в этом эпизоде, хватило на фабулу большого полнометражного фильма. Сегодня государство уже вовсю регулирует информационные технологии. Завтра, когда эти технологии поднимутся на следующий уровень, непременно подвергнется регулировкам и этот уровень. Контролировалось книгопечатание, кино, радио, телевидение, домашнее видео. Утопические представления о том, что интернет — пространство абсолютной свободы и неограниченных возможностей, не реализуются, поскольку в глазах охранителей такое свободное пространство представляет угрозу.

3068031

Виртуальная реальность достигает расцвета, и государство создает «Отдел Ц», который будет контролировать жестокие и эротические компьютерные игры будущего. Задача Цензоров — проверка боем. Это профессиональные тестеры, чья функция — довести игровую ситуацию до порогового значения. Одна проблема: игры настолько неотличимы от реальности, что скоро Цензоры сами перестают понимать, где находятся, и начинают представлять опасность для окружающих.

Нет сомнений, что технологии завтрашнего дня будут ограничиваться. Но кто и по какому праву будет решать, что в виртуальной реальности можно, а что нельзя, и почему? Если некая художественная форма, некая информация опасна для психики, сможет ли эксперт защитить свою собственную психику от ее воздействия? А если что-то запрещено, но очень хочется — работа в контролирующих органах открывает замечательную возможность потреблять запрещенку (вспоминаются истории про сотрудников Госнаркоконтроля, умерших от передозировки). «Кто устережёт самих сторожей?» — вечно актуальный вопрос, записанный две с половиной тысячи лет назад и известный, вероятно, еще раньше.

3068035

Фантастика — она никогда не про завтра. Она всегда про сегодня. В нашей 25-летней Конституции есть четкая формула: «цензура запрещается». Казалось бы, что тут обсуждать? Нет, проводятся какие-то опросы, не ввести ли цензуру. Люди, высказывающиеся «за», уверены, что цензура оградит их лично от информации, которая им неинтересна, неприятна, заодно и якобы воспитает всё остальное общество. Если у нас в фильме — а действие происходит именно в России — целый отдел занят цензурой, какой вывод? В мире фильма Конституция, вероятно, какая-то другая, а может, вообще о ней забыли.

3068037

Как только появляется какое-то одно силовое ведомство со своими интересами, появляется и другое — со своими. Это противостояние — одна из пружин, раскручивающих сюжет «Цензора». Всё это происходит и сегодня, и с переходом людей в виртуальный мир ничего не изменится. Ханженство, лицемерие, страх и жадность, жажда власти, низменные инстинкты — неотъемлемая часть жизни, и неважно, в реальном или в виртуальном пространстве живут люди. Правила в «Цензоре» местами почти дословно повторяют Кодекс Хейса, который много лет устанавливал правила голливудского кино и привел его к кризису — мы заметили это случайно уже на монтаже. Цензура не решает никаких проблем, лишь дает возможности для злоупотребления.

Попасть на фестивали оказалось реально. Возможно, закончи мы картину на год позже, когда уже менялся закон о прокатных удостоверениях, жизнь фильма бы несколько усложнилась. На нескольких фестивалях кино показать удалось. Её даже купили за границу. А вот с полноценным прокатом дома — не получилось: у индустрии свое понимание того, что нужно зрителю, у авторов — своё. Здесь жанр сыграл с картиной злую шутку. Картина в традиционно развлекательном формате, к тому же, это дебют человека без бэкграунда — инстинктивно каждому хочется дать полезный совет и сделать фильм проще и развлекательнее. Кому-то крови мало, кому-то слишком много.

Обсуждая продажу фильма в Штаты, мы, к примеру, получили настоятельное требование убрать сцену, где антагонист убивает собаку: мол, американская публика этого не примет (спустя полтора года было забавно увидеть нечто подобное в многомиллионной «Алите»). Так что «Цензор» закончен в том виде, в котором устроил режиссёра (он сам сократил и немного дополнил его, собрав фидбек после фестивальных показов). Но широкая дорога в кинотеатры оказалась, в общем, закрыта. Экранов мало, фильмов много, пространства для риска и авторского замысла, не сертифицированного какими-то призами и не имеющего широкой рекламной кампании, нет.

Поэтому с 22 марта фильм будет эксклюзивно доступен для подписчиков IVI. Но делался он, при всей свой малобюджетности и независимости, для большого экрана, поэтому показать его в кино мы все же стремимся. До интернет-релиза мы вместе с КАРО.Арт устраиваем по одному сеансу в двух столицах.

Москва: 19 марта, Каро 11 Октябрь, 20:00

СПб: 20 марта, Каро 9 Варшавский Экспресс, 19:00



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире